ЛидияГощчинская

 

Немногообантисемитизме

 

„...durch eine Bewegung seines Körpers, schwankte alles und kräuselte sich und löste sich auf“

                                          Daniel Kehlmann  [1]

 

Benjamin Kerstein уверен, что волну европейского антисемитизма можно остановить. Прочитав его высказывания на эту тему, сочла подходящим сделать эпиграфом к моей реплике цитату из романа Daniel Kehlmann  „F“.

Точек зрения на природу этого „мирозлобия“ (термин позаимствован у Ирины Бирна) - множество, все они „имеют место быть“ (из лексики 70-х), прошу разрешения читателей поделиться своими соображениями.

Доказать невиновность древних иудеев невозможно, если тот же народ восклицает: “Осанна в вышних, благословен грядый во имея Господне!“ и через несколько дней требует: “Распни Его, распни!“  То же и с Понтием Пилатом, который, узнав от посыльного жены о праведности Иисуса, обращается к народу, объясняя невиновность, стоящего перед ним и предлагает отпустить Его, и, не получив поддержки тех, к кому он обращается, предает Иисуса на распятие.

Вопрос совсем не в доказательствах, обреченных на провал, а в желании церкви на протяжении веков внушать посомым о вине иудеев в убийстве Невинного. Но и псевдопомощь церкви в вопросе антисемитизма не панацея.

Евреи молятся по сей день Богу, провозгласившему их избранным народом, как молились Ему в веках, причем, никому Его не навязывая. Разве у других народов не было свободы воли избрать себе иного Бога? Была и есть: индусы, китайцы, японцы, многочисленные африканские племена ни у кого Творца не заимствуют, следуют вере своих предков.

Некогда страх перед Богом евреев парализовал фараона, и он вынужден был отпустить их во главе с Моисеем на все четыре стороны. И они, после всех лишений в скитании, нашли свою землю обетованную, укреплялись в своей вере, пока однажды не родился среди них  Тот, вокруг Которого сплотилась горстка евреев, оказавшихся настолько сильными духом, что победила идолопоклонство римлян, вовлекла в свои круги греков и далее сплотила народы Европы.

Но ведь христианство имело под собой одну и ту же основу – единого Бога, значит, позаимствовали в начале Сына, а через Него – Отца.

Да, можно предупредить Global Pogrom (Benjamin Kerstein), но 500 лет прошло после изгнания сефардов из Испании, более 70-лет – после Shoah, и опять антисемитизм набирает скорость, охватывает все больше территорий, кампусы в колледжах северной Америки становятся инкубаторами этой заразы. Но ни американские евреи, ни израильтяне поверить в Global Pogrom не в состоянии.

 

Говорить о «нетаковости» еврея (одна из подоплек антисемитизма), на мой взгляд, не компетентно: «нетаковость», с точки зрения европейца, есть у монгола или вьетнамца.

«Сделать мир совершенным под владычеством Бога» (из молитвы Алейну, читаемой верующими евреями ежедневно) – может ли такая постановка вопроса озлобить неевреев? И по сей день мир во зле лежит, значит евреи только мнят себя освободителями, но пока эта миссия им не удалась.

Обратимся к рабби Джонатану Саксу: “Антисемитизм не является согласованной системой верований или идей. В XIX веке и в начале ХХ евреев ненавидели за то, что они богаты и за то, что они бедны; за то, что они капиталисты и за то, что они коммунисты; за то, что они держатся особняком и за то, что они распространились повсюду; за то, что они религиозны до суеверия и за то, что они – безродные космополиты, не верящие ни во что».

 

«Анти» - всегда противостояние. Задумывается ли кто-то сегодня, что арабы – те же семиты, что евреи? Фактически этот ненавистный термин «антисемитизм» и против арабов то же.

100 лет назад  Альберт Эйнштейн занимался гравитацией, сегодня есть ошеломляющие новые открытия, связанные с ней. Насколько велик Эйнштейн – мир осведомлен; насколько его мучил еврейский вопрос, можно справиться в документах против нацистского произвола по его репликам, вот одна из них: «Антисемитизм – тень еврейского народа… Я физик и знаю, что каждая вещь отбрасывает тень. Тень, отбрасываемая моим народом, - антисемитизм».

Значит ли это, что гению Эйнштейна не хватило жизни на обдумывание противостояния антисемитизму или a’priori он сознавал неосуществимость положительного результата? Неужели не обнаружится такой мозг, который бы нащупал, как найти противоядие этому  „мирозлобию“?

«Und in diesem Moment explodierte in ihm, im einen versteckten, noch niemalsaufgesuchten Ort seines Bewusstseins, eine Gewissheit» [2]

 


[1] «…при  одном движении тела все пошатнулось, завихрилось и исчезло» Даниэль Кельманн

[2]   «И в этот момент, что-то в нем взорвалось, в каком-то запрятанном, никогда не обнаруженном месте подсознания возникла уверенность»        Даниэль Кельманн