Берта Фраш

Читаем в июле

 

Владимир Батшев «СМОГ: поколение с перебитыми ногами». «Литературный европеец», Франкфурт-на-Майне, 2017 г. 282 стр.

О книгах, главным героем которых является сам Владимир Батшев, писать нелегко. Именно потому, что Батшев  - действительно герой (ниже я остановлюсь на этом подробнее). Его «Власов» и «Галич» - документально-литературные произведения, в которых биографии написаны сердцем, сам автор оставался в тени.

Анатолий Либерман, с рецензий которого я всегда начинаю очередной номер «Мостов», дал замечательную оценку «жанру» «Литературного календаря» Владимира Батшева. Статьи Либермана очень познавательны! Особенный ин-терес и благодарность у меня вызывают известные и неизвестные личности, их судьбы и творчество.

В 54 номере «Мостов» Анатолий Либерман рассматривает «Мой литературный календарь» (два тома), в котором объясняет «непредсказуемость оценок Батшева» «абсолютной последовательностью лишь в двух вещах: в отрицании боль-шевисткого варварства и в верности своему прошлому». (Можно добавить ещё и нетерпимость к лимитчикам). Этим и нужно пользоваться, читая книги Батшева. С такой характеристикой понятны многие ак-центы автора (но не все). Впрочем, удивление, близкое волнению, всё-таки появляется. И это хорошо!

«Теме, возникающей неоднократно» в «Календаре», по-священа вновь изданная книга (юбилейная серия под редакцией Гершома Киприсчи). Её  автор и герой – молодой поэт Владимир Батшев. Описания возникновения и преследования литературного движения СМОГ советским режимом - это страницы прошлого века. Но не прошедшего времени! В фа-воритах современной имперской России – её единомышленники,  прислужники. На них распространяются поощрения.

«Былое и думы» - буквальное отражение содержания этой книги.

Молодые люди хотели по-своему выражать свои мысли. «Смелость, Мысль, Образ, Глубина – символы нашего творчества», пишет Батшев. САМОЕ МОЛОДОЕ ОБЩЕСТВО ГЕНИЕВ – название придумал Леонид Губанов, уверенный не без поддержки окружения в своей гениальности (стр. 30).

В книге много фотографий. Партитура эпохи: даты воспоминаний позволяют сохранить для истории искусства и демократии в России развитие событий, реакцию властей и многое, что вызывает глубокое сопереживание главному герою.

Страницы публичных выступлений и преследований чередуются с моментами личных потрясений (среди них - сама поэзия, первая любовь, публичные чтения своих стихов, аресты), с встречами и деятельностью вплоть до эмиграции. Опытный романист, автор использует документы, публикации зарубежной прессы, таким образом укрепляя свои воспоминания впечатлением, реакцией извне. Интересны документы зарубежной прессы, в которых даётся оценка творчеству поэтам и прозаикам СМОГа (напр., В. Батшеву, А. Урусову и др., 212-221 стр.). Не потеряло актуальности замечание западному миру, проявляющему «необоснованную осторожность, вытекающую из ложно понятого положения в нашей стране» («Посев», 1965 г., 190 стр.).

«Кодекс права» 1965 года - «преждевременный документ» московской комсомольской верхушки, поражает далеко идущими планами воспитания общественно-политического идеала (182-184 стр.). Кажется, его успешно реализовали в России.

Владимир Батшев благодарен людям, оказавшим на него воспитательно-бразовательное влияние: Владимир Соломонович Библер, Валерий Яковлевич Тарсис, Владимир Буковский. Читатель ощущает переход от состояния эйфории молодого человека к общественной, демократической борьбе. «Так постепенно от несюжетной суггестивной поэзии многие из нас переходили к гражданской лирике»

.

По всей стране было уже больше сотни человек смогистов (стр.175). «Благодаря Бу-ковскому» осенью 1965 года в СМОГе начала проявляться «его общественная линия». Многие из смогистов считали, что Буковский «повернул литературное аполитичное общество на рельсы общественно-политической организации».

Воспоминания Батшева содействуют ощущению присутствия заинтересованного читателя при чтении стихов у памятника Маяковскому. Ах, эти мальчики ещё не знали, как КГБ ломает психику и ноги! Родители героя жили в «самой счастливой стране», удивляясь «странному» поведению сына. Батшев не жалуется, но чувствуется, что поддержки дома он не имел.

Нетрудно подсчитать, сколько было автору (1947 г.), когда он впервые был задержан и получил 5 суток «исправительных работ» (1965 г.). Затем психбольница, любимый исправительный комбинат КГБ. Этот кошмар «вспоминать неприятно», но разве можно зыбыть?! В ночь 21-22 апреля 1966 года Владимира Батшева забрали: тюрьма, 5 лет ссылки. Невозможно не сопереживать и не понимать, что пришлось испытать молодому герою воспоминаний.

В книге много о других смогистах. Об их участии, творчестве и дальнейшей судьбе. Пасынки своего времени утвердили себя по-разному в настоящем. Признание чужого творчества и организаторские способности проявились в успешной редакторской и издательской деятельности Владимира Батшева.  И в этом «верность своему прошлому»!

Кажется он безгранично щедр в оценке творчества Леонида Губанова – гений, «поэт от Бога. Думаю, после Есенина и Маяковского – он третий, кто был поэтом от Бога. (Бродский – гениальный поэт, но от культуры). Как Пастернак, как весь Серебряный век».

Леонид Губанов умер в 1983 году.

«Александр Урусов, Юлия Вишневская, Александр Соколов, Евгений Кушев, Иосиф Киблицкий, Сергей Евдокимов, Леонид Школьник, Андрей Гайворонский, Владимир Батшев – эмигрировали в разные годы на Запад».

Сопереживания этим воспоминаниям позволяют понять, почему так трудно Владимиру Батшеву не высказаться там, где упоминается большевисткая суть.

 Может быть, некоторые из нас были у памятника Маяковскому, слушали стихи. Может быть, некоторых из нас вызывали «на беседу». Но героем был и остался – он, Владимир Батшев. Молодой, смелый и наивный. Верный своему прошлому, один из тех, кто видит мир по-другому, благодарный своим учителям, он много отдаёт.

 

 

 

Остальные произведения вы можете прочитать в бумажной версии журнала

 

Дополнительная информация