Ирина Бирна

 

Письмо Виталику

 

Дорогой мой Виталик!

 

Надеюсь, ты дома, и дела твои идут на поправку.

Письмо это я начала писать сразу после того, как настигло меня страшное известие: ты лежишь в больнице с переломами ног. Диагноз сегодня в Одессе сродни летальному. В силу разных причин – как личного, так и внешнего характера, я не смогла написать письмо оперативно бы-стро и отправить тебе. Ситуация же на Родине развивается так, что я решила опубликовать его. Мне почему-то кажется, ... нет, Виталик, я просто уверена, что произошедшее с тобой и то, что чувствую я, сегодня не личное наше дело.

С того самого момента, когда С. позвонил мне и сказал приблизительно так: «Виталик в больнице. Переломы обеих ног. Только не задавай, пожалуйста, вопросов...», - с этого самого момента не знаю я покоя ни на работе, ни вечером в кругу семьи, ни ночью, в постели. Просыпаюсь и думаю, вспоминаю и снова думаю: как с тобой такое могло случиться? Как могло это затмение довести до больничной койки?! Как в нашем возрасте можно утратить всякое ощущение реальности? Поддаться на пропаганду самого дешевого пошиба?

Никогда еще я не чувствовала себя такой беспомощной, как теперь.

Никогда еще горе общее, народное, не было для меня таким личным.

И это лишь некоторые из причин моего долгого или, лучше, медленного реагирования: от личных чувств я переходила к обобщениям, от воспоминаний детства и молодости – к страшному сегодня.

 

Мы выросли с тобой в одном дворе, ходили в один класс, дружили наши родители, наши сыновья ровесники. Последние лет десять мы не виделись. Переписывались, перезванивались и разговаривали, как люди по телефону говорят: о погоде, ценах, здоровье, работе... В мои редкие наезды в родную Одессу встретиться и поговорить лицом к лицу никак не удавалось.

И вот теперь, десять лет спустя, настигает меня страшная новость!

Что произошло с тобой за эти годы? Под чье роковое влияние ты попал? Кто перекрутил твои мозги и довел до больницы?!

Я хочу, Виталик, задать тебе один вопрос. Это как психологический тест: я опишу тебе три реальные и всем хорошо известные ситуации, и задам один-единственный вопрос. Тест, как ты увидишь, несложный, но, для успеха его, прошу тебя отвечать не теоритически, а «вжиться» в предлагаемые ситуации, представить себя действительным участником их и ответить как отец и дед. Это не трудно, потому что все названные участники по возрасту вполне могли бы оказаться в каждой из ситуаций.

 

Итак:

Ситуация первая.

Представь: твой Костя не Одесский строительный закончил, а пошел, по стопам деда, во флот. И оказался на «Курске». Я лично знаю многих украинских военных, погнавшихся за длинным рублем, поэтому и ситуация не гипотетическая. Далее случилось то, что случилось: взрыв секретной торпеды и «Курск» на дне. Погибли не все – уцелевшие спаслись в отсеке и отчаянно стучат, надеясь достучаться до руководства страны, которой служат.

Представь твои чувства: как каждый человек, как отец, ты надеешься, что Костя среди выживших. Ты знаешь, что «великая» страна не имеет возможности спасти ему жизнь – эта страна вообще не тратит денег на спасение жизней своих детей, - это выброшенные на ветер деньги, - страна эта вкладывает миллиарды в уничтожение жизни, - но рядом, в каких-то двух-трех часах хода, стоят англичане и норвежцы. У них есть все необходимое и они могут спасти твоего сына. Ждут лишь разрешения президента России. Президент - лично и устами своих специалистов, - рассказывает разные истории из сочинского далека:

- англичане врут – у них цель не людей спасти, а на секретную подлодку проникнуть;

- штормовое море не позволит начать спасательные работы;

- подводное течение именно в этом месте как-то особо сильно;

- ошибки в конструкции лодки препятствуют контакту со спасательным средством;

- аварийный люк поврежден и не может быть открыт и т.д.

Богата фантазия президента и его подельников.

А моряки стучат...

Два с половиной дня. Шестьдесят часов. 3600 минут. 216000 секунд. И ни одной из этих 216000 секунд, не переполненной болью и надеждой на чудо – на то, что в России наконец победит благоразумие и человеколюбие, - ведь речь сейчас о жизни твоего единственного сына, отца твоей Наташки!

Наконец стуки стихли.

Президент «великой» державы подождал еще два дня и, скрепя сердце, прервал такими трудами заработанный отпуск, оторвался от сочинского пляжа и вернулся в свой кабинет в Кремле. Еще через пять дней он разрешил западным спасателям открыть лодку. И тут оказалось, что покойников достать не мешает ни шторм, ни ошибки в конструкции, ни «заклиненный» люк. Все, что рассказывал президент из Сочи, оказалось ложью. И цена этой лжи – жизнь твоего Кости.

Спасатели – норвежцы - открыли лодку в считанные часы. Тех 60 часов медленной, мучительной смерти отважных хватило бы многократно для их спасения.

Но президент проявил «силу».

 

Ситуация вторая.

Твой Костя с женой поехали в отпуск, в Москву. Однажды вечером решили они сходить в театр. К несчастью, театр назывался «Норд-Ост».

Театр захватили чеченцы.

И здесь кошмар длится два с половиной дня, и здесь два с половиной дня ежесекундной надежды на чудо. Но чуда не будет: президент не собирается освобождать заложников, - это не к лицу «великой» стране, это было бы проявлением «слабости», а он «сильный», он готовит штурм. Здание накачивают боевым отравляющим газом. Спецназ врывается в здание и уничтожает спящих чеченских женщин. Заложников выносят из здания. И ты вздыхаешь облегченно: никто не погиб, операция – тут ты согласен с Лужковым – проведена «блестяще».

Ты не ведаешь, в радости обнимая на ступеньках театральной лестницы полуживых от пережитого Костю и его жену, что кошмар не закончился, а лишь начинается. Все освобожденные чувствуют себя плохо, многие без сознания. Их развозят по клиникам и вот тут-то и начинается настоящий террор, не сравнимый с тем, что устроили чеченцы: отравленные один за другим умирают на глазах бессильных врачей. Врачи многократно обращаются к президенту с просьбами открыть состав газа – без этого невозможно найти противоядие и спасти несчастных. Президент либо лжет, либо отмалчивается.

Результат: из 916 заложников только двое погибли от огневых ранений.

172 человека умерли в больницах от отравления неизвестным газом.

На руки ты получил бумажку, в которой ложь президента скреплена письменно: «Причина смерти – обострение хронических заболеваний».

И здесь президент проявил «силу».

 

Ситуация третья.

Твоя внучка Наташенька, радость и свет всей вашей семьи, идет в первый класс!

Школу захватили боевики, и ты узнал об этом по радио, ты не смог отпроситься с работы и быть вместе со всей семьей на большом празднике. Ты примчался к школе, как только услышал страшную новость, но в толпе нет ни жены твоей, ни сына, ни невестки, ни внучки – они в школе. И здесь – какое-то роковое число! – два с половиной дня длится твоя пытка надеждами, сменяемыми жуткой реальностью; мольбами, перекрываемыми треском вертолетных двигателей; верой в чудо, перечеркнутой танками, подтягиваемыми к школе. Там кучка боевиков держит в заложниках 1100 человек и четырех, без которых ты не представляешь жизни, тех, кто составляет смысл и соль твоей жизни. Два с половиной дня президент делает вид, что ведет переговоры с боевиками, а на самом деле готовит штурм школы.

Грядет очередная демонстрация «силы» «великой» державы.

Наконец этот миг настал. На твоих глазах школу атакуют с нескольких сторон танками, вертолетами и БТР-ами, расстреливают ракетами, фугасами и решетят пулеметными очередями.

Это школу, где в спортзале, забитом битком, 1100 женщин и детей.

Результат: «освободителями» расстреляны 334 человека, из них – 186 детей.

Президент в который раз проявил «силу».

 

Речь во всех трех случаях не о жертвах, Виталик, – они чудовищны и невосполнимы! – речь о мериле нравственности, о той шкале, по которой меряется государством жизнь человеческая, о той философии, на которой стоит из покон веков Московское княжество, опухшее, как раковая опухоль глобуса, до размеров Российской империи. По этой философии жизнь человеческая – в самом низу, ниже плинтуса подвального. Так было всегда, так, к сожалению, остается по сей день. Ни один сатрап у руля России, ни в одну эпоху не ставил жизнь россиянина – будь то дворянина или крепостного, служивого или ремесленника, этнического русского или инородца – в ломаный грош. В этом решающее отличие России от развитого мира.

Да, так давай вернемся к нашему вопросу.

Представь себя и твоих близких реальными участниками событий и ответь:

 

Какого президента ты желал бы в те минуты твоей стране – «сильного», демонстрирующего силу на жизнях беззащитных или «слабого», того, кто сделает все возможное, но спасет твоих детей и внуков?

 

Видишь, дорогой друг, иногда достаточно правильно сформулировать вопрос, чтобы ответ на него не вызывал никаких сомнений. Я не могу себе представить человека, ответившего на мой вопрос «Да». Но в действительности таких людей миллионы - 85% российского населения поддерживает Путина и его политику, более того, он им «послан богом»! И они молят Путина оставаться у власти пожизненно!

 

Они приглашают его пожизненно расстреливать женщин и детей, травить газом заложников, оставлять без помощи моряков на подводных лодках.

 

Они – народ российский – правильно понимают цели и нужды империи, а мы, украинцы, не понимаем. Для нас жизнь детей наших дороже амбиций дорвавшегося до ядерной кнопки и зарвавшегося майоришки. Да дело и не в нем, а в них, в тех 85%, молящихся на него.

Любого из этих преступлений хватило бы на то, чтобы президент и все правительство ушли отставку и пересели на скамью подсудимых. Но не в России. В России они вернули народу «гордость называться русским». И, следовательно, говорим мы здесь не о жертвах тех, а о жертвах будущих, обо всех нас, кто сегодня ходит по улицам и радуется удивительно долгому бабьему лету, а завтра умрет в заложниках российского режима и его имперской политики. Как умирают в эти часы ни в чем не повинные донетчане и луганцы.

Так вот, Виталик, на Майдане Украина ответила на мой вопрос «Нет!», ответила со всей ясностью и нас не свернуть с этого пути! Украина выбрала другое – европейское, общечеловеческое мерило нравственности, другую философию, иную шкалу моральных ценностей. Украинцы на Майдане стояли за то, чтобы жизнь человеческая заняла, наконец, первое место, а за нею уже – цели и чаяния государства. Мы хотим жить в стране, где жизнь ребенка дороже секрета торпеды. Это единственно возможная мораль и философия, потому что я – это мы, мы – это народ, а народ – это государство, а не наоборот!

Украина на Майдане стояла за жизнь своих детей, внуков и внуков внуков, отныне и навсегда!

Теперь объясни мне, за что стояли все те «антимайданы», организованные террористами-профессионалами ГРУ и ФСБ? Всеми этими «бесами», «стрелками», бородаями, захарченками?

За что стояли вы на «Куликовом» в Одессе? Против кого собирали и складировали те тысячи коктейлей молотова? Кого и в чем собирались ими «убеждать»? Зачем расстреляли футбольных болельщиков? Они-то вам что сделали?! Неужели ты и сейчас не видишь, куда вели ваши «игры»? Кем и по какому сценарию разрабатывались? Неужели ты ослеп настолько, что и сейчас не видишь, что бросала вас в пекло ваших собственных коктейлей та самая «легкая» рука, что приказала расстрелять Беслан, превратить «Норд-Ост» в газовую камеру, а позже, летом, сбить малазийский «Боинг»?

 

То, что случилось на «Куликовом», стоит в одном ряду с Бесланом и «Норд-Остом», «Курском» и «МН17», жилыми домами Буйнакска, Москвы и Волгодонска!

 

Страшно сказать, Виталик, но, если бы вы выиграли противостояние, в Одессе сегодня был бы второй Донецк! Потому, что у ваших вдохновителей и мотиваторов цели и задачи империи, а жизни ваши и наши - лишь материал для выполнения этих целей. Цель их в Одессе – коридор из оккупированного Крыма в никем не признанное, нищее и полуголодное Приднестровье и за ценой они не стоят. А это значит, что Одессу нашу они, ни секунды не колеблясь, сравняют с землей, детей наших перемелют гусеницами, пожгут и испепелят «Градами».

Включи телевизор и посмотри новости: ты этого хочешь?

Теперь ты понял, почему то, что случилось с тобой, не наша личная проблема?

Теперь ты понял, почему сейчас каждый житель Украины должен понять, за что стоит Донбасс, за какое будущее и сделать все возможное, чтобы не дать имперской плесени расползтись от Кремля до Одессы! Мы не можем упустить наш шанс, как в 1918-м, - нашей с тобой, Виталик, жизни уже не хватит. Это наш последний шанс умереть свободными людьми, а не рабами, как поколения украинцев до нас.

Выздоравливай, Виталик, выздоравливай и думай, крепко думай – времени у тебя теперь достаточно.

Твоя Ира.

 

Дополнительная информация