Вера Корчак

 

Угроза изнутри: скрытая индоктринация американского народа

  

 

Во время своей предвыборной кампании Барак Обама несколько раз употреблял слово “массы”, которое тут же настораживало всякого выходца из бывшего СССР: да уж не коммунист ли он? Ведь это любимое словечко Ленина, ставшее частью марксистско-ленинского лексикона, языковым штампом коммунистической идеологии. Словечко, которым пестрят и речи вождей, и все учебники по марксизму-ленинизму и научному коммунизму. Нам, бывшим “совкам”, сразу становится ясно, какие учителя были у Обамы. Но попробуй объяснить это американцам! Может быть, кое-кто из старшего поколения, пережившего холодную войну, поймет, но более молодым поколениям любые объяснения будут просто непонятны.

И вообще, политический инфантилизм молодых американцев и их невежество во многих областях знания делают их легкой добычей всяческих демагогов. Но не будем слишком строго судить американскую молодежь, так как, действительно, марксизм-ленинизм ей (пока!) зубрить не приходилось, и опознавать в речах политических деятелей словечки из коммунистического лексикона они не в состоянии. Да и критическому мышлению в общеобразовательных школах теперь не учат, то есть не учат тому, как думать, а вместо этого тому, что думать[1].

Эту молодежь со школьной скамьи натаскивают на ненависть к капитализму (виноват в том, что в мире существует неравенство и бедность), ненависть к Америке (виновата во всех мировых проблемах), ненависть к белым (привилегированная раса, эксплуатирующая все остальные расы) и к западной цивилизации вообще (процветает за счет других цивилизаций) - список можно продолжать. Они не знают, что капитализм сумел поднять из бедности и  избавить от голода и болезней неизмеримо большее количество людей, чем любая другая система; что Америка в прошлом веке спасла мир от ига коммунистического и фашистского тоталитаризма, а в текущем столетии является практически единственным препятствием распространению тоталитаризма исламского; что институт рабства сопутствовал всей истории человечества независимо от цвета кожи, и что именно западная цивилизация выработала концепцию неотъемлемого права на жизнь, свободу и частную собственность (иначе говоря, запрет убийства, рабовладения и грабежа) и первой осудила и отменила рабство; что сотни тысяч белых американцев отдали жизнь в войне против рабовладения… И вот белокожие студенты уже заявляют, что им “стыдно быть белыми”[2], и почти 50% молодых людей одобряют социализм (не очень хорошо понимая, что это такое), считают Америку порочной страной и готовы следовать за всяким демагогом, обещающим все это изменить и создать “счастливый новый мир”. Будучи продуктами современного школьного образования, они и не знают, что все это уже было, и что “счастливый новый мир” всегда оборачивался жесточайшими тоталитарными режимами. Это ли не индоктринация!

Википедия определяет индоктринацию как “насыщение определенным, угодным и выгодным правительству или политической организации содержанием массового сознания населения страны”. Это “насыщение” всегда проводится под каким-нибудь гуманным лозунгом (защита окружающей среды, борьба за права национальных, расовых и других меньшинств, за справедливое распределение благ и проч.) с целью заморочить головы потенциальным избирателям и создать единообразие мышления: однородным стадом легче управлять.

Любая политическая партия опирается на какую-либо идеологию, и конечно, старается склонить избирателей в свою пользу, но это делается путем убеждения, а не манипуляцией мышлением. В этом - разница между добровольным принятием определенной позиции и принудительным ее внедрением. Принудительное же внедрение эффективно только при условии, что индивид не осознает, что им манипулируют, и считает, что принял ту или иную идеологию или позицию самостоятельно. Поэтому идеологическая обработка (“насыщение сознания”) начинается с раннего возраста, ибо, как всякая прививка, она наиболее эффективна в детстве. Это очень хорошо понимали и Сталин, и Гитлер, и Мао, и их многочисленные последователи. Это понимают и современные американские властолюбцы “лево-либерального”[3] толка. На их пути к тотальной власти стоит свободное общество Америки. Поэтому это общество и надо развалить и превратить в легко управляемое “демагогическое стадо”, а американские ценности, на которых оно основано - дискредитировать. Этим и занимаются, начиная с начальных классов общеобразовательной школы: “насыщают” сознание молодежи нужными догмами через телевидение, учебники, литературу, художественные и документальные фильмы, социальные сети - исподволь, потихоньку, ненавязчиво, создавая разнообразные речевые штампы и внедряя их в сознание молодежи (вроде упомянутой выше “белой привилегии”).

Эта индоктринация включает разжигание соответствующих эмоций и страстей, вытеснение всех обычных человеческих интересов и их замещение нужными власти идеологическими установками. Например, многие молодые американцы, которым вбили в головы доктрину “глобального потепления”, искренне верят, что им не дожить и до среднего возраста, так как полярные шапки растают, и вся земля окажется под водой буквально через десяток лет. Никакие научные доводы они не слышат, а яростно организуются в марши протеста против угольной либо нефтяной промышленности и собирают деньги на всякие благородные спасательные цели. А лучше бы почитали о том, что климат Земли постоянно меняется, что периоды потепления были в истории мира уже много раз, как и периоды похолодания, что размер полярных шапок постоянно колеблется, причем при уменьшении площади арктического льда площадь антарктического возрастает и наоборот. Почитали бы и о солнечных циклах, и о  колебаниях формы земной орбиты, о циклах Миланковича - может быть, они поняли бы, что никакой климатической катастрофы не предвидится. Может быть, даже поняли бы, что их используют в своих целях беспринципные политики. Но в школах этому не учат, по телевизору не показывают. Воистину, невежество - это сила!

Школьную и университетскую молодежь втягивают в практическую агитацию и пропаганду, вовлекают в разнообразные марши протеста, поощряя нетерпимость ко всякому, отличающемуся от привитых ей стереотипов. В мою бытность преподавателем мне несколько раз приходилось быть свидетельницей споров между студентами, переходящих в драку, по поводу разногласий в вопросах того же самого глобального потепления. Лучше бы они дрались из-за девушек, что более соответствует нормальному возрастному поведению. Но куда там! Все это давно уже вытеснено на задворки сознания. И ладно бы спорили и дрались из-за какой-либо реальной социальной проблемы, а не выдуманной идеологической установки. Так и создается демагогическое стадо. К тому же при современных возможностях массовой обработки (да еще и с учетом опыта тоталитарных режимов ХХ века) индоктринация принимает изощренные формы и так хорошо маскируется, что ее действительно не всегда легко распознать.

Какой же тогда дать совет современной молодежи? Как тем, кто еще не потерял способность самостоятельного мышления, избежать попадания в ряды “полезных идиотов” (кстати, тоже выражение Ленина)  и научиться отличать простую политическую пропаганду от индоктринации?

С этой целью хочу познакомить читателя с четырьмя положениями, присутствующими в любой идеологии независимо от ее происхождения, характера или направленности (все равно, левой или правой). Они впервые были описаны А. А. Корчаком[4] и названы им “аксиомами” (аксиома - положение, принимаемое без доказательств). Это (1) аксиома “раскола”, (2) аксиома “непримиримости”, (3) аксиома “победы” и (4) аксиома “награды”. Сам факт наличия этих аксиом вовсе не означает, что организация имеет скрытые цели и подспудно занимается индоктринацией. А вот их острота должна настораживать. Должна настораживать и эволюция организации в сторону их обострения. Вкратце опишем каждую из них, хотя для нашей цели наиболее важны только первые две.

В коммунистической идеологии, например, первая аксиома утверждает “раскол” любого современного общества на классы. В ней главное - “раскол”, а не классы, термин нечеткий и неоднозначный. Но главное не термин, а именно раскол на “мы” и “они”. Такой же раскол на “мы” и “они” можно проследить в любой идеологии, например, в фашистской  - на расы “избранные” и “не избранные”, в социалистической - на трудящихся и капиталистов. В этом последнем случае раскол не столь острый и четкий, как в коммунистической и фашистской, но и сами социалистические организации не столь организованны, как коммунистические и фашистские, к тому же имеется множество социалистов самого разного толка. Средневековая инквизиция выработала свою идеологию с той же особенностью разъединения истинных верующих и неистинных. То же и в исламской идеологии - на верных и неверных.

Теперь обратимся к США и применим аксиому №1 к двум главным партиям этой страны: Республиканской и Демократической. Республиканскую партию все чаще обвиняют в бесхребетности и неспособности постоять за свои идеалы, а демократическую - в эволюции влево, к большему экстремизму и нетерпимости. Если это так, то раскол на “мы” и “они” должен быть более острым именно в идеологии Демократической партии. Давайте посмотрим.

Республиканская партия в принципе должна представлять интересы свободных предпринимателей против засилья правительственной бюрократии. Но свободные предприниматели разнообразны и представляют широкий спектр интересов. Большей частью это ярые индивидуалисты. Единственное, что их объединяет - это желание, чтоб их оставили в покое. Поэтому в Республиканской партии раскол на “мы” и “они” довольно расплывчатый: “они” - это бюрократы, правительственные чиновники и т. п., ну а кто же “мы”? Богатые владельцы больших компаний? Или держатели акций этих компаний, которыми могут быть учителя, пожарники и прочие обычные работяги? Или какой-нибудь владелец маленькой местной пекарни, едва сводящий концы с концами? Но причина такой неопределенности не только в этом, но и в состоянии самой партии: ее левое и правое крылья теперь настолько радикально отличаются друг от друга, что об единстве идеологии даже нет и речи. Слабое консервативное крыло, которое только еще начинает оживать благодаря поддержке президента Трампа, действительно представляет (точнее: пытается представлять) интересы мелкого предпринимателя-индивидуалиста, защищает американскую Конституцию и традиционные американские свободы и ценности. А так называемое умеренное крыло уже давно ничьих интересов, кроме своих собственных, не защищает и служит большому бизнесу и своим донорам. Окопавшись в траншеях власти, эти республиканцы отличаются от демократов только своей риторикой, а сами вместе с последними заинтересованы в усилении и расширении власти правительства (то есть своей собственной).

Другое дело Демократическая партия! Защитница коллективизма, она, естественно, является и более монолитной, чем Республиканская. Реальная власть в этой партии сосредоточена в ее левом крыле, а правое крыло настолько слабо, что “умеренных” демократов в правительстве можно пересчитать по пальцам. В идеологических установках этой партии аксиома “раскола” прослеживается очень четко в виде разделения общества на “привилегированных” и “ущемленных”, причем в “привилегированные” попадают не только капиталисты и богачи-эксплуататоры (как у Маркса!), но и “гетеросексуалисты”, и все без разбору белые; особенно белые мужчины. А “ущемленные” - это и трудящиеся, и бедные, и сексуальные и расовые меньшинства, и женщины, и т. д., и т. п. Чем больше категорий “ущемленных”, тем нужнее Демократическая партия - ведь их всех надо защищать! Но сначала их надо убедить в том, что они, во-первых, действительно “ущемлены”, и во-вторых, сами себя защитить неспособны. Одним из инструментов для достижения этой цели является аксиома “непримиримости”.  Но прежде, чем переходить к этой аксиоме, посмотрим более внимательно, кто еще попадает у демократов в “они”.

Мы с удивлением заметим, что в эту категорию могут попасть и представители “ущемленных” категорий[5]. Таковыми оказались, например, две женщины, принадлежащие к расовым меньшинствам: Кэндас Оуэнс - молодая активистка африканского происхождения, член молодежной консервативной группы Turning Point USA, и камбоджийка Элизабет Хенг - член Республиканской партии, выдвинувшая свою кандидатуру в Конгресс от одного из округов штата Калифорния. И та, и другая подвергаются нападкам со стороны лево-либеральных политиков и СМИ, хотя и принадлежат к расовым меньшинствам. Кэндас Оуэнс во время ее посещения ресторана была окружена толпой лево-радикальных молодчиков в масках, которые, паясничая, лезли ей в лицо и выкрикивали в ее адрес всевозможные ругательства, в том числе обзывая чернокожую республиканку “белой супремасисткой”.  (dailycaller.com, 2018/08/06). А видео предвыборной кампании Элизабет Хенг снимается с Фейсбука (Washington Post, August 6, 2018) под предлогом “жестокого содержания” (упомянут Пол Пот и геноцид!!!). Это еще раз подтверждает, что Фейсбук давно уже является “правой рукой” Демократической партии и ее рупором. Теперь, оказывается, он еще и защитник Пол Пота. Правда, под давлением общественности видео восстановили (молодцы американцы!)

Это примеры из последних, а таких много. И тогда обнажается простая истина: защита женщин, бедняков, расовых и сексуальных меньшинств - бутафория, идеологическая заманка в демагогическое стадо, так как на самом деле “они”  - это все, кто не согласен с лево-либеральной повесткой дня Демократической партии, независимо от своего материального положения, расы, пола и тому подобного. Это - “враги народа”, если пользоваться советской терминологией, и отношение к ним диктуется второй аксиомой, к которой мы теперь и перейдем.

Эта аксиома утверждает враждебность и непримиримость “их” и неустранимость “раскола”. И здесь чем жестче организационная структура, тем определенней и острее раскол, тем враждебнее и агрессивнее “мы” по отношению к “они”. Наибольшая агрессивность обнаруживается, что естественно, в коммунистической и фашистской  идеологиях. Наименьшая же там, где организационная структура менее жесткая, централизация слабее, меньше единство и сплоченность внутри организации. Вновь обращаясь к двум партиям США, трудно удержаться от вывода, что такая непримиримость к оппонентам в гораздо большей степени характерна для Демократической партии.

Характерный пример - упомянутая выше и поддерживаемая именно Демократической партией “доктрина” глобального потепления (man-made climate change, ранее называлась global warming). Несогласных или сомневающихся не переубеждают с помощью неоспоримых научных фактов (их просто нет), а подвергают публичному осмеянию, увольнениям из научных учреждений и даже пытаются привлечь к судебной ответственности. Поэтому я и использую для “глобального потепления” слово “доктрина”, а не “наука”: научные вопросы решаются не на политической арене.

Подобного рода яростную нетерпимость к оппонентам демократы демонстрируют не только в вопросе глобального потепления, но и во многом другом, например, в борьбе Демократической  партии за отмену второй поправки к конституции (право граждан на ношение оружия).  Эта борьба неявная - вслух ее руководство утверждает, что партия -  “за” поправку, но все его действия, особенно после массовых убийств, доказывают обратное. “Мы” - это все миролюбивые американцы, которым оружие ни к чему,  “они” - это все защитники второй поправки, главным образом, республиканцы и Национальная стрелковая ассоциация  (National Rifle Association, NRA). И это - несмотря на то, что членами этой ассоциации не было совершено ни одного убийства, тем более массового; что состоит она главным образом из охотников-любителей и занимается проведением классов по правилам безопасного обращения с оружием… Но не всякий станет все это выяснять, и применяемая демократами “аксиома непримиримости” очень эффективна: молодежь Америки пылает ненавистью к владельцам и защитникам права на ношение оружия, призывая к бойкоту NRA, а заодно и всех предприятий и бизнесов, поддерживающих с ней связи[6]. При этом полностью отметается любая статистика, опровергающая партийную установку “меньше оружия - меньше преступлений”, а факты спасения невинных жизней вооруженными гражданами замалчиваются[7].

Теперь перейдем к третьей аксиоме: “мы победим”. Политическая организация, ставящая целью захват (открытый или завуалированный) и удержание власти, не может не содержать в своей идеологии этой аксиомы. Причем и в этом случае прослеживается та же закономерность: чем сплоченнее организация, чем жестче ее структура, острее “раскол”, тем больше степень уверенности в окончательной победе. В действительности это - постулат, необходимый для привлечения сторонников и деморализации противника.

В этом отношении Демократическая партия опять впереди Республиканской. Судя по отношению членов этой партии, особенно ее руководства, к своим оппонентам-республиканцам, теперь ее цель - не только победить на очередных выборах (это - цель любой политической партии), но и утвердиться у власти надолго или навсегда, полностью подчинить Республиканскую партию (и это ей удается) и превратить ее в простой придаток Демократической партии - для поддержания иллюзии двухпартийной системы. Поэтому она никогда не идет на компромиссы с республиканцами, а ведь компромиссы - основа основ демократической республики и плюралистического общества! А вот руководство Республиканской партии идет на такие компромиссы постоянно, чем вызывает справедливое возмущение многих американских граждан.

Четвертая аксиома - обещание награды после “победы”. Необходимость этой аксиомы очевидна: ведь вступление в любую организацию всегда ограничивает свободу человека, часто требует дополнительного труда без реальной компенсации. Аксиома переносит эту компенсацию в будущее. В коммунистической идеологии это - коммунизм, в котором всем - по потребностям, в фашистской - тысячелетний рейх с господством высшей расы, в социалистической - социальная справедливость (“всем по труду”), в инквизиторской - рай для правоверных и т. д. Иллюзорность всех таких обещаний проявляется, в частности, в том, что “награда” во всех случаях удаляется по мере приближения к ней. “Награда” Республиканской партии - уменьшение ига власти бюрократов. Награда, обещанная своим приверженцам Демократической партией гораздо более четкая (и недостижимая!) - бесплатная медицина, бесплатное обучение в колледжах и университетах, “прощение” займов на образование, бесплатные мобильники, бесплатные телевизоры, всем - работа в федеральном правительстве (это - совсем недавнее обещание Берни Сандерса, бывшего конкурента Хиллари Клинтон на пост Президента США)  - в общем, коммунизм. Откуда все это возьмется, вожди Демократической партии помалкивают, как помалкивали и вожди коммунизма. Бывший “совок”, выслушав такие обещания, только ухмыльнется, а американская молодежь - клюет, да еще как!

Так, применяя четыре аксиомы к любой организации, можно составить довольно ясное представление о ее характере. Их можно применять и к оценке общественных движений (за любым из которых, впрочем, тоже стоит какая-либо организация). В качестве примера обратимся к движению за права “сексуальных  меньшинств” - так называемому ЛГБТ - альянсу лесбиянок, геев, бисексуалов и трансгендеров.

Движение, ставившее своей первоначальной задачей декриминализацию “нестандартного” сексуального поведения и справедливый протест против дискриминации гомосексуалистов при приеме на работу, в учебные заведения и проч., становилось все более агрессивным и нетерпимым, требующим беспрекословного согласия с его позицией, разделяя все общество на “мы” и “они”. Для “них” даже был подобран специальный ярлык - гомофобы. По поводу этого ярлыка кардинал Герхард Людвиг Мюллер метко заметил что существование “гомофобии” - это изобретение гей лобби, направленное на тоталитарное доминирование над умами и взглядами людей. У движения геев, продолжает Мюллер, отсутствует научное обоснование, поэтому они создали идеологию, которую навязывают другим; подобно марксистам (!), они выдумали эту “фобию” и используют как ярлык для уничтожения своих оппонентов и всех, мыслящих не так, как они.

Ярлык “гомофоба” навешивают на всякого, осмелившегося публично высказать противоположные установкам движения мнения в вопросах пола, будь это доктора, психиатры, психологи, актеры или бизнесмены. Навешивают и на целые группы:  все республиканцы - гомофобы. Аксиома “нетерпимости” проявляется в том, что несогласных и не пытаются ни переубедить, ни с ними сосуществовать. Их подвергают публичному осмеянию, бойкоту, не признают за ними права на собственное мнение, а неугодных предпринимателей даже доводят до полного разорения (например, маленькую пекарню, владелец которой отказался по религиозным соображениям выпекать свадебный пирог для пары лесбиянок, но готовый испечь им пирог без гомосексуальной символики)[8]

Движение ЛГБТ давно уже вышло за пределы своей первоначальной задачи обеспечения юридических прав т. н. “сексуальным меньшинствам”. Оно обещает своим последователям полную свободу отправления сексуальных потребностей, полную свободу выбора половой принадлежности и даже возможность ее менять по настроению (т. н. gender fluidity). Оно одерживает одну победу за другой (официальное разрешение через Верховный суд браков между однополыми партнерами, разрешение однополым партнерам  усыновлять детей, федеральное финансирование “лечения” заключенных по изменению пола и многое другое). Оно внедряет свою идеологию в общеобразовательные школы и университеты, влияя таким образом на неокрепшие молодые умы, и дети в начальных классах уже читают рассказы о семьях с двумя папами или двумя мамами, более старшим преподаются курсы о “здоровом однополом сексе”, а в колледжах и университетах - о вкладе гомосексуалистов в науку и искусства… Неудивительно поэтому, что опросы общественного мнения уже показывают, что молодое поколение американцев считает, что “сексуальные меньшинства” составляют чуть ли не 30% населения (на самом деле - 1-2%)[9]. Но как и в предыдущих примерах, движение не поддерживает, а часто и осуждает, представителей сексуальных меньшинств, выражающих консервативные взгляды по социальным, политическим и экономическим вопросам. Примеры легко найти на интернете.

Независимо от нашего личного отношения к этому движению - от согласия с ним, до нейтралитета или его неприятия  - невозможно не признать, что острота проявления в нем всех четырех аксиом указывает на его экстремистский характер. Я выбрала в качестве примера именно эту “лево-либеральную” организацию, а не “правые” экстремистские организации[10], такие как неофашисты, белые супремасисты и т. п., потому, что эти последние, в отличие от ЛГБТ, уже давно подвергнуты общественному осуждению и являются маргинальными, никак не влияющими ни на общественное мнение, ни на общее направление развития страны.

Если американцы хотят оставаться свободным народом, они должны всеми силами сопротивляться диктату лево-либеральной ортодоксии, не позволять заморочить себе головы идеологическими доктринами, отстаивать свое право на самостоятельное мышление, и, главное, бережно относиться ко всем общественным и государственным институтам, обеспечившим им небывалую свободу и процветание. Американское государство - не норма, а яркое и блистательное исключение в мировой истории. Америка построена на твердом фундаменте индивидуализма, иудео-христианской этики, уважения к человеческой жизни и частной собственности, к власти закона. Этот фундамент начинает потихоньку крошиться.  Если он превратится в песок,  американскому дому не устоять.

 

 

****

 

[1] Я много лет работала преподавателем школьного и университетского курса физики в системе американского образования. Меня не переставало удивлять отсутствие у студентов элементарных математических навыков. Пообщавшись с учителями математики, я узнала, что постоянные реформы преподавания математики, спускаемые сверху бюрократами от образования, превращают преподавание этого предмета в издевательство над здравым смыслом. Как тут не вспомнить высказывание Владимира Арнольда: “Традиционно высокий уровень российской математики всегда был основан на хорошем школьном математическом образовании “по Киселеву”. Математическая грамотность необходима для каждого культурного человека. Знакомство с математикой учит отличать правильное рассуждение от неправильного. А без такого умения человеческое сообщество превращается в легко управляемое демагогическое стадо” (Известия, 17.5.1992: “Математическая безграмотность губительнее костров инквизиции”, подчеркнуто мной). 

 

[2] Это - прямое следствие внедрения идеологии “белой привилегии”. Термин (“white privilege”) стал  популярным в последние годы, но был введен давно, в 1965 г.,  политическим активистом Теодором Алленом, бывшим, кстати, членом коммунистической партии. 

[3] Так как исторический либерализм означает защиту прав и  индивидуальных свобод человека, включая право на собственное мнение, то сегодняшних либералов правильнее было бы назвать “иллибералами”, так как они проявляют яростную нетерпимость ко всем, не согласным с их точкой зрения (об этом см. книгу Kim R.Holmes “The Closing of the Liberal Mind: How Groupthink and Intolerance Define the Left”). 

[4] Александр Корчак, “От идеологии к идеократии”, журнал “Мосты” (Франкфурт-на-Майне), №56, с.164-184. Также A.Korchak “Contemporary Totalitarianism: A Systems Approach”, Columbia U.Press, 1994, глава 8.

[5] Так же делали в свое время и большевики. Например, недостаточно “передовых” крестьян они выделили в категорию “они”, создав при этом удобный речевой штамп: “кулаки”; затем пришлось добавить в “они” и еще одну категорию - “подкулачников”.

[6] В этом случае, кстати, проявляется еще одна тактика, употребляемая подобными организациями: переваливание “с больной головы на здоровую”: цели развала общества как нельзя лучше служат акты массовых убийств с применением огнестрельного оружия. Циничные руководители раскручивают их в свою пользу в полной мере для 1) критики существующего американского общества, 2) настраивания общественности против второй поправки и подталкивания ее в сторону одобрения изменения Конституции (а это только начни, и тогда до авторитаризма Америке останется только один шаг), 3) разоружения населения для более полного контроля над ним.

[7] По некоторым оценкам, в США огнестрельное оружие используется для самозащиты до 2,5 миллионов раз в год: wikipedia.org/wiki/Defensive_gun_use, http://journals.sagepub.com/doi/10.1177/0022427898035002004.

[8] foxnews.com/opinion/2017/12/28/oregon-court-rules-christian-bakery-must-pay-135g-to-lesbian-couple.html

[9] И не только американцев, это - глобальное явление. См., например,   https://www.thenewamerican.com/culture/faith-and-morals/item/25742-un-pushing-homosexuality-gender-confusion-on-children.

[10] Впрочем, теперь ярлык “правых экстремистов” навешивают на всех, не согласных с лево-либеральной ортодоксией, будь это права ЛГБТ, политика открытых границ, борьба с глобальным потеплением и проч.

Дополнительная информация