Над чем работают писатели

 

 

Владимир Батшев.

Страницы будущей книги

 

…Вечером его допросили. Следователь сказал, что помнит нашего героя по Парижу.

Тот всмотрелся в допросителя и заявил, что не знает его.

Следователь, как показалось, облегченно вздохнул и сообщил, что наш герой – агент Врангеля.

Наш герой потребовал доказательств, но следователь их не представил и отправил арестованного в камеру.

В камере наш герой задумался о своей дальнейшей судьбе. Почему он не думал об этом раньше? Ответ прост – не ожидал, что дело обернется таким образом.

Он сразу узнал следователя.

 

В Париже тот носил прозвище «Божья коровка».

Наш герой был эмигрантом, а следователь жил с российским па-спортом вполне легально и свободно, рисовал парижские достопримечательности, продавал свои рисунки на Монмартре, и чувствовал себя в Париже, как рыба в воде.

Чем он только в Париже ни занимался:

религией,

философией,

марксизмом,

"богостроительством",

"богоискательством",

изучением «двенадцати языков»,

и всевозможными направлениями в декадентстве.

В литературе его любимым автором был Стриндберг.

В России он уже успел опубликовать несколько рассказов, и даже декадентский роман (в одном сборнике с Михаилом Кузминым). Но чего-то не хватало.

В Париже он встретил своего университетского однокурсника Бо-риса Савинкова. Одно время они дружили, их сближала любовь к литературе. Божья коровка писал декадентские романы, которые никогда не заканчивались, Савинков — неплохие стихи, которые тоже не имели конца. Но между однокурсниками родилась неприязнь, которая, увы, продолжится всю жизнь... Несколько раз они спорили на политические темы, здесь-то и обнаружилась непримиримость взглядов. Савинков утверждал, что «русский народ — будущее человечества», а по мнению Божьей коровки — это «скот, ставший жертвой социализма».

Встреча в Париже закончилась ничем – они выпили по бокалу вина в кафе, вспомнили университет и разошлись, чтобы встретиться через 15 лет в том здании, где теперь Божья коровка допрашивал нашего героя.

Но вернемся в Париж. Местная социал-демократическая колония знала, что у Божьей коровки брат-

Дополнительная информация