Дорогой Владимир Семенович! Позвольте от всей души поздравить замечательный журнал "Литературный  европеец" и Вас лично - тонкого, вдумчивого редактора и превосходного русского писателя, с юбилеем издания.

 

      Русский журнал с таким названием непременно должен соответствовать самым высоким образцам. В Западной Европе, как я понимаю, выпускать его достаточно трудно. Особенно если учесть тот факт, что издание вовсе не делает упор на творчество «раскрученных»  литераторов из России, кропотливо, настойчиво и последовательно вводя в литературный процесс новые имена представителей русской литературы, оказавшихся вне метрополии по двум причинам:

 

      - одни вынуждены были покинуть родину, от других родина «уехала» сама, оставив их наедине с  процессами «суверенизации» бывших советских республик... Тем не менее, журнал живет, набирает авторитет.

 

      Публикации на его страницах являются своего рода «знаком качества», пропуском в большую Литературу.

 

      Искренне рад, что сам являюсь постоянным автором «Литературного европейца» и «Мостов», что именно в издательстве «Литературный европеец» летом прошлого года вышла книга моего избранного «Золото на черни», куда вошло все лучшее из созданного мной за сорок лет творческой деятельности.

 

     Еще раз поздравляю Вас, дорогой Владимир Семенович, и всех постоянных авторов журнала с этой замечательной датой! Новых свершений!

 

 

Анатолий Аврутин,  главный редактор журнала

 «Новая Немига литературная», Минск, Беларусь

 

Журнал «Литературный Европеец» – смелое, позитивное явление для русскоговорящих любителей литературы на Западе. Это, как бы – отдушина... Не единственная, конечно, но далеко не последняя, питающая мятежные души людей, по разным причинам покинувших Россию.

 

Я читаю журнал с 2005. Многое нравится... Попытка редакции сохранять и постоянно совершенствовать литературное качество ощутима.

 

Подняться до общечеловеческого уровня решения проблем или искать несущественные подробности из истории какой-то отдельной нации?.. Первое – предпочтительней для художественного кругозора читателя. А второе?.. Его слишком много на страницах журнала... Была бы польза...

 

Я не исключаю влияния на моё мироощущение символа «Кривое зеркало». Это – закономерно, и прошу читателя учесть это.

 

 

Александр Баженов

 

Дорогой Володя! Не перестаю удивляться Вашей энергичности и гигантской работе над двумя Журналами!

 

 

Ваш Василий Бетаки

 

 

 

     Поздравляем наших коллег и друзей с юбилеем! Желаем «Литературному европейцу» новых успехов, большого тиража и творческого долголетия от имени всех литературных американцев.

 

 

Коллектив «Панорамы», Лос-Анжелес

 

 

 

Думаю об этом журнале одно только хорошее. И восхищаюсь Вашими организаторскими способностями. Ведь мы, писаки, - народ инертный, к тому же с гонором и с придурью. Общаться с нами очень трудно, особен-но с бабами, надо быть верующим христианином.

 

И, конечно, восхищаюсь Вашим личным писательским даром. От романа о Власове до рассказа о русском одиноком и бережливом старике в Германии, посещающим германскую выставку через дыру в заборе. 

 

Желаю Вам долготерпения и дальнейших творческих успехов!

 

Ваш Константин Преображенский, США

 

 

С годовщиной Вашего детища!

 

     Здоровья и хорошего вдохновения с  фантазией, Вам и всем авторам «Литературного европейца»!

Сергей Модин,  редактор журнала «Импульс» , Киль

 

 

Дорогая редакция!

От души поздравляю журнал с пятнадцатилетием! Журнал очень хороший, и это действительно единственный в Европе эмигрантский литературный журнал. К тому же, у него хорошие корни. Печататься в нем просто и радостно, читать интересно.

 

Ваш Владимир Марамзин, Париж

 

 

Володя, я думаю, что это удивительный результат - что столько лет выходит журнал, и если бы не толстенная пачка вышедших номеров, то 15 лет назад Вы показались бы неуемным фантазером.

 

Леонид Межибовский

 

Владимир Батшев

 

 

 

И грустить не надо

 

 

 

От того времени две фотографии – на одной мы после регистрации Устава Союза русских писателей в Германии (сидят – Владимир Батшев и Иосиф Логвинский, стоят Галина Чистякова и Владимир Брюханов, фотографирует Клара Киевман), а на другой мы с Брюхановым и первый номер журнала.

 

Пятнадцать лет назад! Столько лет моей внучке. А тогда еще не было ни внучки, ни «Литературного европейца».

 

У меня был огромный коричневый чемодан. Мы с Владимиром Брюхановым поехали в Нюрнберг – там жил наш верстальщик, и печатался первый номер журнала. Чемодан, набитый журналом, оказался таким тяжелым, что  когда мы его повезли по старинным улицам легендарного города, то сначала от него отлетели колеса, потом ручка. Не помню, как мы с коллегой дотащили его до вокзала.

 

За пятнадцать лет в нашем городе построили десяток новых небоскребов.

 

За пятнадцать лет через журнал прошли 400 авторов. Прошли… А сколько остались? Но на то и жизнь, чтобы кто-то прошел мимо, кто-то задержался с надеждой на мгновенную славу. Не дождавшись – тоже исчез, лишь единицы, ну, десятки, остаются с вами, становятся соратниками и коллегами.

 

Чего скрывать – многие хватаются на камень, который не поднять. А подняв – не удержать. Я говорил, что уважаю тех ,кто занимается литературой серьезно. Я не говорю о профессионалах – их мало среди членов нашего Союза писателей, хотя они и составляют его костяк. Но они  приехали в эмиграцию профессиональными писателями, и ничем, кроме этого заниматься не могут (и едва ли будут – потому что

 

профессия уйдет).

 

Но их одна десятая часть.

 

А остальные? Вот остальные – те, кто по-существу и начал свой путь в литературе в эмиграции  – и волнуют меня, как редактора.

 

Мало написать пару удачных рассказов и десяток понравившихся стихотворений. Мало! Надо писать каждый день, пусть по строчке, по несколько предложений, но каждый день. Подобно тому, как пианист каждый день играет гаммы. Как спортсмен каждый день тренируется. Рука должна быть набита. Мускулы должны твердеть. Жанр не имеет значения. Важнее – требовательность к себе и своему творчеству.

 

Писать – трудно. Но иначе нельзя. Лучше бросить, чем заниматься литературой в треть, в четверть, в половину силы.

 

Вы уже вышли на европейский литературный простор, вас знают в Европе, а не только– в вашем личном литературном пространстве.

 

Показатель успеха – 182 вышедших номера.

 

Показатель успеха – участие во Франкфуртской международной книжной ярмарке.

 

Показатель успеха – звериная ненависть к журналу со стороны российских литературных нуворишей. Да черт с ними, пусть лают «знаменосцы», московские комсомольцы с их с местными подголосками

 

А мы будем праздновать наш юбилей, и все юбилеи, которые за ним последуют.

 

15 лет ЛЕв

 

 В юбилейную дату ЛЕ я  бы хотел отметить, роль журнала в моей жизни. Я рад уже тем, что моё имя имеется на странице самого первого номера. И не забыто в юбилейном  номере ЛЕв  № 100. Если бы не ЛЕв, то я, как и многие другие, оказавшись в Германии, не смог бы состояться, как русскоязычный автор,. Для меня это особенно важно. В трудные моменты моей личной жизни, появление моих сборников стихов, изданных ЛЕв, были и остаются радостным явлением в моей беспросветной жизни в Германии. Занятие литературой отвлекало и отвлекает меня от горестных событий и участие в этом ЛЕв, давало надежду на свет в конце тоннеля. А если коротко и конкретнее, если бы не Владимир Семёнович Батшев, и «Литературный Европеец», то не было бы и Николая Андреевича Дубовицкого. Я об этом уже говорил много раз и с чувством благодарности подтверждаю это в юбилейный год журнала, который существует и выстоял 15 лет, несмотря на известные трудности и проблемы. И желаю доброго пути журналу ещё на 15 лет вперёд и далее к 30-летней дате!

 

Николай Дубовицкий

 

Каждый месяц хорош по-своему, но апрель - всем месяцам апрель. Тут и богоспасаемый зачин - 1 апреля, и последняя декада с 20-м и 22-м апреля и... плавный переход к еще одному «тезоименитству» -  5 мая, одним словом, «все флаги в гости будут к нам».

 

     Пожалуй, трудно найти месяц более подходящий, нежели этот - для Рождества. Итак, издание явилось полтора десятка лет назад, и нынче достигло того самого сложного подросткового возраста, когда должны определиться дальнейшие пути следования  сверкающего энергией локомотива. Однако нельзя забывать, что рубеж миллениумов - эпоха акселератов, а журнал наш - великолепный образец одного из результатов этого рубежа. Мы в 15 лет вполне зрелые и состоявшиеся индивидуумы. И верно: в каждом номере нечто оригинальное, а порой и вовсе неожиданное, сложился крепкий авторский коллектив - устойчивый, постоянный, где каждый со своей собственной не только тематикой, но и стилистикой, только ему самому присущей пластикой и палитрой красок и тонов. Полиграфия и конструктивное решение (по-нонешнему - дизайна) традиционны, и, вместе с тем, всегда новы - каждый номер открывается одним и тем же творческим ключом, но с разным набором его поворотов, что и придает всему изданию четко очерченную индивидуальность, и, если угодно, уникальность. Если сфокусировать все эти определения, то и явится городу и миру «ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЕВРОПЕЕЦ».

 

Яков Бердичевский 

Дополнительная информация