Ирина Бирна

 

Кликабельные писатели

 

или

 

Было ли у Федора Михайловича удостоверение?

 

«Имейте в виду, уважаемый Шура, даром я вас питать не намерен.За каждый витамин, который я вам скормлю,я потребую от вас множество мелких услуг»

И. Ильф и Е. Петров, «Золотой теленок»

 

«– Вы – писатели? – в свою очередь, спросила гражданка.

– Безусловно, – с достоинством ответил Коровьев.

– Ваши удостоверения? – повторила гражданка.

– Прелесть моя... – начал нежно Коровьев /…/ -чтобы убедиться в том, что Достоевский – писатель,неужели же нужно спрашивать у него удостоверение?Да возьмите вы любых пять страниц из любого его романа, и без всякого удостоверения вы убедитесь, что имеете дело с писателем. Да я полагаю, что у него и удостоверения-то никакого не было!»

М. Булгаков «Мастер и Маргарита»

 

 

Собрату по перу и доброму старому другу было видение. Явились ему женские ягодицы – «самые лучшие в мире». Он, повидавший в этой жизни многое, включая и gluteus maximus, medius и minimus, отчаянный семьянин и трезвого поведения, внимательно осмотрел, сравнил и взвесил явившееся, и был впечатлен. Рядом с впечатлительным органом красовалась реклама «ИСП». Впечатленный друг мой и собрат, в стремлении продолжить когнитивные изыски, открыл и эту рекламу. «ИСП» обманул: оказался «Интернациональным Союзом Писателей» - «крупнейшей в мире организацией профессиональных писателей». Эту-то рекламу он и переправил мне, сопроводив вопросом, о моем опыте общения с «крупнейшими в мире профессионалами». Мне реклама писателей, равно как и «поэтов, авторов-драматургов[1] и журналистов» явилась не в сопровождении мужских ягодиц, но тампонов и прокладок. Возможно, это повлияло на мою восприимчивость, и знакомство со страничками – а их в сети в разных вариантах невероятное множество – вызвало у меня совершенно иные ассоциации. Ну, то есть, близкие к ягодичным, только наоборот.

Тем, кто живет в Германии веками, т. е. как я - с конца прошлого века, должна быть знакома волна обещаний легких денег, что некогда заливала умы и наполняла сердца сладким ядом приближающейся роскоши. Я слышала от друзей, и даже лично получала предложения от знакомых вступить на путь простого собирания денег, лежащих, по словам уговаривающих, прямо под ногами. Разумеется, вежливо отклоняла все искренние попытки обвести меня вокруг пальца. Но однажды прочла в газете объявление: «Требуются сотрудники, владеющие русским языком для распространения и рекламы нового продукта. Зарплата (не помню сейчас цифру, но она впечатляла размером не менее того, что явилось собрату). Возможность карьерного роста» и тел. в придачу. Я позвонила. Трубку взяла женщина и назначила встречу в воскресенье на паркплатце «Глобуса».

…У здания стояла женская фигура, которую я заметила сразу же: паркплатц был пуст, как трехлитровая жестянка из-под кильки, которую хозяйка бросила голодным котам. Фигура махала руками и давала направление. Следуя указаниям, я объехала здание, увидела ткнувшийся носом в стену старенький и пошарпанный «Peugeot», и стреножила мой «Opel» рядом. После короткой процедуры представления, встречавшая открыла дверь свои ключом, и мы поднялись на чердак «Глобуса». Здесь моя Сусанина толкнула одну из дверей и ввела меня в помещение – не то квартира, не то – контора: встроенная кухня, стол, несколько стульев и кресло. На столе какие-то яркие буклеты, в кресле - мужчина. Молод, черняв, но с залысинами. Выбрит. Он встал нам навстречу и, произнеся несколько фраз о погоде и дороге, пригласил сесть. Сам, не то чтобы вальяжно или вызывающе, скорее подчеркнуто свободно и независимо, развалился в кресле. Разумеется, предложил сок и воду.

С первых слов я поняла, куда вляпалась, но уйти, не допив сока, считала невежливым и оставалась сидеть и слушать. Речь шла о той самой, известной мне от друзей и знакомых, модели легкого заработка: некая фирма производит духи, превосходящие французские во всем, кроме цены, и исключительно из натуральных продуктов, но рынок во-первых, уже поделен знаменитыми и громкими именами, и потому пробиться здесь через сеть магазинов с новым продуктом сложно; во-вторых, тот же рынок полон дешевых подделок, а в-третьих, вот не угодно ли ознакомиться с нашим проспектом – и он протянул мне яркий буклет со стола.

Я решила, что просмотр входит в стоимость сока, и принялась листать буклет. Здесь все было, как положено: красивые, длинноногие девицы в купальниках, вечерних платьях и спортивных костюмах, молодые и не очень, но очень спортивного вида мужчины на фоне зеленых полей для гольфа и непременным юным кедди за спиной, живописно опирающимся на сумку с битами. Русский текст пояснял, что, начав с малого, в качестве продавца товара, но проявляя смекалку и сообразительность, любой может легко и быстро, в течении каких-но недель, завербовать собственных уже продавцов и подняться на следующий уровень, символом которого будет именное кольцо. С этого момента работать уже не надо будет. Никогда в жизни. Поднимаясь все выше и выше, можно дослужиться до… - вы вот сейчас подумали: до оранжевых штанов? - нет, - до перстня с бриллиантом! Я перевернула страницу. Перстень был тут. Без обмана – как живой. Начиная с третьего левела фирма оплачивает сотрудникам ежегодный двух месячный отпуск на Сейшелах, «Imperior Hotel» - «пять звездочек плюс» международного сервиса! All inclusive!! Включая воблу к пиву и семечки к футболу!!!

Чернявый, в то время как я рассматривала картинки, вел светскую беседу с Сусаниной. Краем уха слышала я что-то скучное и бытовое приглушенным тоном, но когда добралась до перстня, хозяин кухни начал проявлять смекалку, голос его зазвучал звонче и направленнее:

- Ах, как хорошо было на Сейшелах! – говорил он, обращаясь к проводнице, не поворачивая в мою сторону головы, - Гостиница – высший класс, каждый вечер какой-нибудь банкет или концерт! И все за счет фирмы! А я ведь только год, как начал!

- Да, - соглашалась та, стараясь не отстать в сообразительности, - и у меня команда уже подбирается, и я в следующем году поеду на Сейшелы. Ты слышал, меня скоро уже кольцом наградят.

- Конечно! Ведь это я заявку на тебя подал!..

На последней странице брошюра подтверждала визуально то, что я уже знала вербально: первый шаг в сторону Сейшельской мечты должен быть оплачен вполне реальными ста тридцатью немецкими марками – цена комплекта образцов «духов из натуральных эфирных масел».

Теперь скажите мне, почему просматривая официальную страничку «ИСП», вспомнилась мне эта встреча с владельцем обшарпанного «Peugeot» на чердаке «Глобуса»? Да потому, что в обоих случаях бьет в нос дешевая попытка подсечь идиота на блесну неистребимых русских страстей: жажды власти и тяге к дармовщине.

Страничка «писателей» может вызвать массу интересных вопросов, о том, например, почему организация, якобы основанная в 1954 году в Париже, при Путине решила перебраться в Москву? За какими такими надобностями? И почему исчез бесследно французский офис организации, а не стал ее «национальным офисом», как, например, «Великобританский», «Македонский» или «Астраханский» со «Смоленским»? Или как могут писатели терпеть на своем лице, или лице своей организации, что, собственно, одно и то же, «кликабельные миниатюры», «писательские тусовки», «востребованные сюжеты» и «оставаться в тренде»? Не знают «писатели» русских слов для тех же понятий? Неужели никто из приведенных нескольких сотен имен, ранжированных по чинам на «кандидатов», «членов» и «почетных членов», называющих себя «писателями», не знает правил употребления возвратной частички «ся»? Но задавать мои вопросы я не буду – и без того понятно, что писал текст «писателям» некто талантливый, но в чине никак не выше прапорщика. Иначе не объяснить ни «орденов и медалей в области литературы» (курсив всюду мой, иб), ни «ревизионной комиссии», ни «младших командных должностей». Поэтому, вероятно, и чудится сырой и затхлый запах подвала, дух казармы и аромат «Герцеговины Флор» из известной трубки, и мнится, что имеешь дело не с писателями, а с инженерами человеческих душ. Не отсюда ли это гадкое слово «кликабельность»? Это что, писатели, по первому клику сверху выдающие на-гора тексты по «востребованным» тем же верхом сюжетам? Или по оклику оттуда же, переписывающие то, что написали без визы и согласования? Или речь о кликушах режима в «тренде»? Принадлежности к некоей клике? Что это вообще за публика, которая не читает странички, ее представляющей? Я ее что - первой прочла?!

Да нет же! – читали, читали многие, но, повторяю: берет страничка за живое русского человека!

Любого, пожившего в свободном мире хоть несколько лет, и сталкивавшегося с вербовочными технологиями и материалами серьезных экономических игроков, не может не поразить свидание с родной посконно-портяночной реальностью. Все, буквально все на интернациональных писательских страницах, бьет в нос дешевой роскошью: золото самоварной пробы, ленты, «награды» и, главное, обещания. Это те же Сейшелы из моего двадцатилетнего забвения, только без пальм. Тут их заменяют лавровые венки. Кандидатам и членам организация щедро обещает все: международные (!) премии, ордена и медали (!!), льготы при публикации книг и продвижении за границей (!!!), предисловия и критику пера «великих», паспорт писателя (!!) международного образца (!!!! – нет, ей-богу, не хватит восклицательных знаков до конца статьи!). Члены, вдобавок, получают право ходить по воде, а почетные – письменную гарантию потенции в загробной жизни. Женщинам-членам обещают оргазм при каждом сношении. Даже с нечленами. В смысле организации.

Загадочный и вожделенный «паспорт писателя» «признаетСЯ (! – прямо-таки сам и во всем, иб) властями многих стран мира /…/ обеспечивает беспрепятственный доступ к событиям, представляющим интерес для писателя или журналиста. /…/ дает право доступа в государственные и муниципальные учреждения для получения информации», его предъявление «В Европарламенте, Совете Европы и других европейских международных организациях /…/ достаточно для того, чтобы не только получить доступ к информации, но и содействие в подготовке и распространении материалов, а также в других вопросах деятельности на территории стран Европейского Союза». Тут не хватает одного, мелочи, но принципиально важной: права бить по морде каждого, в том числе и в Европарламенте, кто владельцу паспорта не по ндраву!

Только вот и здесь вопросик: а почему так скромно, почему только Европарламент и Совет Европы? Почему нет в списке Думы и Администрации Президента России? Может, и туда наведаться и документики потребовать – о политических заключенных, дворцах и офшорах президентской гвардии, коррупции, экологии?.. И заявить, что собираетесь эти документики распространять… Не потому ли, что в Европарламенте даже не посмеются, увидев филькину грамоту «ИСП», просто вежливо попросят не мешать, а в Думе и у президента могут ведь и того – экстремизм пришить! Десять лет, хе-хе… творческого отпуска.

Особо легко – прямо-таки маслом теплым – вливается в душу русскую милая ей халява: гарантированное владельцу паспорта бесплатное посещение музеев и спортивных мероприятий (в некоторых, неоговоренных отдельным списком, странах), бесплатный проезд в городском транспорте, «материальная помощь на лечение и даже покупку квартиры». С лечением – это хорошо. Это – правильно. Гуманно. Только вот, сомнения берут: поддадутся ли лечению те, кто во все это поверил?

Все, разумеется, не за бездаром: бесплатный проезд «в общественном транспорте некоторых стран» отягченный «правом на продвижение книг заграницей», стоит пару пустяков - €300,00 вступительного взноса. Но уж потом.., а завтра!.. То есть, скептики не преминут заметить: €300,00 это вам не 130,00DM! Конечно! Но и возможности иные! За эти €300,00 уже кандидат в члены получает «право выдвигаться» на «Нобеля»! А это, друзья, €870.000! Значит, за деньги, вложенные в «самую крупную организацию», кандидат обретает право выдвигаться в очередь на обмен каждого вложенного евро на 2900 тех же знаков! Один к двум тысячам девятистам! – это ли не бизнес?!

 

Ознакомившись со страничкой «интернациональных писателей», разгадала я и великую символику видения - в Германии обман тоже связывают с явившемся собрату органом: «verarschen»[2].

 

                                                                                                                                                     Ирина Бирна,                                                                                                        16.11.2019

 

 

[1] Намек на то, что существуют и плагиаторы-драматурги, но им в «крупнейшую в мире организацию» путь заказан.

[2] Google-переводчик ставит все точки над «i»: «verarschen» (нем.) - «наебать» (рус.). Иногда точнее не скажешь!

Дополнительная информация