Юрий Рябинин

Узнай, народ российский

 

Надумала верховная власть ос-частливить нас какими-то поправками к конституции. Я так особо-то в это не вникаю, потому что не интересуюсь их фарсовой политикой. А между тем идет целая кампания: это все обсуждается, обмусоливается в газетах, на телевидении. Естественно! – всюду преобладает мнение «за»: надо! пора! назрело! и т.п. «Против» голос разве что в интернете встретишь.

И вот на днях я оказался участником этой их кампании. Районная управа распорядилась по организациям нашего района отрядить людей для участия в некой пропагандистской акции. Отрядила и меня одна организация.

Это было устроено неподалеку от моего дома – у известного пруда Бекета. Собралось с дюжину разных работников и пенсионеров. Дама из управы раздала всем шпаргалку – вопросы с ответами на них. И объяснила: сейчас приедут телевизионщики и будут нас поодиночке снимать на камеру, – задавать заготовленные вопросы, а мы должны будем отвечать, как предписано.

Действительно, вскоре явились телевизионщики – корреспондентка с оператором. Лет по двадцати пяти. Интересно ведут себя: для них человек, которого снимают, будто бы нечто неодушевленное – объект съемки и не более того. Я было спросил что-то у оператора, а он в ответ… спрашивает что-то свое у корреспондентки. Потом я сказал что-то корреспондентке, – она вообще промолчала, а через секунду принялась обсуждать свои проблемы с оператором, будто к ней никто и не адресовался. И все в таком духе.

Снимали они людей по очереди и в разных местах нашего парка, – меняя всякий раз композицию, они таким образом добивались придания большей достоверности своей работе: показывали, что это-де у них не на потоке «говорящие головы», а случайные прохожие, при тех или иных обстоятельствах заснятые.

Первого они снимали какого-то «завхоза», как этот человек представился. Прежде корреспондентка спросила: как он хочет? – самостоятельно формулировать ответы на вопросы или она будет сразу озвучивать вопрос с ответом, а он повторять? Завхоз выбрал второе. Выглядело это следующим образом. Корреспондентка за камерой: «Надо ли вносить поправки в конституцию? – да, я считаю, в конституцию надо вносить поправки». Завхоз на камеру: «Надо ли вносить поправки в конституцию? – да, я считаю, в конституцию надо вносить поправки». И так в каждом случае. Под конец корреспондентка сказала: «Я – за поправки». «Я – за поправки», – эхом отозвался завхоз.

Настала моя очередь. Меня телевизионщики увели на другой берег Бекета и поставили на мостик, с которого моржи погружаются в ледяные воды старинного пруда. По дороге туда корреспондентка спросила неизменное: вы сами будете формулировать ответ или повторять за мной? Я заверил ее, что буду делать это самостоятельно.

На вопрос: согласен ли я с новыми поправками в конституцию? – ответил: не со всеми, некоторые небесспорны. На вопрос: можно ли крупным чиновникам иметь еще гражданство, помимо русского? – отвечаю: вряд ли иностранное гражданство может помешать чиновнику быть совестливым и усердным, равно как едва ли единственно русское гражданство способно исключить нерадение и лихоимство; если достойный и честный человек, занимающий высокое положение, еще и гражданин какого-то государства, то и пусть таковым является. Оператор с корреспонденткой изумленно переглянулись. Я понял, что сказал совсем не то, что требовалось, не то, чего они ожидали.

Так на половину, по крайней мере, вопросов я ответил не в соответствии с запланированным кем-то сценарием. Особенно ошарашил их ответом на вопрос, – должны ли внутренние законы России иметь приоритет над международным правом? Ни в коем случае! – отвечаю энергично, – приоритет внутренних законов над международным правом приведет нас к полицейскому государству; теперь бояре во всяком случае опасаются, как бы до каких гааг не дошли печалования на их произвол в уделах, а избавь их от такой перспективы, совсем осатанеют! В этот раз телевизионщики даже и не переглянулись, – поняли, что случай безнадежный…

В завершение корреспондентка попросила: а теперь произнесите одну только фразу – «я – за поправки». У меня промелькнуло: вот, что только и останется от всей этой карусели! – смонтируют и запустят, наверное, этакий разудалой ролик, в котором десятки улыбающихся, бодрых, счастливых, облагодетельствованных власть имущими радетелями граждан будут на разные лады выдавать: я – за поправки!

– Я – за поправки, – сказал насколько возможно бодро и стараясь.

Дополнительная информация