Берта Фраш

Чем вымощена дорога в рай

 

Борис Майнаев «На пути в рай». Роман. «Литературный европеец», Франкфурт-на-Майне, 2015. 487 стр. 

 

В серии «Русская зарубежная проза» вышел остросюжетный роман известного писателя Бориса Майнаева о Киргизии 90-х годов. На внутренней обложке дополнительное название: «Прыжок снежного барса». Интересное и страшное содержание произведения напоминает, что добрыми намерениями устлана до-рога в рай. А потому более соответствовало бы: «на пути в ад».

Борис Майнаев умеет заинтересовать читателя. И в этом романе он использует сильную сторону своего творчества – описание детских лет мальчиков. Знание региона Киргизии, экзотического для западного европейца – другая особенность Бориса Майнаева. Психология и особенно будни ребят высокогорных труднодоступных районов в советское время, конечно, отличаются от рижских, киевских или московских. Интересное описание горных пастбищ Киргизии увеличивает панораму социально-политической жизни СССР. Этот роман дает возможность познать жизнь  окраины советской Азии: о лишённой элементарных удобств жизни киргизских чабанов и их семей, о беспредельной власти партийных чиновников, о нелюбви к русским, о враждебных отношениях между киргизами и уз-беками. Удивляет не только молчаливое согласие в большинстве случаев, но и подкреплённое народной традицией беспрекословное следование гостеприимству. Напри-мер, нельзя отказать, если гостю понадобилась (для секса) жена хозяина или отдаются последние запасы еды в ущерб собственным детям.

Роман, описывающий мерзости советской жизни, превосходит обычный остросюжетный триллер по некоторым причинам. Киргизские пейзажи с выходящей наружу исламской идеологией смешались с коммунистическим ханством (и хамством тоже!). Рука Москвы в буквальном смысле не только протянулась так далеко. И глубоко. Она не только искусный кукловод, но и организатор массовых волнений и гибели людей. 

Остаётся большое впечатление от многих моментов из жизни киргизских мальчиков.

С любовью и сочувствием описаны тонкая душа Алмаза, раннее учительское призвание Джаниша Эстеметова, «прирождённого трибуна» Улана Ташибеков, любимец бабушки и самостоятельный, трудолюбивый, спортивный Раимбек Мазымаров и будущий журналист Бакыт Орозбаев (Барс).

Дружба пяти ребят, их дет- тво, юность, молодость. Неиз- бежной ли была их гибель? После перестройки, расставшись с иллюзией коммунистического рая, надеясь на свои трудолюбие и знания, им хотелось благополучия для своих родителей, детей, для любимых женщин и жителей их аи-ла, их родины, небольшого населённого пункта Киргизии. Честно жить не дали никому. Писатель убеждает, что это просто не реально. Да, можно, например, остаться журналистом, жить безбедно. Но без совести. Или, например, зарабатывать на жизнь кулаками, продажей дипломов, наркотиков, в обход законов, сбывая нефть и золото.

   Из романа можно узнать этапы жизни киргизского на-рода с  царских времён. Но описание партийных развлечений, настоящих оргий, возможно претендующих по материальным затратам на жизнь царского двора являются скотским образом жизни коммунистических-комсомольских уп-равленцев. В их речи пестрит  мат. И у русских, и у киргизов. Борис Майнаев описывает раз-ные сексуальные сцены, арест и пытки (сталинская эпоха гармонично вписаласьв современный интерьер). И настоящее рабство на плантации ма-ка (производство опиума). Описано все так достоверно и жутко.

Мне показалось излишней постоянная смена имён и кличек. Для лучшего понимания иногда приходилось листать книгу, ибо отдельного пояснения нет.

Перечисляя удачи книги,  необходимо сказать о присутствии в ее конструкции: что, как и почему. То есть, писатель не ограничился описанием подробностей событий, красивой природы, истории или опи-санием чувств героев. Не остановился на что и как. Борис Майнаев, его герои неустанно копаются в почему. На описании мерзостей писатель не скупится. Читатель уже всё по-нял. Но ему объявляется диагноз, с которым он, возможно, не всегда согласен. Или он ему был известен, а повтор угнетает. Друзья, «последние мужчины», рыцари чистой совести решили преступными методами преодолеть голод, нищету, унижение.

Писатель мастерски отобразил полное отчаяние, которое руководило пятью героями. И не раз напоминает читателю о благородстве их намерений. Пятеро уже прошли ад. Рай, который они стремились подарить своим близким, остался недосягаем. Так завершается интересный роман Бориса Майнаева, пополнившего серию «Русской зарубежной прозы».

Перестройка и то, что наступило потом на окраине бывшего СССР – это ад. Так восприняли это герои романа. И нет оснований не верить им. Жить по совести, трудом получить образование и работать по специальности в своей родине с радостью для себя и людей – разве это так много? «Перестройка и после» - оказались лакмусовой бумажкой для большинства населения СССР. Вопрос «кто есть кто», актуальный для системы лжи коммунистического рая, больше не возникает.