Владимир Батшев

 

Письмо редактору московского журнала

 

Уважаемый редактор!

Продолжая давний разговор…

Всеми силами вы стараетесь преуменьшить значение русской зарубежной литературы.

При этом в своих справочниках вы идете на откровенные подлоги.

Скажу о себе. На Западе мной выпущено 20 книг, однако вы их не замечаете, а продолжаете называть только мои (средние по качеству) боевики, изданные в России 1994-97. Вам так удобнее – дескать, что это за писатель, раз он пишет криминальные романы!

Я 20 лет не пишу боевиков, но вы этого не увидели.

Даже указав с зубовным скрежетом мою книгу «Власов», вы написали, что она издана в 3 томах, тогда, как она издана в 4 томах, имеет не одно, а 3 (три) издания и очень большую прессу – в том числе и в вашей России.

Возглавляете журнал, в котором вы названы главным редактором, а это не так на самом деле, поскольку вы - творческий человек (сами пишите, что занимаетесь еще и составлением справочников). семи редакторскими делами заправляет мадам Иванова, (вот у кого уйма свободного времени), не устающая регулярно травить мои журналы «Литературный европеец» и «Мосты». Примитивно, по-советски кусает. И не только меня, но и авторов наших журналов.

Мне наплевать, но удивляет, что в будто бы серьезном журнале пером какой-то Кузнецовой или другой очередной «шестёрки» Ивановой преподносится  подобная дребедень.

 Уровень - провинциальный, как и большинство публикуемой в «Знамени» литературы.

Я не хотел вести литературную войну, тем более с российскими журналами.

В них иногда публикуются мои старые товарищи.

Слава Богу, что не в «Знамени». Рылом не вышли, вероятно, а, может, просто брезгливы. Уж лучше к бывшим коммунистам идти, чем в «Знамя»…

И поскольку Ваш журнал давно записал меня в число врагов (вашего ли журнала, вашей ли страны – как некий „профессор“ проболтался, на страницах «Знамени», обливая грязью не столько мою книгу «Александр Галич и его жестокое время», а интервью мое об этой книге в «Литературной России»).

Так вот.

Я тоже буду нападать на журнал «Знамя», благо дерьма в нем публикуется достаточно. Но раз так – значит так, как в анекдоте: вы мне больно, я – вам больно.

Не помните анекдот?

Напоминаю.

Приходит больной к зубному врачу. Тот включает бормашину и наклоняется к пациенту. Этот хватает врача за причинное место. Врач пугается – что вы делаете? Больной отвечает: - Доктор, давайте договоримся? Вы мне больно, я – вам больно.

Замечательный анекдот. Не правда ли?

Теперь на этих основах мы и будем строить наши отношения с российской журналистикой. В первую очередь, с вашим журналом.

Вы упрямо называете русских писателей Зарубежья писателями российскими, хотя они не российские, – подчеркиваю, если вы разницы не замечаете - а русские зарубежные, отличия есть во многом, даже в паспортных данных. И вам ли не знать разницу между российским и русским писателем.

Вы же не будете Бунина сравнивать с Софроновым только потому, что оба писали на русском языке?

Мне безразлична финансовая сторона успеха – для меня достаточно признания, что известнее меня в литературном мире Русского Зарубежья нет никого.

Сомневаюсь, что у Вас такая же популярность.

Вы, безусловно, как все российские редакторы, которые греются у государственного кормила (могу назвать сумму государственной дотации, которую ваш журнал получает от Путина) богаче любого редактора русского зарубежного издания.

Я говорю о независимых.

А не о тех, кто просит подач-ки у фонда «Русский мир».

Мне всегда близки заветы Ивана Алексеевича, который не поддался на уговоры Симонова, не взял российского гражданства, и умер на рваных простынях в крохотной квартире на рю Оффенбах, потому, что оставался верен русской культуре и русским традициям, а не российским (раньше было проще – написали бы – советским – всеобъемлющее слово!)

Дополнительная информация