Ирина Бирна    

=

Меморандум[1] Литвиненко

 

«10.16 The FSB operation to kill Mr. Litvinenko

was probably approved by Mr. Patrushev

and also by President Putin»[2]

 

 21 января 2016 года - в деле Александра Литвиненко была поставлена очередная запятая.

 В этот день Парламент Великобритании про-слушал доклад о результатах внесудебного рас-следования по делу убийства гражданина Вели-кобритании Александра Литвиненко. Процедура внесудебного расследования — единственная воз-можность, которая осталась у британского правосу-дия для того, чтобы в сложившейся ситуации установить истину. Мы говорим о ситуации, когда преступником, убийцей выступает государство. Именно этим следует объяснить «probably» перед именами Патрушева (тогда руководителя ФСБ) и Путина: обвинить обоих в убийстве противника суд демократической страны может лишь на основе неопровержимых доказательств. В случае же, когда убийцами выступают высшие лица госу-дарства, по понятным причинам можно говорить лишь об уликах. В Германии широко распрост-ранена практика «Indizienprozess», т.е. процесса, в котором отсутствуют признание обвиняемого и свидетельства очевидцев, но представленные суду улики достаточны для начала процесса и выне-сения приговора. В случае Литвиненко отсутствуют не только признания, но и сами обвиняемые.

И, тем не менее, сэру Оуэну удалось доказать, что исполнителями радиоактивного террора на территории Великобритании были агенты россий-ских спецслужб Андрей Луговой (ФСБ) и Дмитрий Ковтун (ГРУ). И это первое важное: впервые Луго-вой и Ковтун названы убийцами.

Не «подозреваемыми» и не «предположи-тель-но», и даже не «отягченные неопровержимыми уликами».

 Второе важное: названы имена Патрушева и Путина, утвердивших преступление, пусть и «веро-ятно». Ко всем преступлениям России против чело-вечности, приведших Путина к власти и сопровож-дающих все годы его диктатуры, прибавилось еще одно.

Теперь давайте немного порассуждаем о «вероятности» того, что приказ на уничтожение противника был отдан лично Путиным. Проведем эдакий «Indizienprozess», основываясь лишь на фактах, известных всем.

  Итак, в ноябре 2006 года в Лондоне был отравлен гражданин Великобритании Александр Литвиненко. В моче госпитализированного со странными симптомами нашли следы полония-210. Перед появлением первых симптомов недомогания пострадавший встречался со своим другом и бывшим коллегой Луговым и еще с одним - «бывшим» капитаном ГРУ Ковтуном.

 Английским следствием неопровержимо дока-зано, что полоний-210 был добавлен в чайник с зеленым чаем, который заказали Луговой и Ковтун перед приходом Литвиненко на встречу в бар гостиницы «Миллениум».[3] Кроме того, следы изото-па найдены на скомканом белье Ковтуна, которое он пытался спрятать в водосточной трубе; в его гостиничном номере; в туалете бара, который согласно видеосъемке, посещали оба, но не Литвиненко; в креслах самолета, которым Луговой с семьей и Ковтун возвращались из Лондона; на сиденье стадиона, где они наблюдали матч Лиги Чемпионов «Арсенал» - «Зенит». Полоний найден также в квартире Ковтуна в Хамбурге.

Другими словами, путь радиоактивного яда из Москвы в Лондон прослежен посекундно ищейками Скотленд-Ярда. Вопрос, на который должно было дать ответ внесудебное расследование сэра Оуэна, звучит так: ведет ли радиоактивный след к порогу кремлевского кабинета Путина?

Предположим, не ведет.

Предположим и обратимся все к тем же известным фактам.

 Полоний - крайне редкий металл, встречается в ничтожных количествах в урановых рудах, т. е. ни на дачном участке его не найдешь, ни из водки не перегонишь.

Изотоп полония (полоний-210) экстремально ядовит — смертельная доза для здорового 80-ти килограммового человека — 0.000001 гр.; коротко живуч — период полураспада 138 суток; недосту-пен практически никому. Его получают в реакторах и на ускорителях элементарных частиц путем бом-бардировки висмута-209 потоком нейтронов, - технология, в домашних условиях тоже трудноосу-ществимая. Всего в мире производится около 100 гр. полония-210 в год. Применяют его, например, во взрывателях ядерных боеголовок или в качестве источника энергии в космических аппаратах. Доступ к нему строжайше ограничен, т. к. он отно-сится к стратегическим материалам; все произве-денное количество полония-210 строго учитыва-ется, реакторы охраняют по жестким международ-ным правилам[4].

Таким образом, можно без особой натяжки утверждать, что доступ к металлу возможен лишь с разрешения правительства, высшего руководства страны — ни руководство предприятия, где нахо-дится реактор, ни даже такой большой человек, как руководитель разведки, генерал армии и герой России Патрушев не в состоянии получить в свое распоряжение полоний-210.

Источник полония-210 можно легко установить, сравнивая образцы, произведенные на том или ином реакторе. Россия была единственной страной-производителем полония-210, которая отказалась предоставить образцы для сравнения британскому следствию.

Среди образцов, предоставленных остальными странами-производителями, схожих с тем, каким был отравлен Литвиненко, не оказалось.

По оценкам специалистов, цена дозы полония-210, которую всыпали Луговой и Ковтун в чай, равняется $20-30 млн. - сумма, которую офицеры разведки, - Луговой тогда работал под прикрытием частного предпринимателя, а капитан ГРУ Ковтун был «политическим беженцем» и жил на немецком социале, - собрать ни при каком, пусть даже самом фантастическом стечении обстоятельств, не могли. Но могли получить дозу бесплатно — для выпол-нения особо важного государственного дела, дела защиты чести и имени первого, - самого первого, - лица государства.

 Таким образом, даже на основе этих, открытых и известных каждому, интересующемуся вопросом, фактов, мы неизбежно приходим к выводу, что «вероятность» источника приказа на радиоактив-ное отравление контрагента, - лишь дань юриди-ческой корректности формулировок британского правосудия. На деле же, есть лишь один человек в государстве Россия, который мог бы взять на себя ответственность подобного приказа.

И Оуэновское «вероятно» будет всегда с ним, с отдавшим приказ. Я уверена, что в будущем будут и далее перебегать офицеры российской разведки на Запад, будут выносить обличающие материалы, найдутся, может быть, даже свидетели того, как майор Путин приказывал генералу и герою Патр-ушеву убрать Литвиненко, но никогда и ни при каких условиях мы не избавимся от этого «веро-ятно». Как не избавились от «вероятного» участия Сталина в убийстве Троцкого или Хрущева в убий-стве Бандеры. Заметьте: и в первом, и во втором случае убийцы попали в руки западного правосу-дия: Меркадер — на месте преступления; Сташин-ский перебежал в ФРГ спустя некоторое время после убийства. Интересно для нас в этих историях следующее. Меркадер, даже если бы и хотел дать показания и сотрудничать со следствием, все равно мог бы назвать лишь имя Наума Эйтингона.

Никакой иной информацией он просто не владел. Сталина видел лишь на картинках. Но мог ли кто-нибудь в сталинском СССР отважиться на приказ уничтожить Троцкого?

Со Сташинским еще интереснее. Он перебежал в Западный Берлин и во всем признался; он добро-вольно и охотно сотрудничал со следствием, давал показания, за что и получил всего ничего — 8 лет за два политических убийства, и вышел на свободу уже через 4 года. Но и он ни одного более или менее значимого имени назвать не смог.

Поэтому требование выдать Лугового и Ковтуна британскому правосудию, это лишь сакральная дань последнему, никакого политического профита от этой выдачи ожидать не следует: два жалких убийцы ничего нового не скажут, даже если очень захотят.

Одной из причин мягкого приговора Сташин-скому было признание его исполнителем, а убийцей — СССР. Этот судебный прецедент должен быть применен и в деле Литвиненко:

настоящим убийцей является Россия.

 «Вероятные» Путин и Патрушев, равно как и «физические» Луговой и Ковтун, убийцы Литви-ненко — лишь орудия этой кровавой империи; они не более, чем особи, фанатически кладущие на ее алтарь новые и новые жертвы, число коим многие и многие десятки тысяч.

И последнее.

В чем состоит «напоминание» Литвиненко, о чем следует помнить после 21-го января?

1.        Прошло почти 10 лет после зверского преступления в центре Лондона, но расследование продолжается. Продолжается, не смотря на то, что правосудию Великобритании противостоит гигант-ская империя зла.

2.        И борется правосудие, как показал доклад сэра Оуэна, достаточно успешно: убийцы названы, названы и «вероятные» заказчики. Большего сегодня добиться невозможно.

3.        После доклада «21-го января» политики мира, все эти наши канцлеры, президенты, премь-ер-министры и министры без «премьера» - все они должны помнить, что заключая компромиссы с Россией для достижения каких-либо «националь-ных интересов», идя ей на уступки или вовсе закрывая глаза на некоторые ее имперские кон-вульсии, они вступают в сделку со страной-убийцей.

Садясь за стол переговоров с полониевым ее президентом, пожимая ему руку и заявляя, что достигли какого-то «прорыва», «прогресса» или «изменения», они садятся за стол, пожимают руку и «достигают» чего бы то ни было с «вероятным» заказчиком убийства.

 И это единственная и верная цена подобных компромиссов.

 



[1] От лат. memorandum — буквально: то, о чем следует помнить, Википедия.

[2] «Операция ФСБ по убийству господина Литвиненко была, вероятно, утверждена господином Патрушевым и также Президентом Путиным», - из доклада сэра Оуэна.

[3] Фотографии из уголовного дела, изображающие чайник, из которого Литвиненко пил полониевый чай, и стол, за которым сидели «друзья», с зонами повышенной радиации, можно легко найти в интернете.

[4] «Полоний является стратегическим металлом, должен очень строго учитываться, и его хранение должно быть под контролем государства ввиду угрозы ядерного терроризма» - Википедия.

Дополнительная информация