Ирина Бирна

 

О карнеевом и инцитатовом подходах в политике

К методологии захоронения либерализма

 

История оставила нам для размышлений двух великих легендарных коней – Карнея, более известного под именем Троянского, и Инцитата – любимого коня императора Калигулы. В обоих легендах современники стремились оставить потомкам образцы подходов к решению сложных проблем. Отличаются оба подхода друг от друга принципиально. Первый – Троянский – символ уважения к силе, мужеству и стойкости противника. И здесь совершенно не важно, в какой области: политической, военной, социальной или экономической – история последующих тысячелетий подтвердила: «Троянского коня» всегда подсовывают равному, тому, кого не могут победить в «чистом поле», и для победы над кем требуются нелинейные, неортодоксальные, неочевидные подходы. Слабый противник Карнея не стоит.

Инцитат – прямая противоположность Карнею. Инцитат – символ полного и окончательного презрения к противнику; Инцитат – торжество зарвавшегося хамства, достигшего неограниченной власти; Инцитат – демонстрация безнаказанности в чистом виде, упоение бессилием униженных.

 

То, что случилось в Страсбурге в ночь на 25 июня – очередной яркий пример торжества политики инцитатизма: обнаглевший хам, пацан из подворотни, цинично ввел своего «коня» в Парламентскую Ассамблею Европы. В предыдущей статье я уже писала о том, что участие в этой организации России даром не надо: Совет Европы занимается защитой прав человека на континенте, т. е. тем, чего в России нет, никогда не было, и потребность в чем, при сохранении колониального устройства, исключена в будущем. Более того – чего народ российский не знает даже понаслышке и, следовательно, в чем совершенно не нуждается. Но тем более ярка и значима победа России. Это инцитатизм в чистом виде. Достигнутым вправе гордится не только основоположник Калигула, но и развившие идею Ленин, Сталин и Хитлер.

«Конь» российский расселся в ПАСЕ и тут же голосом Лаврова уверил продажных либералов в том, деньги они получат лишь в случае признания аннексии Крыма соответствующей их либеральным и демократическим стандартам. Либералы проглотили и это: в состав московской делегации вошли сразу восемь(!) представителей оккупированного полуострова. Но выбрыки российского «коня» Лавровым только начались. Презрение хама к европейским политикам будет расти, потому что хам получил из Страсбурга очередное подтверждение правоты своей стратегии: Европу можно купить – вопрос не принципов, а цены.

И вот уже из хамов хам, развалясь перед двумя демократами в кресле, хоронит либерализм, как идею. Многие коллеги-комментаторы справедливо отметили, что по-барски вальяжный тон Путина в разговоре с корреспондентами «Financial Times» следует объяснить радостью победы в Страсбурге двумя днями раньше, но никто не обратил внимания на легкую логическую несуразность заявлений майорчика: едва вернувшись в либеральный клуб Европы, - возвращение, стоившее России дорогой лоббистской поддержки и недешевой мотивации европейских партнеров, - едва достигши цели, он заявляет, что «/…/ идея [либерализма] себя изжила, и она вступила в противоречие с интересами подавляющего большинства населения» (курсив мой, иб). Откуда же радость? Весь там-тарарам и «пробки в потолок» по поводу «возвращения Европы к принципам разумной политики»? Зачем стремиться в клуб живых покойников? Логический конфликт здесь, впрочем, лишь поверхностный, и фокус имеет два разоблачения – оба оттуда же – из конюшни, где холят и пестуют российского Инцитата.

Во-первых, идея ваша подохла. Организация, защищающая какие-то там права какого-то там человека, не пользуется ни весом, ни уважением, ни авторитетом даже в ваших странах, но набралась такой наглости, что лишила нас(!) права голоса! И что теперь, господа либералы? Каково без наших нелиберальных, но ощутимых физически денежек? На голых-то принципах, а? Помыкались четыре года и на все наши условия согласились. Не мы – на ваши, заметьте. Так не доказательство ли это мертвечины вашей либеральной идеи?

Во-вторых, наше возвращение необходимо не нам, а миру. Возвращением нашим мы еще раз подтвердили: мы вас покупали и продавали, и впредь будем повторять упражнение так часто, как нам заблагорассудится, единственно из наших потребностей, а вы всякий раз торговали и впредь будете торговать своим либерализмом и правами человека, заглядывая нам в руки. Так не в праве ли мы утверждать, что идея ваша либеральная подохла?

Вот, где источник радости и вальяжности Путина: купить либералов целого континента, а потом в лицо им же заявить, что они политические покойники – высшей степени торжества хамства вообразить трудно. Это обидно, но, если честно – справедливо: чего еще заслуживают либералы и борцы за права, продающиеся за 7% бюджета режиму, виновному в бесконечных военных и уголовных преступлениях? Режиму, который даже не скрывает поставленной перед собой цели: уничтожение демократии на континенте? Пикантности ситуации, особого душка, так сказать, придает тот факт, что нищая, по сути, Россия скупает европейских либералов оптом и в розницу, содержит противников ЕС, неонацистов, пацифистов и прочих радикалов любого колера за деньги самой Европы, за деньги, перекачиваемые по трубе «Северного потока»[1]. Как тут не вспомнить ленинскую притчу о веревке?

То есть, как хотите, а Путин в очередной раз «всех переиграл»!

 

Говорил же Сурков: «Это они думают, что выбор у них есть»…

А ведь это он - о европейских либералах.

 

 

Хотят ли русские чего?

 

«Ведь это только кажется, что выбор у них есть»

В. Сурков, «Долгое государство Путина»

 

Есть темы, по которым у меня нет собственного мнения. То есть, не то чтобы таки-да, но просто по ним в единицу времени успевают высказаться столько людей, имеющих мнение – свое, чужое, никакое, отличное от последнего и т. д., - что забываешь не то что мнение, пообедать забываешь! Одна из таких тем заботит нас последние два дня: пишут, говорят, заявляют и категорически подчеркивают все, кому господь хоть одну руку и пол-языка дал. Тут и Маас (SPD) со скошенными к носу от лжи глазами, в примодненном подростковом пиджачишке, и безымянный представитель Норвегии, какие-то французики… Необходимость лгать на публику наспех, неподготовленно, как-то даже доверчиво-наивно – признак добрый, свидетельство атавистических и рудиментарных остатков совести, подтвержденное осознание совершенной мерзости. Но легче ли нам, дорогие друзья, от этого? Ведь своей политикой, начиная, самое позднее, с 2014 года, все эти обамы, оланды, бессмертные меркели, макроны, рютены и прочие габриели в паре со штайнмайерами, девальвировали понятие морали до того, что нам на их политическом безрыбье уже не рак рыбой кажется, а червь дождевой. Какое уж тут мнение! Поэтому давайте сегодня без мнения, а? Просто посидим, о делах наших грешных потолкуем.

Тема, о которой я начала, и которая занимает вот уже два дня девяносто процентов эфира, интернета и газетных полос – торжественный ввод путинского коня в Парламентскую Ассамблею Совета Европы[2]. (Чтобы кто-нибудь - упаси боже! - не забыл: организация назначила себя «самой главной по защите прав человека в Европе».)

Пять лет назад европейские борцы за права человека, возмутились вдруг[3] оккупацией и аннексией Крыма и лишили российскую делегацию права голоса. Они сочинили целый длинный список условий, при выполнении которых Россия сможет вернуться в ряды борцов за права человека. Мы все тогда радовались и гордились мужественным и мудрым решением, и легкомысленно отнеслись к словам какого-то члена госдумы: «Ничего, ничего – похорохорятся, повыпендриваются и успокоятся, и всё признают! Никуда не денутся!»

Европейские добрые «главные борцы за права человека» целых пять пристально наблюдали, как Россия стремится выполнить их список. И она, надо отдать ей должное, сделала все, чтобы убедить борцов в своих искренних намерениях: перестала платить взнос в организацию – целых тридцать миллионов евро!, сбила нидерландский пассажирский «Боинг» со ста девяносто шестью террористами на борту, оккупировала часть Донбасса, провела химические атаки в Лондоне и Сирии, ковровые бомбардировки детских садов и школ в той же Сирии, укрепила на троне багдадского мясника, назначила Азовское море своим «внутренним» и на этом основании захватила в заложники три украинских судна и держит в клетке их экипажи вот уже девять месяцев... Я что-нибудь забыла? Ах, да, как же: вмешалась в американские выборы, потренировалась в кибер-атаках против Бундестага и Телекома и успешно вывела из строя украинскую энергетическую сеть, послала наемников в Центральную Африку, Судан и Венесуэлу… - одним словом, боролась не только за права, но и за жизнь человека всюду, куда только дотягивались белы ручки. Не вернуть такую страну в Совет Европы было просто невозможно, согласитесь.

Я не стану здесь утверждать, будто недостаток 7% бюджета[4] перекосил глаза борцов за права человека настолько, что массовые убийства мирного населения в Украине и Сирии предстали им «защитой прав местного населения», потому что подобное утверждение было бы не моим мнением, а вычитанным у кого-то, но то, что перед нами элегантный пример real politic, спорить, думаю, не будет никто.

Пять лет российского остракизма от прав человека решением Генеральной Сессии ПАСЕ обернулись остракизмом прав человека в Европе. Но Россия не была бы самою собой, если бы не насладилась победой до конца, не испила бы сладкого вина европейского унижения до капли, не пнула бы борцов за права какого-то там «человека» еще раз. Показательно. Это случилось уже на следующий день после судьбоносного голосования. С. Лавров похвалил слегка защитников прав человека за «разумное» решение и выразил надежду, что теперь и впредь отношения между Россией и Европой перейдут в русло «рациональных подходов». И тут же добавил: «Мы, разумеется, оплатим все наши долги. Когда все наши права будут восстановлены». На фене, принятой нынче в Кремле, это называется «наездом», у людей воспитанных – «вымогательством» и «шантажом». И госдума тут же посуетилась: на следующий день приняла решение включить в состав делегации депутатов от Крыма. Синхронность заявления Лаврова и решения думы, говорит о том, что сценарий переформатирования ПАСЕ «под себя» был разработан давно и в деталях: согласятся – значит, de facto признают аннексию Крыма, заартачатся – откажут России в ее законном праве самой решать, кто будет ее где представлять и, следовательно, не все ее права будут восстановлены. То есть, пацаны кремлевские в очередной раз развели европейских лохов.

Самое веселое во всей этой истории то, что все поддержавшие возврат России повторяют слово в слово, будто училка в школе заставила их наизусть выучить: «Россия должна присутствовать в Совете Европы, потому что мы не можем оставить сто сорок миллионов человек без защиты. А Россия всегда уважала решения Европейского Суда по Правам Человека». Об «уважении» к правам человека и решениям Европейского Суда в России хорошо бы спросить тысячи убитых мирных жителей Грузии и Донбасса, крымских татар, семью Немцова, украинских политзаключенных Балуха, Сенцова и несколько десятков других, женщин и детей, которых, по представлениям московской православной церкви, можно и должно бить в воспитательных целях… А если спросить нельзя, то уровень «уважения» можно легко установить по количеству выполненных Россией решений этого самого Суда. Поверьте, разуваться не придется.

Что же касается «ста сорока миллионов», то цифра, конечно, впечатляющая. Только вот хотят ли русские вашей защиты? Ответ на этот риторический вопрос последовал без промедления - следуя какой-то дьявольской ухмылке судьбы, «богоносец» российский сам расставил всё по местам и уже на следующий день после голосования в Совете Европы. По опубликованным данным социального опроса сорок процентов (40%)!!! тех, чьи права якобы собираются защищать добрые дяди и тети из ПАСЕ высказались против отмены пыток!

Так, может, дело все-таки не в правах, а в 7%? И без 7% ежегодно вносимых убийцами и военными преступниками не могут либерально-демократические дяди и тети защищать права остальных жителей Европы? Не знаю. Повторяю еще раз: мнения у меня по этому поводу уже нет.

 

Четыре года назад, в статье «Повадки земноводных» я описала Украину в объятиях российского удава. Я тогда была еще молода и наивна, прошедшие годы показали, что удав сжал кольцами не одну Украину, но весь континент. Сжал и наблюдает, как Старая Дева, пуская пузыри о «правах человека», «принадлежности России Европе», «общечеловеческих ценностях», «заботе о правах россиян» и пр., мягко и плавно опускается на дно той самой «иной реальности» о которой так ярко и точно сказала когда-то наша мама Меркель.

 

[1] «Маттео Сальвини отрицает финансовую поддержку Москвы. Доверенные лица итальянского министра внутренних дел провели, согласно репортажам, переговоры о финансировании Лега-партии. Прокуратура открыла расследование», 11. Juli 2019, ZEIT ONLINE (пер. с нем. мой, иб)

[2] Когда-то давно некто Калигула подал миру блестящий пример отношения к парламентаризму и парламентариям: он приказал посадить в Римский Сенат своего любимого коня Инцитата. И посадили. И демократия не пикнула.

[3] «Вдруг» здесь потому, что уничтожение десятков тысяч мирных жителей Чечни в двух Чеченских войнах, войны, развязанные против независимых Молдовы и Грузии, газовая атака в московском театре, расстрел детей в Беслане – все это и многое другое прошло мимо внимания европейских «главных борцов за права человека».

[4] Годовой взнос России – €30 млн.

Дополнительная информация