Вера Корчак

Американские “большевики” против Трампа

 

Разговоры о  том, что в Америке формируется неофициальный правящий класс, включающий двухпартийную политическую элиту и кадровых бюрократов, ведутся уже много лет. Звучат и предупреждения о том, что этот правящий класс перерождается в надпартийную олигархию авторитарного типа. Однако только после прихода к власти Трампа существование этого теневого образования перестало вызывать какие бы то ни было сомнения. Оно даже получило название - “deep state” (“глубокое государство”)[1], то есть своего рода государство в государстве, “теневое правительство”, скрывающееся где-то в глубинах федеральной бюрократии.

Задача федеральной бюрократии - претворять в жизнь решения президента, Конгресса, судов. Но бюрократия занимается не только этим. Она участвует и в принятии решений, а также в формулировке идей для законодательных программ - то есть имитирует полномочия  правительства. Поэтому ее иногда называют квази-властью. Федеральная бюрократия США насчитывает примерно 2,1 миллиона чиновников. Из них только около пяти тысяч назначаются непосредственно президентом. Ну а остальные? Частично при смене администрации заменяются и они, но большинство - как сидели, так и сидят. И уходящей администрации надо только внедрить своих людей всюду, где возможно, и они будут по мере надобности препятствовать осуществлению политики новой администрации. Уволить таких работников - даже при разоблачении их “подрывной” деятельности - практически невозможно из-за сложности и многоступенчатости предписанной законом увольнительной процедуры, отнимающей много времени и сил. Более того, помимо 2 миллионов федеральных чиновников на правительство работает по крайней мере 3,7 млн так называемых контрактных служащих, нанимаемых “по контракту” с неправительственными компаниями для выполнения тех или иных функций. Они вместе с государственными служащими участвуют в разработке рекомендаций, рапортов, законодательных предложений. Но в отличие от федеральных чиновников, эти работающие “по контракту” бюрократы подвержены меньшему мониторингу и минимальной проверке при найме. Об этом нас предупреждает профессор Пол Лайт, один из признанных специалистов по федеральной рабочей силе[2].

Размах закулисной деятельности всех этих никем не избираемых и ни перед кем не отчитывающихся бюрократов стал известен только после прихода к власти аутсайдера Трампа. Особенно поражает афера с “русским сговором” президентской кампании Трампа (Russian collusion). Описание деталей этой операции выходит за рамки данной статьи, достаточно отметить, что “глубокое государство” разработало подробный план того, как не допустить к президентству Трампа, а если он все же будет избран (рассматривали и этот вариант) - как от него быстро избавиться. Большую роль при этом сыграло ФБР: стали известны факты превышения полномочий его ведущими чиновниками, такие, как установление слежки за предвыборной кампанией Трампа, разрешение на которую было получено чиновниками ФБР под ложным предлогом[3], внедрение в штат кампании шпионов и многое, многое другое.

Слушания в судебных комиссиях, показания чиновников ФБР и расследования, проведенные независимыми журналистами, разоблачили, насколько “глубоко” засело “глубокое правительство” в структурах федеральной бюрократии. Они показали, например, какую трансформацию претерпело ФБР, на ведущие посты которого были проведены коррумпированные чиновники, которые из-за кулис, совместно со своими “товарищами” из других ведомств, пытаются навязать стране свою волю и избавиться от законно избранного президента.

Разоблаченные члены этого “государства в государстве”, не растерявшись, стали называть себя “спасителями американской демократии”, а их деятельность, названная в сетях “тихим” или “молчаливым” переворотом (“silent coup”) - получила одобрение лево-либеральной общественности.

Суть этого “тихого переворота” в следующем. Президент США традиционно проводит политику своей партии: если он от Демократической партии - более либеральную (“левую”), а от Республиканской - более консервативную (“правую”). Поэтому благодаря периодической смене президента страна как бы колеблется около некоторого устойчивого положения равновесия. Иногда говорят, что при чрезмерном усилении одной партии американский народ голосует “от противного”, не давая стране чрезмерно отклоняться ни влево, ни  вправо. Так - было.

Представим теперь, что страна после очередного “левого” президента (и не просто “левого”, а очень “левого”, такого, например, как 44-й президент - Обама), с целью корректировки курса страны, избирает кандидата, который наилучшим образом может этот чрезмерный крен исправить и станет проводить более консервативную политику. Более того, который сможет наиболее эффективно решить проблемы, волнующие избирателей: нескончаемый поток нелегальных иммигрантов и практически открытые государственные границы, застой в экономике, растущую безработицу, засилье федеральной и прочей бюрократии, коррупцию в верхних эшелонах власти и т. п. В 2016 году таким наиболее подходящим кандидатом по мнению электората был Трамп.

Но если политизированная, разветвленная и хорошо организованная федеральная бюрократия будет вставлять палки в колеса всех начинаний нового президента, тормозить его назначения на важные посты, бойкотировать его политику вместо того, чтобы ее осуществлять (ведь для этого осуществления она в конце концов и существует), то не надо быть физиком, чтобы понять, что крен “влево” будет продолжаться и даже ускоряться. Это в свою очередь означает, что предыдущая партия как бы осталась у власти, несмотря на волю народа - произошел, образно выражаясь, “тихий переворот”, “ползучий путч”. В данном случае усилиями “глубокого государства” Трамп должен был, не выдержав давления, уйти в отставку либо добровольно (как Никсон), либо через импичмент (под выдуманными и искусственно разыгранными предлогами, такими, как сговор с русскими, умственная неполноценность и т. п.). Но “тихого” переворота не получилось - Трамп оказался “крепким орешком”, не побоялся называть вещи своими именами и сумел вывести на чистую воду закулисные махинации коррумпированных бюрократов. В результате и было разоблачено полусформировавшееся в недрах федеральных структур надзаконное теневое правительство никем не избираемых и ни перед кем не отчитывающихся кадровых чиновников. Этого разоблачения новоиспеченные автократы Трампу никогда не простят.

Во всей этой закулисной деятельности Демократическая партия играет ведущую роль (не без помощи анти-трамповских республиканцев, конечно). Почему? Потому что она традиционно стоит на позиции сильной государственной власти, и все начинания, ведущие к такому усилению, всегда находят у нее поддержку[4]. Более того, независимо от того, какая партия находится в данный момент у власти, государственная бюрократия США не избежала типичного для всех бюрократий безудержного размножения и стремления к расширению своих полномочий. Она становится все более всепроникающей и потихоньку присваивает функции других институтов общества (в области образования, медицинского обслуживания и т. п.).

Ее вмешательство во внутреннее самоуправление этих институтов облегчается благодаря особой структуре партийной бюрократии США. Эта структура в обеих ведущих политических партиях включает национальный, штатный и местный уровни. Национальные партийные комитеты включают представителей от каждого из 50 штатов, членов Конгресса от каждого штата и некоторых других штатных представителей. Помимо этого центрального национального комитета, в каждой из палат Конгресса формируются свои партийные комитеты. Аналогичная партийно-бюрократическая структура создается на штатном и других уровнях. Двухпартийный контроль центральной государственной власти дополняется двухпартийным патронажем на всех бюрократических уровнях сверху донизу. Таким образом, государственная и партийная власть как бы переплетаются. Это создает возможность - через частичное слияние верхушек государственной и партийной бюрократии - осуществлять единый партийно-правительствен-ный бюрократический контроль над всеми главными и неглавными институтами общества.

Этот способ экспансии бюрократии внутрь общества характерен, между прочим, и для авторитарных и тоталитарных режимов, что свидетельствует об его универсальности и о том, что структура американской государственной власти носит в себе зародыш тоталитаризма. Понять, в каком направлении развивается этот зародыш, однако, нелегко - из-за сутолоки повседневной жизни, сиюминутных событий, потока новостей (большинство из которых устаревает, едва появившись на свет, а часть и вообще выдумана журналистами, работающими на “глубокое государство”), из-за собственных пристрастий и эмоций. Но если отвлечься от всей этой суеты, то можно заметить, что тактика, используемая американскими властолюбцами лево-либерального толка, типична для всех организаций и группировок, которым честным путем - через оглашение своих истинных целей и участие в открытых выборах - к власти никогда не пробраться. Они прибегают к обману, конспиративным методам, а то и прямому насилию, когда это позволяют обстоятельства. 

Для иллюстрации вспомним, как в ХХ веке захватывали и укрепляли свою власть большевики. При этом обратим внимание на такие важные компоненты стратегии большевиков, как обман, внедрение в местные и национальные органы управления, а также во все общественные институты общества, изоляция автономного “купола” власти от населения за фасадом демократических бутафорий, подготовка контингента “выдвиженцев” - будущей опоры режима, индоктринация и оболванивание населения. 

Нам, выросшим в тоталитарном СССР, всегда внушали, что большевики представляли интересы всех ущемленных классов России и что их поддерживало большинство населения страны. Теперь мы знаем, что это не так, и что к власти они пробивались обманом. После Февральской революции, когда было создано Временное правительство и стихийно возникали Советы рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, большевики, не пользующиеся особой популярностью, начали потихоньку внедрять в Советы своих людей, сообразив, что эти органы могут служить хорошей ширмой для захвата власти. Временное правительство в это время занималось разработкой процедуры и правил для созыва Учредительного собрания, а Советы предполагалось после созыва Учредительного собрания распустить. Им на смену должны были прийти новые демократически избранные органы городского и земского управления.

Большевики, однако, начали шумную и настойчивую агитацию под лозунгом “Вся власть Советам”. Одновременно они обрушили критику на Временное правительство, которое, хотя и наделало много ошибок, но все же сделало и много положительного. Но это не имело значения. Обвиняя Временное правительство в намерении обмануть народ, большевики выдвигают лозунг “Долой Временное правительство”. Обманом и неосуществимыми обещаниями (все фабрики - рабочим, вся земля - крестьянам и т. п.) они пытаются привлечь народ и периферийные Советы на свою сторону. Но их агитация вызывала недоверие у большей части населения, особенно крестьян (составляющих по крайней мере 80% населения страны). Тем не менее большевики везде, где могли, продолжали проникать в Советы, отравляя их своей пропагандой и привлекая на свою сторону “голь перекатную” (Обручев: “самые темные элементы” общества[5]).

Опираясь на этих последних, они стали изгонять из Советов всю оппозицию, заменяя ее своими людьми. Постепенно Советы становились партийными органами большевиков, Дума была распущена, Учредительное собрание разогнано, и, наконец, введен террор (“военный” коммунизм). Сеть тотальных большевистских организаций опутала всю страну. Состав партии на всех уровнях постепенно приводился в соответствие с задачами правящей верхушки. Одновременно создавался изолированный от населения слой привилегированной бюрократии - номенклатуры - обеспечивающий обволакивающую изоляцию правящей клики и ее коллективную безответственность.

Теперь обратимся к Америке. Если верить американским СМИ, то складывается впечатление, что бóльшая часть населения страны поддерживает анти-капиталистическую  платформу, ненавидит президента Трампа, а заодно и его политические начинания, протестует против укрепления государственных границ, ограничения иммиграции и т. п. Все это - иллюзия, искусственно создаваемая голосистым меньшинством, в распоряжении которого  находятся почти все СМИ Америки[6]. Сходство с большевизмом не только в этом. Адепты лево-либеральной платформы с целью привлечения сторонников осыпают доверчивую молодежь невыполнимыми обещаниями, такими, как бесплатное обучение в вузах, бесплатное жилье, бесплатная медицина.

Подобно большевикам в свое время, в органы (главным образом) федеральной власти США внедряются проверенные “товарищи”, которые влияют на политический процесс в заданном направлении. Об этом мы узнаём из многочисленных разоблачений “глубокого государства”. Привилегированная бюрократия, спаянная круговой порукой и общими интересами (как и советская номенклатура!), начинает контролировать кадры по всем правительственным иерархиям сверху донизу, наводняя своими людьми правительственные и околоправительственные инстанции. Скандал 2013 года в федеральном департаменте налогов (IRS), например, выявил многочисленные факты злоупотребления власти политизированными чиновниками ведомства: его аудиторы проводили ревизии политических оппонентов администрации Обамы, препятствовали регистрации консервативных некоммерческих организаций и т. п. Попытки установить связь таких действий с администрацией Обамы (ведь должен был кто-то давать соответствующие указания) ни к чему не привели. Как отметил комментатор Раш Лимбо, администрации Обамы и не нужно было давать никаких указаний - чиновники ведомства сами знали, что делать, ведь таких специально и подбирали. Характерно и то, что скандал был очень ловко замят: кого-то отправили на пенсию, кого-то перевели на другую должность, чем все и ограничилось. И это - только одно из правительственных ведомств! А что же делается в остальных?

Подобно тому, как большевики раскачивали население с помощью подстрекательства к насилию (“грабь награбленное”), так и современные американские политики и представители средств массовой информации делают то же самое: например, призывают к актам агрессии против сторонников Трампа и членов его окружения, против консервативных радио- и телекомментаторов, а также простых граждан, осмеливающихся публично поддерживать президента, а то и просто не соглашаться с леволиберальными ценностями. Официальные представители Демократической партии не только не осуждают эти акты насилия и вандализма, но и призывают к ним[7].

И вообще, Демократическая партия за последние несколько десятилетий претерпела значительные изменения. Раньше главным лозунгом этой партии являлась защита рабочего класса и “маленького человека” вообще, и партия опиралась именно на эти слои общества. Хотя на словах она является таковой и сегодня, но списки ее доноров и демография избирателей рисуют другую картину: партия теперь опирается на профессионалов,  технократов, финансистов, представителей крупного бизнеса. Эта тенденция началась еще при президенте Клинтоне,  окружившим  себя советниками с Уолл-Стрит, и с тех пор быстро нарастала. Донорами Демократической партии теперь стали олигархи. Две ведущие партии США как бы поменялись местами: большой бизнес, который раньше поддерживал Республиканскую партию, теперь переметнулся к демократам, а республиканцы все более опираются на простых работяг, которые и избрали Трампа на президентских выборах 2016 года[8].

Конечным итогом процесса тоталитаризации СССР было создание за фасадом обычных бюрократических структур тотального надгосударственного ведомства с теневым “куполом” власти, теневой иерархией и теневыми правилами игры[9]. Эта теневая власть была так хорошо спрятана от народа, что о ее существовании стало известно только после распада СССР. Правящий класс СССР наслаждался полной безнаказанностью, и никто не понес наказания за преступления против своего и других народов.

       В этом отношении американским властолюбцам до большевиков (пока) далеко. Подбор “товарищей”, как оказалось, не поставлен на крепкую основу: набрали глуповатых и неосторожных - много болтают, обмениваются смс-сообщениями, выдают “своих” на слушаниях в Конгрессе… Да и пресса еще не вся прибрана к рукам - независимые журналисты то и дело докапываются до спрятанного от посторонних глаз… Но самое главное - умудрились допустить  к президентской власти “чужака” Трампа, а не свою ставленницу Хиллари Клинтон[10]. И это - несмотря на мощную пропагандистскую машину, многомиллионные затраты на агитацию и рекламу, привлечение на свою сторону всех ведущих СМИ, а также Гугла, Фейсбука, Твиттера! Нет сомнения в том, что если бы президентом США в 2017 году стала Хиллари  Клинтон, об этой начальной стадии формирования теневого купола власти мы бы никогда не узнали, контингент был бы очищен, консолидация теневых ведомственных структур продолжалась бы ускоренными темпами, и через 8 лет вектор эволюции Америки, пожалуй, изменить было бы очень и очень трудно. Но будут ли наказаны американские “прото-номенклатурщики” за саботаж законной власти, злоупотребления своими полномочиями, фальсификацию фактов и обман американского народа? Пока этого не видно, что еще раз доказывает существование “теневой власти” в глубинах американской государственной системы

Большевикам удалось удержаться у власти в стране, бывшей почти поголовно против них, только благодаря тому, что заранее был подготовлен соответствующий контингент.  Действительно, послереволюционная большевистская власть была слишком слаба, чтобы указами сверху быстро создать организованную миллионную армию послушных чиновников. Но в течение полутора десятка лет, предшествовавших октябрьскому перевороту, происходило скрытое накопление нужного контингента, ставшего впоследствии опорой новой власти. В это же время подбирались будущие “выдвиженцы” на ключевые посты. Поэтому после переворота большевистская власть смогла довольно быстро указами сверху, идеологической обработкой и репрессиями превратить этот “готовый материал” в преданных ей служащих. Но не делается ли попытка подготовки подобного контингента и в США - это школьная и университетская молодежь, которую воспитывают на ненависти к Америке и ее правовым институтам, о чем я подробно писала в своей статье “Угроза  изнутри: скрытая индоктринация американского народа”[11]. Сознательно культивируемое агрессивное невежество современной американской молодежи делает ее послушным орудием в руках жадных до власти политиков. Эта молодежь митингует против всего того, что сделало Америку самой свободной страной в мире. Карл Поппер когда-то метко подметил, что “современный  тоталитаризм является эпизодом в вечном бунте против свободы и разума. От предшествующих эпизодов он отличается не столько своей  идеологией, сколько тем, что его лидеры преуспели в реализации одной из самых дерзких фантазий их предшественников: они сделали бунт против свободы народным движением.”[12] Америке, конечно, до тоталитаризма далеко, но это высказывание как нельзя лучше описывает современные массовые движения протеста в США: их участники по существу бунтуют против собственной свободы. К сожалению, и нашей тоже.

Избрание президента Д. Трампа привело к тому, что был обнажен и, следовательно, замедлен (пока!) процесс формирования теневой власти в стране. В этом - его заслуга, заслуга американского народа и пока еще функционирующей американской системы, не утратившей способности корректировки чрезмерного крена в направлении, конечным пунктом которого является тоталитаризм.

        

 

Статья также публикуется в журнале Мосты» № 61

 

 

 

 

 

 

 

 

 

[1] Этот термин был использован в Турции для группы лиц в правительственной структуре, скрыто  противостоящих официальной власти. Употреблялся он и при описании ближневосточных режимов, которые сговаривались с криминальными и мафиозными элементами с целью личной выгоды и подкрепления собственной власти. В общем виде выражение употребляется для обозначения группы невыборных официальных лиц, которые секретно манипулируют национальной политикой (Википедия).   

[2] http://orthochristian.com/105166.html - Paul C. Light “The True size of government: Tracking Washington’s Blended Force” (2017).

[3] Одно из последних сообщений на эту тему см. John Solomon, “Collusion Bombshell: DNC lawyers met with FBI on Russia Allegations Before Surveillance Warrant”, https://thehill.com, 3 октября 2018.

[4] Сто лет назад Роберт Михельс, рассматривая эволюцию социал-демократической партии Германии, вывел “железный закон олигархии”, согласно которому любая форма социальной организации вырождается во власть избранных. Особенно этим страдают политические партии лево-либерального толка: для них характерны “демократические лозунги и демагогические методы”. Так как лево-либеральные партии опираются на наименее защищенные и наиболее зависимые от правительственной поддержки слои населения, то для их руководства характерна уверенность в некомпетенции масс, что ведет к оправданию фактического господства элиты. Именно в партийном деятеле, вышедшем снизу, отмечает Михельс, особенно сильно проявляется властолюбие (это - наши “выдвиженцы”). Элита действует как замкнутая корпорация, стоящая над обществом. Эти выводы не устарели и сто лет спустя.

 

[5] Обручев К. М. “Советы и Советская власть в России”, Нью-Йорк, 1919.

[6] Согласно опросу 2010 года, 40% американцев считают, что они придерживаются консервативных взглядов, и только 22% - либеральных (Википедия). См. также

https://www.citylab.com/equity/2017/02/the-still-conservative-states-of-america/515592/.

[7] Например, конгрессменка Максин Уотерс в своих многочисленных выступлениях. Вот одно из них: https://www.youtube.com/watch?v=2ya2eOn_gbg. А лидер меньшинства в Конгрессе Нэнси Пелоси не гнушается и прямой угрозы американскому народу, заявляя, что несогласным с политикий Демократической партии не поздоровится (Breitbart News, 18 Oct. 2018 “Nancy Pelosi: There Will Be ‘Collateral Damage’ To Those Who Disagree With Us”).

[8] См. “Oligarchs Are Feeling Right at Home in the Democratic Party” by Jack Johnson, www.jackpineradicals.com). Также “Экономический профиль пятидесяти штатов разоблачает: республиканцы являются представителями бедных, а демократы - богатых” ( “Economic profile of 50 states reveals republicans represent the poor, democrats the rich”, Breitbart News, 21 Oct. 2018).

[9] Этот процесс подробно описан в книге Александра Корчака и Веры Корчак “Самоорганизация тотальной власти: от мафиозных, культовых и идеолого-террористических организаций до глобального террора” (Изд-во Литературный европеец, 2016).

[10] Этим, возможно,  и объясняется их яростная ненависть к Трампу. Такого же “чужака” - Горбачева - в свое время допустили к власти коммунисты, чем и ускорили распад всей тоталитарной коммунистической системы. Но это произошло уже на стадии ее старения, когда система  начала давать серьезные сбои.   

[11] Журнал “Литературный европеец”, № 248, 2018. А вот  и совсем недавнее: опросы американской молодежи (возраст 22-37 лет, т.н. millennials) показали, что каждый пятый из них считает, что американский флаг является символом нетерпимости и ненависти, а 60% (!) - что Америка - расистская и женоненавистническая страна (cnsnews.com/news/article/emily-ward/patriotism-decline-survey-shows-1-5-millennials-sees-us-flag-sign).

[12] К. Поппер “Открытое общество и его враги”, цит. по русскому изданию 1992 г..