Владимир Батшев

В объятиях  коронавируса

 

Как же надоело нагнетание паники из телевизора, из интернета из телефона!

Не выходите из дома!

Кашляйте в локоть!

Стойте на расстоянии метра!

Избегайте скопления людей!

Сразу вспоминается советское: «Больше трех не собираться!»

Да откуда же скопленье, если все демонстрации и массовые сборища (собрания, диспуты, фестивали и т.п.) запрещены?

Слава Богу, что Франкфуртская книжная ярмарка 2020 года еще не отменена, и мы надеемся продемонстрировать на ней свои литературные успехи и издательские достижения.

Абсурд ситуации в том, что все социальные институты парализованы.

Власти растеряны, поэтому их предписания абсурдны – не покидать жилищ, но в аптеку и в магазины можно сходить.

А тем, кто работает? Можно и на работу.

Библиотеки и спортклубы закрыты, но метро и автобусы рабо-тают. Вирус в метро вместе с нами не катается, что ли?

В магазинах отгородили кассиров прозрачными простынями с окошками, куда они бросают нам сдачу руками в белых не стиранных перчатках…

Честно говорю: не верю в коронавирус. И несмотря на то, что я не верю в теорию заговоров, кажется мне, на этот раз что-то не то… То ли репетиция грядущей войны, то ли инопланетного вторжения… Кажется…

Но, если кажется, надо крестится, говорит пословица.

Перекрестимся.

Евросоюз закрыл границы для чужих. Давно пора, фрау Меркель, поздно спохватились. На пять лет опоздали. Мусульманские бациллы сколько лет лихорадят Германию.

Распоясалось хамье – старому человеку надо было принести лекарство из аптеки, так эти гниды потребовали с него за доставку 100 евро! И он отдал вместо того, чтобы послать…

И как же им не распоясаться, если чиновники, пользуясь ситуацией, еще больше бездельничают? Ведь все нелады и безалаберность можно свалить на коронавирус.

Местные власти придумывают бредовые распоряжения: пожилым людям запрещают выходить из дома, обрекают стариков сидеть взаперти, словно в тюрьме.

Грядущие отпуска отменены, ибо никому не известно когда маразм коронавируса закончится. Одни научные светила утверждают, что летом, дескать, микроб боится тепла. Другое светило изрекает, что к осени. Третье доказывает, что аж через два года.

А китайцы объявили, что в Китае больше нет заражений, вообще.

Кому хочешь – тому и верь. Вот она свобода выбора.

Моя поездка на теплый берег испанского моря срывается. А я-то мечтал закончить роман, вдыхая прелесть средиземноморья, поедая жареные с чесноком креветки в бадеге у Маноло, запивая их местным тинто.

А жена говорит: спрячь мечты до следующего сезона (который, надеемся, пройдет без пандемий) и попробуй вернуть затраченные на отпуск деньги (самолетные билеты и оплату апартаментов). Это самое трудное  сегодня.

Но не будем печалиться, не будем стенать.

Погода на улице хорошая, народу на улицах мало, гуляй – не хочу.

Захоти, дорогой коллега! Прогуляйся по свежему воздуху, выпей пива на лавочке в парке, послушай птиц и запиши в записную книжку или надиктуй в диктофон свежие впечатления.

Смотрите, какие розово-белые бутоны на ветках сакуры. И уже одуванчики, ну просто из детства, колышут своими желтыми головами

Время карантина – рай для писателя. Никто не мешает, ничто не отвлекает. А сколько тем родила эта паника! Надиктовал первые страницы? Молодец. Беги домой, садись за компьютер и переноси придуманный текст в электронные недра агрегата.

Не выходил из дома, не видел цветущей сакуры, из окна – скучный пейзаж с одиноким деревом и ни одного человека на улице?

Не обращай внимания. Вспомни, что пережили в Советском Союзе, и согласись, что переживем и пандемию.

Пиши. Слышишь, пиши, твори, работай.

Вспомни, как был написан «Деккамерон».

А если обезумевшие власти запретят из дома выходить, если придется в ожидании конца (чего? пандемии? света?) сидеть дома в компании жены, компьютера и собственной библиотеки?

Тем более – пиши.

Написал же знаменитый английский писатель Даниель де Фо «Дневник чумного года» о выживании человека во время Великой чумы в Лондоне.

Может, и ты напишешь что-то подобное.

 

Дополнительная информация