Алишер Киямов

 

О дальнейшегм участии издательства «Литературный европеец»

во Франкфуртской Книжной мессе

 

 Высказанные в ноябрьском номере «Литературного европейца» мнения отдельных коллег о целесообразности отказа издательства от участия во Франкфуртской Книжной мессе (оставим слово «ярмарка» мероприятиям современной российской книготорговли) и направления затрачиваемых на него средств (около 2000 евро) на издание малотиражных книг или проведение ежегодных Съездов русских писателей зарубежья меня неприятно удивило. Более внятно причину возможного неучастия объяснила Галина Чистякова: у более состоятельного собрата по перу, очевидно, в следующем году не будет возмож-ности полностью оплачивать место стенда издатель-ства на Книжной мессе. Но высказанное желание отдельных коллег: всё же разобраться в результатах та-кого участия, а потом решать, обнадёживает, что совместными усилиями нам удастся остаться на занятых уже рубежах. 

 Чтобы говорить о результатах участия издательства в Книжной мессе, нужно понять какие реальные цели оно перед собой этим ставит, являясь эмигрантским. На сегодняшний день, как и двадцать лет тому назад, основной издательской целью является увеличение количества подписчиков журнала «Литературный европеец», публикующего произведения группы писателей, выбравших свободу творчества вне России или бывших советских республик, где их произведения в связи с этим воспринимаются, как правило, враждебно.

Только высокая квота продаж журнала, что было бы вполне естественно, исходя из общности выбора жизни в эмиграции как писателем так и читателем, отказавшимся производить и потреблять товар в отчизне, может обеспечить нормальную литературную жизнь: писатель совместно с издателем производит продукт, который нужен потребителю и приносит тем самым доход, необходимый для физического существования производителей. Выбранная Владимиром Семёновичем Батшевым как основателем журнала издательская модель: достаточное число подписчиков, среди которых и сами писатели-эмигранты, обеспечит материальную возможность существования такого печатного органа, оказалась, благодаря его профес-сиональным усилиям, жизнеспособной и самодостаточной, и продолжает успешно совершенствоваться. Естественной составляющей такого совершенствования модели как продвижения к издательской цели стало и участие в крупнейшей Франкфуртской Книжной мессе, осуществляющееся благодаря инвестициям состоятельных собратьев по перу, ведь другие формы рекламы для сбыта журнала либо невозможны, либо малоэффективны. Так: продажа журнала (в том числе «Мостов» и книг) в России по-прежнему невозможна, так как каждый продавец и покупатель, подписчик может быть выявлен как пособник враждебной иностранной пропаганды, что, конечно же, может и случиться, если кто-то часто открывает электронную бесплатную версию журнала; распространение журнала на факультетах славистики европейских и американских университетов признаётся ненужным опытными преподавателями-практиками и даже вредным, так как усложнит работу будущих юных специалистов, которых цепко прикармливают сегодняшние научные, писательские и другие организации России; распространение журнала среди немцев-переселенцев идёт тяжело, поскольку довольно многочисленная группа писателей-немцев из бывшего Союза призывает земляков читать только по-немецки и только их произведения, другой группе по-прежнему мил соцреализм, где всё просто и ясно, и произведения замечательных писателей-коллег из российских немцев, как на страницах нашего журнала так и в их книгах, выпускаемых издательством, не рекламируются даже многочисленными газетками «русских магазинов» из-за боязни усиления влияния инакомыслящих, неподвластных переселенческим организациям конкурентов; распространение журнала среди «еврейской эмиграции» тормозится отсутствием в нём бестселлеров на тему о новой волне антисемитизма в Европе и глупой убеждённостью (от слухов) многих, что журнал — печатный орган русских националистов, монархистов и «власовцев»; распространение журнала среди русскоязычного населения прибалтийских стран затруднено из-за отсутствия произведений русских писателей оттуда на его страницах и отсутствия понимания у прибалтийских книготорговцев, что существует иная, свободная от идеологии сегодняшней России, европейская русская литература, способная демократизировать русскоговорящую часть населения этих стран и так далее.         

Нужно также понять, что и издание книг авторов-журнала малыми тиражами, в основном, служит делу увеличения его подписчиков: посетители Книжной мессы (а где ещё?), беря книгу в руки и читая отзывы о ней литературных критиков, убеждаются, что они имеют дело с высококачественной литературой, с произведениями настоящих писателей, за чьим живым творчеством могут следить, подписавшись на «Литера-турный европеец» или «Мосты», и таких посетителей стенда всё больше и больше, о чём свидетельствует, хотя бы, количество унесённых ими с собой каталогов, представляющих книги издательства. Интересно, что и апробация другой издательской модели — осуществления коммерческого издания — четырёхтомной антологии «100 лет русской зарубежной поэзии» не обогатило издательство, так как всякое коммерческое издание требует значительных затрат на проведение рекламной компании и, в конце концов, допуска на российский книжный рынок.

 Участие в Книжной мессе необходимо Издателю эмигрантской литературы, ведь только там возможно завязывание контактов с русскоязычными литераторами-подвижниками из европейских стран, публикации чьих произведений привлекли бы и их читателей к подписке на «Литературный европеец», а тем самым и к знакомству с произведениями других авторов журнала, только там при скромных инвестициях возможен заказ профессионального перевода произведений авторов журнала, рецензий на них немецких литературных критиков, а при инвестициях значительных, но нормальных для прейскуранта Мессы, проведение рекламных акций с выступлениями авторов издательства на специальных сценах с участием литературных критиков телеканалов и организованной продажей книг ( Дай, Бог, нам всем для этого инвесторов, радеющих за процветание свободной русской зарубежной литературы! Ведь Достойный Издатель всё ещё уповает на их пришествие!); только там при наличии качественного продукта происходят встречи с его европейскими экспертами из различных издательств, университетов, рекламное дарение образцов заинтересовавших книг владельцам европейских книжных магазинов, журналов студентам, школьникам, читающим по-русски, только туда приходят авторы-эмигранты, ищущие своего действительно эмигрантского издателя, люди с новыми издательскими идеями, ищущие сотрудничества, только там открываются возможности стать поставщиком русских книг зарубежья в книжные магазины Европы и многое другое.

 Думается, дорогие коллеги, что нам не следует мешать нормальному, профессиональному, издательскому процессу, который одаривает нас своими плодами (достаточно взглянуть на иконостас русской зарубежной прозы и поэзии на обложке октябрьского «Литературного европейца»), более того: нам следует коллективно помочь нашему издательству, а тем самым и самим себе, удерживать бастион русской зарубежной литературы на крупнейшей в мире Книжной мессе и дальше.

Дополнительная информация