Пятнадцатилетие «Литературного европейца» -- это праздник не только европейский, но всего русского зарубежья. А если смотреть в корень, то праздник всей русской литературы, хотя в России его вряд ли будут отмечать.

 

Я бегло поискал в интернете отзывы на ЛЕ российской печати и поразился, во-первых, их малочисленности, а во-вторых, строгой выдержанности в боевом, но давно уже не веселящем духе «нашего ответа Чемберлену». Единственное обнаруженное мною исключение – умная, содержательная рецензия Виктора Кузнецова в «Международной еврейской газете» -- издании, далеко не характерном для российской прессы.

 

В чем только не обвиняют журнал! В том, что «стилистика повестей и стихов остается точно такой же, как и в советской литературе», в «игнорировании общемировой литературы», в «ностальгии по деревенской российской глубинке», в «детской печали по российскому полустанку». А больше всего – в русофобии, русофобии, русофобии. Хорошо, что «антисоветская агитация и пропаганда» вышла из моды.  

 

Ну, что же, кто-то гавкает, а караван идет. За пятнадцать лет издано больше 180 номеров журнала, напечатаны произведения около 400 авторов. Журнал дает и давал трибуну известным писателям, таким как Владимир Порудоминский, Кира Сапгир, покойный Юрий Дружников и многие другие, а также открыл десятки новых имен, из которых назову только два: яркого прозаика Игоря Гергенрёдера и блестящего публициста Семена Ицковича.

 

Отдел критики журнала отслеживает все наиболее значительное, что выходит в русском зарубежье, а «Литературный календарь» возвращает нам незаслуженно забытые писательские имена или воскрешает малоизвестные страницы и эпизоды из жизни и творчества прославленных литераторов. «Литературный календарь», который из номера в номер с поразительной неутомимостью ведет Владимир Батшев, -- явление уникальное. Насколько я знаю, ничего похожего в литературной журналистике нет и никогда не было. 

 

«Литературный Европеец» -- издание со своим неповторимым лицом. За пятнадцать лет это лицо стало близким подлинным ценителям русской словесности на всех континентах.

 

В заключение не могу не высказать искреннего восхищения в адрес Владимира Батшева. Его изумительная работоспособность, позволяющая издавать два отличных – хотя совершенно непохожих – литературных журнала, и, без отрыва от производства, писать романы, объемные биографии и другие произведения, может соперничать только с его же горячей любовью и преданностью русской словесности.  

 

Крепкого здоровья Вам, Володя, и такого же боевого духа на долгие годы! 

 

 

Семен Резник

 

Вашингтон

 

Дополнительная информация