Ирина Бирна

Пришло время «постразумной» Германии?

 

Как мне уже доводилось как-то писать, утром 06.09.2015 немцы проснулись в другой стране. И дело здесь даже не в «беженцах», прорвавшихся накануне ночью в Германию вместе с беженцами, не в Кёльне и даже не террористических атаках на улицах немецких городов, дело в том, что тем утром немцы массово открыли для себя правый радикализм и популизм.

Нацистские партии и группы были здесь всегда, но это было явление маргинальное, жалкое, хоть и крикливое. Кто сегодня еще помнит о партии под названием «Die Republikaner»? NPD унизили публично, отказав в чести быть запрещенной: слишком мала, сли-шком слаба и незначительна – помрет естественной смертью от интеллектуальной дистрофии; PEGIDA, после премьерных успехов и оваций, медленно деградировала до сборища кучки скучающих пенсионеров и поздних пере-селенцев из России; AfD, потеряв греческий кризис, путалась, плутала и распадалась в поисках хоть каких-нибудь скандалов, чтобы отрабо-тать кремлевскую пайку. Открытые Бундескацлерин границы вдохнули не просто новую жизнь в засыха-ющие идеи национальной изоля-ции, но и показали бюргерам, что времена приличий, разума, благо-разумия в немецкой политике за-кончились. Фрау Меркель впервые в ее политической карьере риск-нула, и проиграла. PEGIDA вновь стала собирать полную площадь Altmarkt в Дрездене, AfD устре-милась в земельные парламенты…

Но последствия были гораздо серьезнее: солидные центристские, консервативные партии, видя успех праворадикалов, тоже принялись разыгрывать национального «туза». Это и есть та новая Германия, о ко-торой я писала два года назад: Гер-мания правопопулизма и радика-лизма, вышедшего на улицы, пос-мевшего прямо заявить о себе 12,6% избирателей на последних выборах.

Видя успех AfD, с национали-стическими чувствами бюргеров стали заигрывать Хорст Зеехофер, Кристиан Линднер и некоторые другие политики помельче. Хорсту это помогло мало: его партия (CSU) и он лично быстро теряют поддержку электората родной Баварии, и партийная молодежь («Молодой Союз») на своем съезде празднует в открытую Маркуса Зёдера (министр финансов) как нового председателя партии.

Иное дело со свободным демократом Кристианом Линдне-ром. Ему удалось, балансируя между традиционными экономическими вопросами и правой риторикой, вернуть партию в Бундестаг. И даже стать одним из участников будущей коалиции, которую он торжественно и театрально – в последнюю секунду - торпедировал. Эксперты до сих пор спорят о том, зачем он это сделал. А я отвечу вопросом на вопрос: «А что сулила ему «Ямайка»?» 2-3 второстепенных министерских порт-феля и полную ответственность за все, что делает Правительство? Он прекрасно помнит, что участие в прошлой коалиции, с той самой Ангелой Меркель, стоило его партии четырёхлетней политической изоля-ции. Теперь же он может только выиграть. Случись новая транскрип-ция Большой коалиции, свободные демократы с оппозиционных кресел будут спокойно и делово набирать пункты у недовольных граждан; новые выборы наверняка принесут несколько дополнительных процен-тов – именно в расчете на них он занял по отношению к миграци-онной политике позицию «правее» Хорста Зеехофера и критиковал компромисс последнего с «Зелены-ми», а выход из переговоров объяснил ответственностью пе-ред избирателями; случись все-таки Правительство меньшинства, то и здесь многие вопросы и планы это-го Правительства невозможно будет решить и осуществить без согласия тех же свободных демократов, причем ответственность за эти решения будет полностью лежать на Правительстве и лично фрау Меркель. Ну и последний аргумент не следует сбрасывать со счетов: свободные либералы и «Зеленые» концептуально несовместимы. Ни по одному пункту. Вступать с «Зелены-ми» в коалицию, делить ответст-венность за принятие решений по спасению климата и сокращению рабочих мест – было бы для партии мелких и средних предпринимате-лей самоубийством.

Сегодня, когда я пишу эти строки, наиболее возможной остается Большая коалиция.

20.11 фрау Меркель категориче-ски отвергла возможность Прави-тельства меньшинства, через нес-колько дней, не менее катего-рически – новые выборы. С другой стороны, Мартин Шульц хоть не устает повторять, что его партия ни за что не войдет в Большую коа-лицию, в то же время проводит ин-тенсивные консультации с партий-ным руководством и, как только что стало известно, даже формулирует «границы» и «условия» на которых SPD готова забыть обиды. Подож-дем: на вторник, 28.12 заплани-рована его встреча с Меркель…

В случае Большой коалиции главный профит соберет все та же AfD. Она автоматически превра-щается в самую большую оппози-ционную фракцию со всеми вытека-ющими отсюда преимуществами. А что это значит, мы могли уже почувствовать на третий рабочий день нового Бундестага, когда AfD с ходу внесла предложение обязать Правительство начать переговоры с Асадом о возвращении сирийских беженцев. Поводом послужило заявление президента Путина в Сочи, на встрече с тем же Асадом, о том, что военные действия в Сирии окончены и пора приступать к поли-тическому урегулированию. «Новая ситуация позволяет начать высылку беженцев безопасно и бесплатно» ("sicher und kostenfrei"), - говорится в документе AfD. Была ли эта провокация AfD заказана Кремлем, написана ли на Смоленской-Сенной площади, или это личная иници-атива «Альтернативы» подсуетиться под кремлевскими кураторами, мы, разумеется, узнаем не скоро, но она дала нам возможность представить, какой будет отныне работа Бунде-стага.

 Выступавшие представители всех фракций не стеснялись в выра-жениях, с трибуны звучали слова «расисты», «националисты», «ми-литаристы» (Christine Buchholz, „Die Linke“), а депутаты от «альтернатив-щиков» в ответ истерично тре-бовали, чтобы телекамеры зафикси-ровали каждого, аплодирующего этим характеристикам. Аплодиро-вали все без исключения, но сво-бодные немецкие СМИ, не привык-шие к приказам, фиксировали лишь вытянутые лица Гауланда, Вайдель и их коллег. А потом – Фрауке Петри, одинокую, но, очевидно, счастли-вую, что вовремя покинула партию.

 

Немецкая послевоенная поли-тика была «vernünftig» – разумной, т. е. солидной, гражданской, кон-сервативной, крайне осторожной. Сейчас политическую клоунаду «Ле-вых» детей Хонеккера, в Бундестаге уравновесили правые популисты; с правыми настроениями бюргеров заигрывают и центристы...

 Наступает время «постразум-ной» политики?

 

                          27.11.2017

 

Дополнительная информация