Дорогой Володя! Не перестаю удивляться Вашей энергичности и гигантской работе над двумя Журналами!

 

 

Ваш Василий Бетаки

 

 

 

     Поздравляем наших коллег и друзей с юбилеем! Желаем «Литературному европейцу» новых успехов, большого тиража и творческого долголетия от имени всех литературных американцев.

 

 

Коллектив «Панорамы», Лос-Анжелес

 

 

 

Думаю об этом журнале одно только хорошее. И восхищаюсь Вашими организаторскими способностями. Ведь мы, писаки, - народ инертный, к тому же с гонором и с придурью. Общаться с нами очень трудно, особен-но с бабами, надо быть верующим христианином.

 

И, конечно, восхищаюсь Вашим личным писательским даром. От романа о Власове до рассказа о русском одиноком и бережливом старике в Германии, посещающим германскую выставку через дыру в заборе. 

 

Желаю Вам долготерпения и дальнейших творческих успехов!

 

Ваш Константин Преображенский, США

 

 

С годовщиной Вашего детища!

 

     Здоровья и хорошего вдохновения с  фантазией, Вам и всем авторам «Литературного европейца»!

Сергей Модин,  редактор журнала «Импульс» , Киль

 

 

Дорогая редакция!

От души поздравляю журнал с пятнадцатилетием! Журнал очень хороший, и это действительно единственный в Европе эмигрантский литературный журнал. К тому же, у него хорошие корни. Печататься в нем просто и радостно, читать интересно.

 

Ваш Владимир Марамзин, Париж

 

 

Володя, я думаю, что это удивительный результат - что столько лет выходит журнал, и если бы не толстенная пачка вышедших номеров, то 15 лет назад Вы показались бы неуемным фантазером.

 

Леонид Межибовский

 

15 лет ЛЕв

 

 В юбилейную дату ЛЕ я  бы хотел отметить, роль журнала в моей жизни. Я рад уже тем, что моё имя имеется на странице самого первого номера. И не забыто в юбилейном  номере ЛЕв  № 100. Если бы не ЛЕв, то я, как и многие другие, оказавшись в Германии, не смог бы состояться, как русскоязычный автор,. Для меня это особенно важно. В трудные моменты моей личной жизни, появление моих сборников стихов, изданных ЛЕв, были и остаются радостным явлением в моей беспросветной жизни в Германии. Занятие литературой отвлекало и отвлекает меня от горестных событий и участие в этом ЛЕв, давало надежду на свет в конце тоннеля. А если коротко и конкретнее, если бы не Владимир Семёнович Батшев, и «Литературный Европеец», то не было бы и Николая Андреевича Дубовицкого. Я об этом уже говорил много раз и с чувством благодарности подтверждаю это в юбилейный год журнала, который существует и выстоял 15 лет, несмотря на известные трудности и проблемы. И желаю доброго пути журналу ещё на 15 лет вперёд и далее к 30-летней дате!

 

Николай Дубовицкий

 

По случаю тезоименитства ЛЕв

 

 Не только топография определяет место журнала, но и его содержимое.

 

В связи ли с разбросанностью авторов по канве Европы, Америки, а до них – по необъятным пространствам России, или с присущим русскому слову охватом целого мира по опыту своих великих предшественников, но неполных 50 страниц «Литературного Европейца» вмещают в себя «и времена, и нравы» многих поколений европейцев и россиян.

 

Не менее читателя автор нуждается в выходе из своего «космоса» после того, как поставлена точка в его сочинении. Он опустошен, озираясь, ищет какие-то контакты с миром реальным, и самым надежным в нем остается братство подобных ему «горемык». Он сразу различает того, кто мог бы пройтись с ним по старой мощеной улочке непринужденно молча.

 

Вряд ли ошибусь, если скажу, что авторы ЛЕв и есть то самое братство, которое дает им присутствие ближнего, иногда через несколько страниц от их собственного «дитяти», иногда через несколько номеров журнала.

 

От навязанной временем реальности за окном хорошо успокоиться сознанием присутствия еще нескольких попутчиков твоего ремесла; тем более симпатично, что за 15 лет пути они вовсе не состарились: те же милые, сосредоточенные на чем-то своем, лица. Но каждый месяц братство пополняется: увидев новое лицо, заглядываешь через строфы или прозу – можно ли с ними породниться?

 

Есть еще возможность найти интересное чтиво для досуга, пробегая по строкам дайджеста новых книг, вышедших за то время, пока ты не разгибал плеч над блокнотом.

 

Рассредоточить энергию, отданную сочинительству, легче, обратясь к чтению, чем к жизни, особенно встречая знакомые имена, взвешивая прочитанное с тем, что оставлено на твоем письменном столе или уже предано полке и отличается от соседнего переплета цветом или объемом.

 

Пишущий все равно обитает в нескольких пространствах, поэтому с разгону попасть в «обжитое место» радостно, особенно в те неуютные моменты, когда муза куда-то запропастилась и теперь жди ее!

 

Как увлекает «Литературный календарь»: вот, поди ж ты – в том же месяце с тобой родился (преставился) поэт, философ, критик, публицист, драматург – великий и заштатный, близкий тебе по духу или дальше дальнего. Непредсказуемость составления этого календаря, особенно небольшие повествования о каждом имениннике или усопшем, максимальное сосредоточение на главном, не отвлекаясь на частности – недюжинная работа. «Многие лета» бескомпромиссному ее делателю и попечителю братства Владимиру Батшеву!

 

Вместе с журналом пройден некий отрезок пути, ЛЕв как посох, на который необходимо опереться, чтобы идти дальше.

 

 

Лидия Гощчинская, Вена

 

Я с «Литературным европейцем» – почти 14 лет (с лета 1999-го), а с «Мостами» – с первого тома в 2004-м. Все мои новые стихи и рецензии неизменно и немедленно идут в «ЛЕв». Для меня, живущего в американской «глубинке», журнал стал европейским домом, окном для общения с миром. Редкие наезды в Европу ценим мы тем более, что удается «живьем» пересечься с Вл. Батшевым в Германии, а то и в Париже. Эти контакты породили много новых друзей.

 

 Мое кредо – лояльность журналу и его дон-кихотскому вызову сохранения независимой русской литературы в обстоятельствах, никак этому не способствующих. Сам факт невероятно продолженного существования «ЛЕв» и «Мостов» считаю гражданским подвигом Батшева, а по количеству номеров «ЛЕв» уже перегнал  «Время и мы» (тот выходил 6 раз в год, но закрылся на 152-м номере). Я готов быть с журналом постоянно и поддерживать его своими публикациями.

 

Не все материалы  равноценны, и не все кажутся обязательными. Но журнал хорош настолько, насколько достойны его авторы. Поэтов явно не хватает («впрочем, может это и не нужно?»). Не будучи прозаиком, не берусь судить большую прозу, но многих авторов привычно ожидаю с нетерпением. Рад был увидеть в последнее время новые имена моих знакомых из Америки – Григория Яблонского, Андрея Заленского. Всегда интересны обзоры Семена Ицковича. Хотелось бы и далее расширять круг авторов-единомышленников.

    Лучшими материалами журнала за многие годы, считаю литературно-исторические календари самого Батшева — хотелось бы их видеть и далее, тем более, что они основаны на старых мемуарах, не всем доступных. Фотографии на обложках почти всегда замечательны. Юмор последних страниц часто до меня не доходит.  

 

Виктор Фет

Хантингтон,  Западная Виргиния, США

 

Поздравляю редакцию, авторов и читателей «Литературного европейца» со славным юбилеем!

 

Никаких советов и пожеланий к главному редактору у меня нет: журнал существует и это прекрасно! И не беда, что тираж у журнала небольшой и что на российских сайтах нас нет.

 

Лет через пятьдесят у «Литературного европейца» начнется вторая жизнь. Франкфурт станет тогда столицей Европейского Халифата, а центр европейской культуры переместится в Иркутск, поскольку Сибирь, будучи субъектом Китайской Федерации, превратится в заповедник европейской цивилизации.

 

Уверен, что китайцы будут относиться к европейской культуре бережно. Аккуратно переплетенные репринты «ЛЕ» можно будет найти во всех библиотеках Поднебесной Империи – от Тайбея до Сыктывкара. Именами авторов нашего журнала будут называть улицы, площади и сельскохозяйственные коммуны. В честь некоторых из нас будут воздвигнуты памятники на центральных площадях  китайских городов.

 

Этот процесс в некотором смысле уже пошел: главную площадь столицы Еврейской Автономной Области – города Биробиджана – украшает памятник Шолом Алейхему, воздвигнутый на деньги ближайшего китайского приграничного города.

 

 

Леонид Ицелев, Вена

 

Пятнадцать лет, сорок лет – всё можно описать, как происходившее в один день. Таково ощущение – только вчера всё началось. Таково восприятие – выхватывать из охапки времени один день, сжимать время, описывая его же соками: рождение и развитие.

 

Нет, о смерти мы говорить не будем потому, что она уже присутствует в каждом рожденном. Рождённом от женщины, биологической особи.

 

Духовное создание тлену не подвластно. Но, может быть, иногда забвению. Для этих рассуждений время не созрело.

 

И так, «Литературному европейцу»  - пятнадцать!

 

Отец подростка обязан бодриться. Ему необходимы силы и терпение не только направлять подростка, но и самому быть примером. Примером мужества и дальновидности, творческого разнообразия и художественного вкуса.

 

Стихи и рисунки, литературный календарь и политические эссе, пьесы, рассказы, юмор, книжное обозрение, дискуссии...

 

Пятнадцать лет, каждый месяц, в жару и холод, утоляя духовный голод, авторы из разных стран говорят на русском языке. С надеждой, что это кому-то интересно.

 

В развитии подросток опередил своё время. Акселерат удивляет свободным владением всех жанров. 

 

Он с благодарностью помнит всех, кто непосредственно участвовал в его развитии. 

 

Владимиру Батшеву, редактору «Литературного европейца», удалось не только создать, но и пятнадцать лет издавать журнал на русском языке в центре Европы. Независимый, но узнаваемый, со своим лицом, журнал – это совсем нелегко!

 

Здоровья и благополучия, друзья!

 

Берта  Фраш 

Дополнительная информация