Ирина Бирна

Предложение

 

Мнение мое по этому вопросу сложилось уже давно. Очень давно. Еще в пору научно-педагогической молодости. Сегодня рискую сформулировать его для читателей журнала и коллег. На риск толкают две причины и один повод, но об этом ниже. Итак, друзья,

а не следует ли нам издательству, как юридическому лицу, - или нам, как коллективу единомышленников, - воспользоваться нашим демократическим правом и подать записку в Министерство культуры РФ с требованием провести, наконец, реформу русского языка и привести его в соответствие с международными требованиями и стандартами? С мировой культурой, практикой, да и элементарной логикой, наконец!

Я говорю о правописании иностранных слов, обрусевших какими-то совершенно инвалидными, неестественными уродцами. Уродцами, имеющими ярко выраженный национально-политический характер. Поясню.

Ни в одном цивилизованном языке мира не существует народа «ВарВаров», произошедшего, вероятно, от св. Варвары-грешницы, бившей мужа оглоблей и изводившей соседей визгливым характером. Народ этот свирепый, прославившийся своим поведением, названным «варварским», известен только в России. В остальном мире были БарБары (повадки их были не привлекательней Варвариных, но все-таки…) Нет в мире и народа «АраВы» - орава есть, а «аравов» не водится. Есть АраБы, часть которых, по мнению просвещенных российских голов, перейдя под власть короля Сауда, стала называть себя «аравами», страну – Саудовской Аравией, полуостров и пустыню на нем – не «Арабскими», но «Аравийскими». Не было никогда в этом мире страны «Византии», а вот Бизантия в ее границах – напротив, - очень была. На карте Греции весь мир тщетно будет искать город «АФины», - город этот знает лишь русская топонимика. Никогда и нигде не было ни «ВаВилона», ни башни его, ни столпотворения… Нет, и никогда не было ни «Гитлера», ни «Геббельса», ни «Геринга», ни «Гиммлера», а были Хитлер, Гёббельс, Гёринг и Химмлер. Как никогда не жили ни философ по имени «Гегель», ни физик по имени «Эйнштейн». И обращались к ним, как и до сих пор ко всем мужчинам Германии, – «Херр» или даже «Хэрр», но никак не «Герр». Здесь, в Германии мракобесие российской образованщины разгулялось как-то особенно залихватски и безнаказанно, словно в Вологде какой-то: Гейдельберги, Ганноверы, Гамбурги, Мангеймы, Лейпциги и прочие «географические новости» терроризируют глаза со страниц заметок, воспоминаний и мемуаров.

Примеров тьма, затемнить дополнительно которую может каждый из нас собственными примерами. Все эти уродцы и выкидыши «особого российского пути», когда-то по разумению своему истолкованные и перевранные полуграмотными российскими «учеными» и дворянами (только они в XVIII-XIX веках, т. е. во время активного устремления России в западную культуру, имели возможность читать книги, журналы, выезжать заграницу, изучать иностранные языки и переносить на родную почву новые понятия и термины), продолжают жить и делать свое дело: подчеркивать и усугублять различия между «русским» и остальным миром. Это и есть первая из причин, заставивших меня вынести вопрос на обсуждение: преодоление тяжелого наследия повальной безграмотности и бескультурья. Какое, милые, столетье на дворе? Ведь невооруженным взглядом видно, что «византии» и прочие «вавилоны» в купе с «аравиями» - не что иное, как синдром нагульновщины культуры. Подобно небезызвестному Макару, решившему вдруг выучить «английский» язык, российские просвещенные люди бросались на латинскую «В» как на маму родную! Что и стало первым источником уродцев, а вторым - элементарная хамская аррогантность профана к грамматике непонятных иностранных языков. Именно из этого источника брызжут «рейны», «гейне» и «лейпциги». Оба источника ничего общего не имеют ни с транскрипцией, а ни с транслитерацией. Еще меньше - с «благозвучностью», потому что объяснить, чем правильный Райн неблагозвучнее русского «Рейна» не сможет даже нынешний приставленный ворами к культуре «доктор наук».

А вот и вторая причина. Я неспроста здесь приклеила Макара Нагульного – этот «гуманитарий» учил «английский» для того, чтобы совершить мировую революцию. То есть, дурак дураком, а и тот понимал, что язык – это оружие. А раз так (этих тонкостей уже добрейшей души живодер Макар понять, конечно, был не в силах), то и коверкание языка, обезображивание понятий, описываемых им, далеко не так безобидно, как думают наивные многие, но одно из применений этого оружия. А еще здесь, в коверканье и обезображивании, сокрыты и «особый российский путь», и «своя гордость», и «лишняя хромосома», и прочее всё, что ведет к разъединению, а не единению с остальными народами и культурами. Язык - одна из защитных функций социума, позволяющая оградить свое социальное «Я» от соседей, т. е. защитить свою культурную автономию, традиции, ареал обитания. Таким образом, исковерканные латынь и древнегреческий, служили сперва царскому, а за ним и коммунистическому, режимам частями тюремной стены, преградой на пути к мировой культуре. Именно поэтому коммунисты запретили в 1933 году Правила украинского правописания (т. н. «Харьковское правописание»)[1], культурно-исторически предельно близкие европейским, как «националистические».

И тут я вплотную подошла к поводу, к которому придралась, чтобы обратиться к вам с «Предложением»: на днях Украина провела коренную реформу правописания. Теперь из украинского языка исчезнет все, навязанное когда-то Москвой: «Афины», «арифметика», «аудитория» и т. д. Для того, чтобы понять значение произошедшего, достаточно почитать отзывы на реформу в интернете. Их – тьма тьмущая, и ни одного положительного: Москва сразу поняла, что происходит, и дала команду «фас!» своим троллям. Такого разгула иронии, насмешек, критики, оскорблений и угроз не видел интернет даже осенью прошлого года, во время признания Вселенским Патриархатом независимости Украинской церкви от Московского паханата, пардон, патриархата, разумеется. Грамматическая эмансипация Украины ударила имперский режим Кремля под самый дых сильнее эмансипации церковной! Реформой Украина подтвердила, что устремлена в Европу не только экономически, не только в поиске защиты от очередного российского поглощения, но и духовно, культурно, исторически. Так не удачный ли сейчас момент развернуть оружие, веками оттачиваемое Кремлем против всего мира, в сторону самого Кремля?

Реформы мы добьемся вряд ли. Даже вряд ли с нами кто-нибудь вступит в официальный и серьезный диалог. Но мы попытаемся. Мы попыткой нашей заявим, что русская литература за рубежом не только существует, но живет, и живет жизнью, тесно связанной с традициями мировой культуры, является неотделимой частью ее. Мы укажем, по крайней мере читающей российской публике, путь в лоно мировой культуры, вышедшей и вскормленной двумя великими языками – древнегреческим и латынью. Думаю, ради этого стоит направить петицию, или требование, или открытое письмо в Министерство культуры РФ, а копии – в российские посольства и редакции средств массовой информации.

 

[1] Особую яркость и выпуклость обретает это московское благодеяние в историческом контексте: сперва в 1928-30 годах Москвой была полностью уничтожена украинская интеллигенция, потом – в 1932-33 – искусственным голодом убиты от 8 до 12 млн. украинцев, а уж потом оставшихся в живых заставили говорить по-русски с украинским акцентом. Впоследствии язык этот стали даже называть «суржиком».

Дополнительная информация