Семен Ицкович

 

Жить единым человечьим общежитьем?

ЕС пожинает плоды благодушия

 

Заголовок этой статьи, только не в вопросительной форме, а в декларативной – как одну из целей коммунизма – провозгласил Маяковский в известном стихотворении «Товарищу Нетте, пароходу и человеку» (1926, за четыре года до самоубийства). Поначалу я подумывал о заголовке «Инвазия» (нашествие), но поскольку это по большей части медицинский термин, означающий нашествие в организм болезнетворных бактерий или паразитов, я отбросил эту мысль, ибо речь пойдет о людях.

Огромные массы людей нахлынули на Европу. В основном они из Ближнего Востока и Северной Африки, то ли беженцы, то ли мигранты. Их сотни тысяч. Через Турцию, Грецию, Македонию, Сербию они пробиваются к южной границе Венгрии. Там сооружен забор из колючей проволоки, но людской поток его преодолевает. А дальше – как придется, на автобусах, поездах и даже пешком добираются в вожделенные благополучные страны, чтобы там обрести ПМЖ (эта аббревиатура еще, надеюсь, не забыта). Ну, что тут скажешь: рыба ищет, где глубже, а человек – где лучше. Но столь массовое и хаотичное, вроде бы стихийное «переселение народов» породило в Евросоюзе миграционный кризис.

Процитирую информацию Би-би-си «Миграционный кризис в цифрах: «Европа в этом году столкнулась с небывалым потоком беженцев. На конец сентября 650 тысяч человек подали прошение о предоставлении убежища в странах Европы. Для сравнения, за весь прошлый год была подана 571 тысяча заявлений. Самым популярным направлением у мигрантов по-прежнему остается Германия». Откуда бегут? Здесь данные Евростата за 2014 год «Происхождение лиц, ходатайствующих о предоставлении убежища в ЕС». Больше всего их из Сирии – 125 тысяч; из Афганистана, Косова, Эритреи и Сербии – по 30 – 40 тысяч; из Пакистана, Ирака, Ирана, Нигерии и России – примерно по 20 тысяч. Данных за текущий год пока нет, но тенденция роста налицо.

С одной стороны, наплыв мигрантов в Европу можно объяснить ее привлекательностью – как экономическим благополучием, так и идеологической толерантностью. ЕС – это в сущности уже почти «единое человечье общежитие», о котором мечтал Маяковский, почти социалистическое образование, огромная общая жилплощадь практически без перегородок. Государственные границы 28 государств-членов ЕС легко проницаемы. Поначалу это считалось, и действительно было великим достижением ЕС, однако ныне былое благодушие сменяется нарастанием внутренних противоречий. Германия, как ожидается, примет в этом году 800 тысяч мигрантов. Ангела Меркель, признав приток мигрантов ошеломляющим и даже способным изменить Германию, надеется, что все страны ЕС солидарно разделят возникшую проблему. «Если мы не сможем договориться о справедливом распределении беженцев, то, конечно же, шенгенский вопрос (возможность перемещения людей без пограничного контроля внутри ЕС – С.И.) для многих вернется на повестку дня», – предупредила она. Тем не менее, премьер-министры Чехии, Венгрии, Польши и Словакии в  совместном заявлении выступили против идеи квот на прием мигрантов. Наплыв  беженцев безостановочно нарастает, и как с ним справится Европа, трудно предвидеть.

С другой стороны, этот нап-лыв, очевидно, связан с неблагополучием стран исхода беженцев, а тут вина в значительной мере лежит на Европе и США в связи с их внешнеполитическими просчетами. Дела давно минувших дней, но вкратце напомню. После 9/11 удар по Аль-Каиде был необходим, но последующее стремление администрации Буша-младшего демократизировать Афганистан было изначально непродуктивным, тем более с учетом печального опыта СССР. Вторжение в Ирак и свержение режима Саддама Хусейна имели некоторый смысл, но, опять же, не в демократизации Ирака по западным лекалам, а – повторю давно выскзанное – в разделении этого искусственно созданного британскими колонизаторами го-сударства на три потенциально дружественных США: суннитского, почти светского с идеологией БААС – Партии арабского социалистического возрождения; шиитского, благодарного за освобождение от кровавой диктатуры, но, кстати, вовсе не проиранской ориентации, поскольку шииты Ирака участвовали в войне с Ираном; курдского, наиболее лояльного, с перспективой притяжения курдов Турции, Ирана и Сирии, что дало бы США рычаги геополитического влияния в регионе.

Эти ожидания рухнули, когда президент Обама решил вывести американские войска из Ирака, оставив страну в состоянии разброда. Вместо того, что США легко могли бы сделать, они швырнули в объятия Ирана иракских шиитов, бросили в беде курдов, а оставленные без внимания сунниты тем временем организовались в «Исламское государство Ирака и Леванта», с которым теперь США бестолково сражаются в Сирии. Бестолково потому, что они одновременно против Асада и против террористов, с которыми сражается Асад; против ИГИЛ и в то же время с Турцией против курдов, воюющих с ИГИЛ.

На стороне Асада прочно стоит Россия. Она наращивает в Сирии свое военное присутствие, и попытки Джона Керри уговорить Сергея Лаврова прекратить это наращивание, вызывающее, по его словам, «обеспокоенность США», просто смехотворны. «В случае подтверждения этих сообщений, – предупредил Керри своего российского коллегу, – такие действия могут привести к дальнейшей эскалации конфликта и росту потерь среди мирного населения. Кроме того, это увеличит потоки беженцев и повысит риск конфронтации с членами коалиции, действующей против «Исламского государства» в Сирии».

Толку от этих разговоров, очевидно, нет, войне не видно конца, вот и бегут от нее сирийцы. Через океан не могут, Европа ближе и доступнее, так что ей достаются все плоды совместных с США внешнеполитических просчетов, включая, в дополнение к перечисленным еще и ничем не оправданный разгром Ливии. Кстати, Муаммар Каддафи защищал Европу от беды, которая теперь на нее нахлынула.

Проблема беженцев усугубляется тем, что заявление о получении статуса беженца должно подаваться в стране въезда в ЕС. То есть беженцы, попавшие в ЕС через сербско-венгерскую границу, должны были оставаться в Венгрии и просить об убежище там. Но Венгрия с ними не справилась, и беженцы прорвались дальше.

Отношение к беженцам разнообразно: от сочувствия до настороженности. Папа Римский Франциск призвал католиков Европы предоставить убежище тем, кто «бежит от смерти, войны и голода». Надо, однако, иметь в виду, что в толпы беженцев легко может затесаться агентура ИГИЛ, боевики-исламисты и прочие нежелательные. Вряд ли европейцам удастся отсеять их в процессе фильтрации. В российской прессе (PolitRussia.com) появился даже такой заголовок: «Беженцы или армия вторжения, ждущая сигнала?». Армия вторжения – это именно то, что внушало мне идею снабдить эту статью заголовком «Инвазия».

Среди проникающих в Европу будет, очевидно, не только исламистская примесь. Об этом пишет Deutsche Welle со ссылкой на контрразведку Чехии: «Россия пытается создать в Европе структуру, аналогичную Коминтерну... которая может оказаться приемлемой для широкого спектра европейских политических сил: от левых экстремистов и популистов до крайне правых».

Премьер-министр Финляндии выразил готовность открыть для беженцев даже собственный дом. Более серьезно отнесся к проблеме премьер-министр Великобритании, заявивший, что его страна, чувствуя моральную ответственность перед теми, кто остался без дома в результате сирийского конфликта, готова принять еще несколько тысяч беженцев из Сирии, однако только из лагерей ООН, расположенных близ границ Сирии, то есть мигрантов, уже прорвавшихся в Европу, эта готовность не касается. Две тысячи сирийцев приютила Россия. Думаю, не меньше «добровольцев» она для баланса отправила взамен.

Заодно расскажу о еще одном маршруте из Сирии в Западную Европу – через Россию. Он не массовый, только для спецопераций. О нем рассказала газета The Washington Street Journal: «Сириец Мохаммед аль-Салим рассказал, что доехал до Осло за три дня и 2500 долларов». Российская виза в Дамаске (1200 долларов), из Москвы в Мурманск поездом, далее на машине, потом на велосипеде до погранпункта и, опять же за доллары, в Норвегию. Как говорится, дешево и сердито, парадокс?

Еще более парадоксальная новость пришла из Израиля: Ицхак Герцог, председатель парламентской оппозиции и избирательного блока, хитро названного «сионистским лагерем», призвал премьер-министра Биньямина Нетаниягу принять сирийских беженцев в Израиле, ибо «евреи не могут оставаться равнодушными, когда сотни тысяч беженцев стучатся на границе обетованного берега». Оперативно проведенный опрос общественного мнения показал, что 11 % опрошенных согласились, а 80 % категорически против этого пред-ложения. Да, только этих сотен тысяч беженцев Израилю не хватало! А ведь этот левак грозится сменить Нетаниягу на посту премьер-министра...

Вернусь к заголовку. Исторический опыт показывает, что жить единым человечьим общежитьем крайне неуютно. Это как жить в коммуналке. Кто помнит, вздрогнет. Жить надо в своем доме и желательно в своем государстве, да в понятном тебе окружении. Исключение в современном мире составляют, пожалуй, Соединенные Штаты Америки, мудро устроенное уникальное государство, каждый присоединившийся к которому чувствует себя, как дома – God bless America, my home, sweet home! Впрочем, не без проблем, в том числе и близких к тем, какие обрушились в последнее время на европейское «человечье общежитие».