Семен Ицкович

Нет человека – нет проблемы?

Наоборот, проблемы только начались

 

За счет чего держится в России путинский режим? В значительной мере за счет коррупции. На всех уровнях – от самого верхнего в миллиардном исчислении до самого мелкого в рублёвом и копеечном. Режим дает жить коррупционерам, но, конечно, не всем, а только своим, подконтрольным, подпирающим и связывающим круговой порукой властную вертикаль. Их в случае чего и охраняет. Это отчетливо выявилось в сенсационном деле Магнитского, основные моменты которого вкратце напомню.

Сергей Леонидович Магнитский – специалист по бухгалтерскому учету и проверке финансово-хозяйственной деятельности компаний – работал в российской консалтинговой компании, оказывавшей юридические услуги фирмам, заинтересованным в аудиторской проверке. В числе таких оказалось российское отделение международного инвестиционного фонда HermitageCapitalManagement, возглавляемое гражданином Великобритании Уильямом Браудером. В 2007 году по подозрению в уклонении от уплаты налогов в отделении фонда, а также и в аудиторской компании, были проведены обыски, в ходе которых сотрудниками силовых ведомств были изъяты документы ряда фирм, входивших в структуру фонда. Для чего они были изъяты? Это-то и был большой секрет.

Прошло некоторое время, и секрет был раскрыт аудиторами, в том числе и Сергеем Магнитским. Выяснилось, что изъятые документы и печати вскоре были использованы преступниками для перерегистрации ряда фирм на новых собственников, которым под видом возврата якобы переплаченных налогов были переведены из бюджета 5,4 млрд рублей, после чего фирмы самоликвидировались. Такова была преступная схема расхищения бюджетных средств России, которую пытался разоблачить Магнитский. За что и поплатился: в ноябре 2008 года он был арестован по обвинению в помощи главе Hermitage в уклонении от уплаты налогов, на самом же деле за попытку разоблачения преступников.

В ходе следствия Магнитский обвинил в коррупции ряд сотрудников российских силовых структур. Следователи (за которыми стояли весьма высокопоставленные лица вплоть до начальника Следственного комитета при МВД РФ) добивались от него отказа от этих показаний, но безуспешно. В следственном изоляторе «Матросская Тишина» у Магнитского под влиянием условий содержания обострилась болезнь, требовалась медицинская помощь, в которой ему было отказано. После месяцев страданий 16 ноября 2009 года Сергей Магнитский умер. Следователи и стоявшие за ними коррупционеры-расхитители, обвиненные Магнитским, вероятно, несколько успокоились: «Есть человек – есть проблема, нет человека – нет проблемы». Так, вроде бы, Сталин говорил. Но в данном случае именно со смертью невинного человека в следственном изоляторе, а по сути дела – там убитого, проблемы для российских коррупционеров только начались.

 «Новая газета» писала в 2010-м, что та же преступная схема хищения бюджетных средств применялась не только в отношении фирм фонда Hermitage: «В течение нескольких лет подобным образом уводились из бюджета десятки миллиардов рублей, отнимался бизнес у российских предпринимателей, а сами они отправлялись в тюрьму по сфальсифицированным обвинениям. В этой схеме были задействованы многие офицеры МВД, сотрудники прокуратуры, налоговых органов, судьи, адвокаты». Независимыми экспертами установлено, что многими из них при достаточно скромных официальных зарплатах нажиты огромные состояния, исчисляемые в миллионах долларов. На имя их ближайших родственников приобретена шикарная недвижимость, в том числе и, например, в Дубае.

В апреле 2010 года сенатор-демократ от штата Мэриленд Бенджамин Кардин, возглавляющий Комиссию по безопасности и сотрудничеству в Европе, направил официальное письмо на имя государственного секретаря США Хиллари Клинтон с призывом отменить визы на въезд в США, выданные шестидесяти высокопоставленным должностным лицам российских правоохранительных органов, и ввести бессрочный запрет на их получение всем лицам, замешанным в преступлении, раскрытом  Магнитским, а также их иждивенцам и членам их семей. «Визовые санкции, – заявил он, – станут важным сигналом для коррумпированных чиновников в России и во всём мире, свидетельствующим о том, что США настроены серьёзно бороться с зарубежной коррупцией».

Список Кардина включал имена российских чинов разных уровней, причастных или подозреваемых в причастности к смерти Магнитского. Среди них сотрудники следственных изоляторов и следователи, их начальники из органов МВД, сотрудники ФСБ, налоговой службы, прокуратуры (московской и генеральной), судьи.

Закон Магнитского («SergeiMagnitskyRuleofLawAccountabilityAct»), или акт, утверждающий верховенство закона и ответственность, был принят Конгрессом США при двухпартийной поддержке в декабре прошлого года. Он предусматривает визовые и финансовые санкции в отношении лиц, причастных к делу Магнитского и другим преступлениям, относящимся к нарушению прав человека. Судя по всему, президент Обама подписал этот закон с неохотой. Прежде всего потому, что им по сути дела подведена черта под неудавшейся идеей «перезагрузки», предусматривавшей улучшение отношений с Россией. Закон Магнитского, напротив, вызвал со стороны России конфронтационные «антимагнитские» ответы. Но противостоять своим однопартийцам, инициировавшим закон, президент не мог.

Согласно закону, список лиц, подпадающих под его санкции должен был быть обнародован в течение 120 дней после его подписания. И вот этот список, составленный по поручению президента Госдепартаментом и Министерством финансов, наконец опубликован, причем не в течение 120 дней, а по их истечении – 13 апреля. Этим тоже подтверждается отсутствие у президентской администрации желания активно продвигать этот закон. Тем более, что в опубликованном списке теперь оказалось только 18 имен, в том числе лишь 16 причастных к делу Магнитского, да и то не самых главных.

Включение в список двух чеченцев, подозреваемых в заказных убийствах (Пола Хлебникова, американского журналиста, работавшего в Москве, и бывшего телохранителя президента Чечни Кадырова), вообще странно: на визы в США эти чеченцы не претендуют, недвижимостью в США или финансовыми активами в американских банках не располагают, то есть под санкции, предусмотренные американским законом, эти люди никак не подпадают. На мой взгляд, этим подчеркнуто подспудное стремление постепенно уйти от главной идеи закона Магнитского, а она в том, чтобы от низовых исполнителей преступных приказов перейти к инициаторам преступлений и к их высокопоставленным покровителям.

Конгрессмен Джеймс Макговерн, один из инициаторов закона Магнитского, направил в Госдепартамент список российских официальных лиц, которые, по его мнению, заслуживают того, чтобы против них были применены санкции. В этом списке 280 имен, в том числе три близких к Путину человека: генеральный прокурор Юрий Чайка, начальник департамента экономической безопасности ФСБ Виктор Воронин и глава Следственного комитета Александр Бастрыкин. Относительно же ныне опубликованного списка с 18-ю фигурантами Макговерн заявил: «Список робкий, в нем больше пробелов, чем имен. Чиновники администрации сегодня заверили меня, что расследование продолжается и в список будут внесены дополнения, когда вскроются новые обстоятельства». Ну, посмотрим.

Пока же Госдепартамент, как сообщил журнал Foreign Policy, руководствуется следующим критерием: для того, чтобы чья-то фамилия была занесена в список, должны быть предъявлены неоспоримые юридические доказательства причастности этого человека к правонарушениям. Здесь явно отсутствует логика. Против тех двоих чеченцев у Госдепа нет неоспоримых юридических доказательств, они лишь подозреваемые, но в список включены. По отношению к остальным для включения в список тоже достаточно подозрений – им ведь не грозят тюрьмой, им только откажут в визе как в чем-то предположительно подозреваемым, а активы не конфискуют, только временно, возможно, заморозят. И уж г-ну Бастрыкину, инициатору незаконных преследований, а в прошлом году лично грозившему убить журналиста «Новой газеты» Соколова в подмосковном лесу и отделавшемуся от уголовной ответственности лишь извинением, предоставлять американское гостеприимство было бы вообще предосудительно. Почему же не включили его в список нежелательных для США гостей?

Конгресс в отстаивании прав человека последовательней нынешней президентской администрации. Как отмечают эксперты, Конгресс не намерен уступать администрации и будет добиваться неукоснительного соблюдения «Закона Магнитского». Этот закон – один из немногих, который поддержали обе партии, и попытки сократить «список Магнитского» воспринимаются как попытки исполнительной власти ограничить прерогативу законодательной власти.

Ладно, поначалу в списке только 18 имен, но процесс все же пошел. И главное тут – гласность. Как я уже писал, каждый «винтик» властной вертикали, особенно же «винтики» среднего звена, уже состоятельные и имеющие интерес на Западе, прежде, чем исполнить преступный приказ, задумаются о последствиях и попробуют от его исполнения уклониться. Вот этого-то больше всего диктатура боится. Поэтому так резка реакция властей России на «Закон Магнитского». В бессильной злобе придуманные «симметричные и асимметричные ответы» глупы и лишь наносят им же ущерб. Путинский режим лютует, но в этом уже ощущается его обреченность.

Америке и Европе нужна демократическая, благополучная и предсказуемая Россия, разделяющая их основополагающие представления о верховенстве закона и правах человека. Потаканием злу этого не достичь. Между тем настораживают сообщения о встрече в Москве помощника президента США по национальной безопасности Томаса Донилона с Владимиром Путиным, которому он передал личное письмо Барака Обамы.

Содержание письма не разглашается, но смысл его, вероятно, раскрывается в том, что сообщил прессе министр иностранных дел РФ Сергей Лавров: «Я услышал от Тома Донилона, как и от Джона Керри, с которым я встречался несколько дней назад, что они хорошо понимают негативное воздействие целого ряда факторов на российско-американские отношения. Среди них и “список Магнитского”... Джон Керри и Том Донилон сказали, что администрация Обамы понимает серьезный, раздражающий эффект этих вещей... и будет принимать меры, чтобы эти раздражители снимать».

«Сотрудничество с режимом Путина, судя по всему, для администрации США важнее вопроса о правах человека», – с горечью заметил известный российский оппозиционер.

Похоже, он прав...

Дополнительная информация