Владимир Батшев

 

 

 

И грустить не надо

 

 

 

От того времени две фотографии – на одной мы после регистрации Устава Союза русских писателей в Германии (сидят – Владимир Батшев и Иосиф Логвинский, стоят Галина Чистякова и Владимир Брюханов, фотографирует Клара Киевман), а на другой мы с Брюхановым и первый номер журнала.

 

Пятнадцать лет назад! Столько лет моей внучке. А тогда еще не было ни внучки, ни «Литературного европейца».

 

У меня был огромный коричневый чемодан. Мы с Владимиром Брюхановым поехали в Нюрнберг – там жил наш верстальщик, и печатался первый номер журнала. Чемодан, набитый журналом, оказался таким тяжелым, что  когда мы его повезли по старинным улицам легендарного города, то сначала от него отлетели колеса, потом ручка. Не помню, как мы с коллегой дотащили его до вокзала.

 

За пятнадцать лет в нашем городе построили десяток новых небоскребов.

 

За пятнадцать лет через журнал прошли 400 авторов. Прошли… А сколько остались? Но на то и жизнь, чтобы кто-то прошел мимо, кто-то задержался с надеждой на мгновенную славу. Не дождавшись – тоже исчез, лишь единицы, ну, десятки, остаются с вами, становятся соратниками и коллегами.

 

Чего скрывать – многие хватаются на камень, который не поднять. А подняв – не удержать. Я говорил, что уважаю тех ,кто занимается литературой серьезно. Я не говорю о профессионалах – их мало среди членов нашего Союза писателей, хотя они и составляют его костяк. Но они  приехали в эмиграцию профессиональными писателями, и ничем, кроме этого заниматься не могут (и едва ли будут – потому что

 

профессия уйдет).

 

Но их одна десятая часть.

 

А остальные? Вот остальные – те, кто по-существу и начал свой путь в литературе в эмиграции  – и волнуют меня, как редактора.

 

Мало написать пару удачных рассказов и десяток понравившихся стихотворений. Мало! Надо писать каждый день, пусть по строчке, по несколько предложений, но каждый день. Подобно тому, как пианист каждый день играет гаммы. Как спортсмен каждый день тренируется. Рука должна быть набита. Мускулы должны твердеть. Жанр не имеет значения. Важнее – требовательность к себе и своему творчеству.

 

Писать – трудно. Но иначе нельзя. Лучше бросить, чем заниматься литературой в треть, в четверть, в половину силы.

 

Вы уже вышли на европейский литературный простор, вас знают в Европе, а не только– в вашем личном литературном пространстве.

 

Показатель успеха – 182 вышедших номера.

 

Показатель успеха – участие во Франкфуртской международной книжной ярмарке.

 

Показатель успеха – звериная ненависть к журналу со стороны российских литературных нуворишей. Да черт с ними, пусть лают «знаменосцы», московские комсомольцы с их с местными подголосками

 

А мы будем праздновать наш юбилей, и все юбилеи, которые за ним последуют.