Анатолий Аврутин

Новые стихи

 

***

 

Бредешь… И в зрачках твоих -- мука…

Под галочий вечный галдеж

Ты, может, протянешь мне руку,

А, может быть, мимо пройдешь…

 

Как знать… Но, кляня непогоду,

Мне думать, бредя напрямки:

За что же ты руку мне подал?..

За что мне не подал руки?..

 

 

***

 

И люблю… И боюсь…

                                   И смеюсь…

                                               И рыдаю над теми,

Кто, страдая, не выжил

                                   средь этих унылых широт.
Просто в омут нырнул…

Просто канул в промозглую темень…

Просто -- веря, что умер! --

                                   на этих просторах живет.

И когда в полумгле

                           всё скрипит полувысохший тополь,

Легкокрылую сойку

                                   единственной веткой держа,

Слышу гуннов забытых

                           тяжелый и мертвенный топот,

И всё жду,

               что ордынец

                                   вдруг вынырнет из камыша.

И начнут они жечь,

                                   что еще на Руси не сгорело,

И руины соборов

                                   в руины руин превращать…

Будут плети свистать,

                                   и плененные женское тело,

Ту любовь ненавидя,

                                   начнет им любовь отдавать…

Что-то ухнет в ночи…

Пропоют о своем половицы…

И, как будто с похмелья,

                                   я в черной ночи подхвачусь.

И понять не смогу --

                           если всё это только мне снится,

Почему так печальна

                                   пресветлая девица-Русь?

Почему же и днем

Путь-дороженьку шарю на ощупь,

В обмелевшей запруде

                                   давно зацветает вода?..

Только сизая хмарь…

Новых гуннов тяжелая поступь…

Да раскисший проселок,

                                   который ведет в никуда…

 

 

***

Как тревожен пейзаж,

Как понуро вдали заоконье!

Все мы – блудные дети,

Чьи головы меч не сечет.

Вон уселись грачи

На чернёно-серебряной кроне, –

Только б видеть и видеть,

А все остальное – не в счет.

 

Две исконных беды

На Руси – дураки и дороги.

Дураков прибывает,

А умным – дорога в острог…

Не могу, когда лгут,

Что душою терзались о Боге,

Позабыв, как недавно глумились:

«Вранье этот Бог…»

 

И в душе запеклась,

Будто кровь на обветренной ране,

Вековая обида

За этот забытый народ,

За того мужичка,

Что с получки ночует в бурьяне,

И все шарит бутылку…

А все остальное – не в счет.

 

Как он ловок

Венец за венцом возводить колокольно,

Как он любит по-старому мерить –

Верста да аршин!..

А поранится: «Больно, Михеич?» –

Ответит: «Не больно…»

Все не больно – и нажил не больно

До самых седин.

 

Он доволен житьем,

Хоть мерцает в зрачках укоризна:

«Кто заступник народный?..

Чего он опять не идет?..»

Изменяется все…

Пусть останется только Отчизна,

Да смурной мужичонка…

А все остальное -- не в счет.

 

 

***

 

На большую печаль

                           мне Отчизна ответит печалью,

На рыданье ответит стократным рыданьем она…

Что-то тихо сверкнет

                   над промозглой, измученной далью,

Дальний гром прогремит…

И опять тишина, тишина…

 

Вскрикнет робкий кулик

                           над своим безымянным болотом,

Скрипнет ржавая дичка в холодном,

                                                         забытом саду…

И листву подгребет

                           ветер к старым, забитым воротам,

Где замок побуревший

                           с висящим ключом не в ладу.

 

Кто-то мимо пройдет,

                           но сюда не свернет с первопутка,

Где-то вспыхнет фонарик, чтоб снова

                                                     погаснуть в ночи.

Да над черной запрудой

                           вспорхнет одинокая утка,

И о чем-то далеком,

                            о чем-то своем прокричит.

 

И стоишь посреди

                           позабытого Богом простора,

И гадаешь -- когда же Всевышний

                                             припомнит о нас?

Может, скоро?.. Но небо

                            опять повторяет: «Не скоро…»,

И не можешь заплакать,

                           хоть катятся слезы из глаз…

 

 

Дополнительная информация