Игорь Шестков

Закат Европы

(короткий репортаж об антипутинском митинге в Берлине)


Три дня назад я получил по электронной почте письмо от берлинского отделения Союза писателей Германии. Это был призыв нескольких знаменитостей прийти в час дня, в среду, седьмого декабря 2016 года на бульвар в середине улицы Унтер ден Линден в Берлине, встать напротив Российского посольства и поучаствовать там в «антипутинском» митинге.

Задумывалось мероприятие как «протест немецких писателей против российских бомбардировок Сирии».

Прекрасно зная цену подобным сборищам, я все-таки пошел. Несмот-ря на холодную и сырую погоду и поганое настроение.

Потому что не знал, как отвечать разнообразным критикам и самому себе на вопросы вроде: «Что ты делаешь против путинских массовых убийств?»

Подумал: Теперь буду говорить так – я ходил на митинг, протестовал, показывал российскому послу в окошко фигу, а вы что делали? И поконкретнее, пожалуйста.

Понимая, что показыванием фиги много добиться, пожалуй, не смогу, изготовил плакат с язвительной над-писью «Путин, ты еще не достаточно крови выпил?».

Надел самую теплую куртку и шапку и поехал. Прибыл на место полпервого.

Бульвар был пуст. Только один хорошо одетый сириец стоял, ежась, на назначенном месте. С плакатом, на котором было написано: Россия убивает сирийский народ. Свободу Сирии!

Надпись сопровождалась душещипательной картинкой – Путин в камуфляже стреляет из снайперской винтовки в белого голубя мира. Голубь ранен и кровоточит.

Я поздоровался с сирийцем и попросил его объяснить – как он понимает понятие «свобода» в применении к Сирии. Я не иронизировал, меня это действительно интересовало. Особенно после «победы свободы» в Ливии, Ираке, Афганистане, Египте…

Сириец покачал головой, что означало «по-немецки не понимаю». Я повторил вопрос по-английски. Сириец сказал, что говорит только по-арабски. Пришлось тоже покачать головой.

Потихоньку начали подтягиваться писатели. Их можно было узнать по длинным темным пальто, лихо повязанным благородным шарфам и мрачноватым и скептическим взглядам из-под дорогих очков. Дамы-писательницы были одеты слегка старомодно, но с внятными претензиями на шик, что было трогательно.

С одной из таких дам я немного поговорил. Меня удивило то, насколько хорошо она понимает Россию и Путина: В вашей стране власть и ресурсы захватило КГБ и никогда не отдаст. А ваш Путин – хладнокровный убийца. Лжец и мерзавец.

Я пытался возразить: Простите, но Путин – никак не «мой». Я уехал оттуда еще во времена СССР. Я ненавижу Путина и все то, что называется «путинизм».

– Но вы же русский! А все русские – за Путина!

– Я – русский писатель, но паспорт у меня немецкий и живу я тут. И, поверьте, не все русские за Путина! Человек 100 000, а может и целый миллион или больше – против.

– Миллион??? Вас миллион? Почему же вы тогда такое допустили? Что вами правит бессердечное чудовище, убийца! И убивает, убивает, убивает… В Украине… а теперь и в Сирии. Вы что, не понимаете, что вы все несете за это ответственность?

Пришлось мне от этой дамы отойти, оправдываться дальше не хотелось, да и где-то в уголке сознания, я понимал, что она права… Если бы в России и за рубежом миллион человек действительно активно протестовали против Путина и его гнусностей… протестовали с использованием всех новых возможностей… тогда многое было бы иначе. А так…

Появились люди с плохонькими, как и мой, самодельными плакатами. Перечислю некоторые призывы:

Военных преступников – Путина и Асада – под суд!

Алеппо – стыд и позор Путина.

Путин, останови бомбардировки!

Путин – главный террорист планеты.

Путин – массовый убийца.

Убийство мирных жителей в Алеппо – большой подарок Путина террористам.

Россия украла Крым, сбила самолет, уничтожила мирных жителей Сирии, что дальше?

Остановить Путина и Россию. Военные преступники! Очень опасны.

Россияне, вы – трусливые убийцы детей.

Мир, останови геноцид, устроенный Асадом и Путиным!

Ко мне подошел седой старичок, немец, любитель крепкой руки и стабильности. Прочитал надпись на моем плакате и сказал:

- Не понимаю вас. Путин – сильный лидер. России ведь нужен сильный лидер, стабильность? Иначе она развалится и всю Европу засыплет радиоактивным мусором и наводнит беженцами. И ваших Толстых и Достоевских никто больше читать не будет.

– Все не так. Путин не сильный лидер, а очень слабый, лживый, ни на что путное не способный, кроме как на закручивание гаек и запугивание... Поэтому ему для самоутверждения в среде таких же, как он, необходимы убийства. И он убивает, пользуясь мягкотелостью Америки и НАТО – убивает и своих, и чужих. А  коррупция – уничтожает страну. Он ведет Россию к развалу. Кстати, этот самый развал – для меня – последняя надежда на то, что в новых небольших государствах на территории бывшей империи установится разумная региональная власть. И люди начнут, наконец, жить и работать, а не грабить и продавать собственные недра. И Толстые-Достоевские не пропадут, а будут заново прочтены свободными людьми.

– Да вы мечтатель!

Верил ли я сам в то, что говорил старичку? Нет. Но детская надежда на то, что все само собой станет, как написанное, сказанное, сформулированное – все еще определяла мое поведение, несмотря на мои 60 лет. Мечтатель.

Среди протестующих стало заметно больше арабов.

Лица сирийцев на нашем митинге не выражали то брюзгливое презрение к аборигенам, которое я последнее время часто наблюдал у впущенных в Германию без въездных виз госпожой Меркель беженцев. Они после года-двух жизни в спортивных залах и контейнерах наконец-то поняли, чем, собственно, будет их жизнь в Германии. Тут собрались настоящие патриоты Сирии, скорбящие за свой убиваемый Асадом и Путиным народ. Лица их выражали готовность к противостоянию и желание мести.

Численность «немецких писателей» и «сирийцев» явно достигла пятисот человек, хотя позже полиция говорила о трехстах… Улица Унтер ден Линден была перегорожена полицией.

Неожиданно, со стороны Бранденбургских ворот появилась жидкая кучка «контрдемонстрантов», верных слуг Кремля. Они тащили плакат с большой карикатурой на дядю Сэма, размахивали российскими флагами… На другом плакате на четырех языках был воспроизведен следующий текст: Спасибо России за помощь в освобождении Алеппо!

Антипутинский митинг дружно их освистал. Немцы гудели: Буууу…

Арабы улюлюкали на свой манер.

В ответ на это те сивыми голосами запели «С чего начинается Родина»…

Митинг кипел.

Несколько человек одновременно кричали что-то в мегафоны.

Известные люди жадно давали интервью жадной прессе.

Я заметил в толпе режиссера Шлёндорфа, депутатов Бундестага Тирзе, Эстемира и еще нескольких звезд.

Арабы показывали фотографии убитых детей Сирии с надписью: «Представьте, что это ВАШИ дети…»

Не знаю, кто представил…

Писатели разбились на группки и разговаривали о своих делах.

Арабская молодежь устроила коллективный танец. В середине поднятый на плечи юноша что-то отчаянно, но ритмически, кричал по-арабски. Ему вторили другие. И прыгали. Живыми кругами-хороводами. Голоса их становились все более агрессивными, резкими, злыми. Танец уже походил на беснование…

Мне стало не по себе.

Я с ужасом ощутил то, что по-научному называется «когнитивным диссонансом». С одной стороны – я искренно желал остановить бойню в Алеппо, показать посольству России свою ярость, свое презрение к этим дипломатам-негодяям, служащим кровавой кремлевской клике… военным преступникам… Был рад, что сюда пришло так много единомышленников.

С другой стороны - я чувствовал инстинктивную неприязнь к арабским танцам. Эти молодые крепкие парни – так ярко, так безжалостно контрастировали с «немецкими писателями»… старыми, седыми, интеллигентными, беспомощными…

Что будет, если мусульмане когда-нибудь перехватят тут власть? Что они сделают со всеми этими европейскими интеллектуалами, ре-жиссерами, лауреатами нобелевских премий?

А что будет, если сюда припрутся, как приперлись в Донбасс, орды путинцев, убийц, воров и насильников?

Какой кошмар хуже?

Снял плакат с шеи и поехал домой.

Дома, вечером, посмотрел ток-шоу, в котором известная телеведущая беседовала с шестью приглашенными экспертами о беженцах. Пятеро из них были представителями традиционных демократических пар-тий Германии. Это были добрые, ум-ные люди... Но они не замечали,  что говорят о людях, как о скоте, который надо кормить, одевать, учить... а потом, и побыстрее, впрячь в работу, заставить доиться. А тех, кто не имеет права на дойку в Германии, надо поскорее вышвырнуть отсюда.

Национальная особенность.

Но шестая, высоченная и злобная арийка из Альтернативы, доброй не была. Выглядела она так, как будто ее папа был комендантом концентрационного лагеря, а мама – служила там же надзирательницей. Говорила она агрессивно, корчила от гнева губки... чувствовалось, что, попади беженцы в ее лапы...

Ага, подумал я, вот и третья сила, порождение здорового эгоизма бюргеров, молодая неонацистская поросль.

Когда эти подонки придут к власти, старым бумагомаракам тоже не сдобровать. Проходили.

Будут гореть их высокоумные книжечки на том же месте, где их папы и дедушки национал-соци-алисты жгли творения не угодных им писателей.

 

Куда ни кинь...