А.А. Корчак, В.А.Корчак

 

Путинизм: власть бюромафии

 

 

Если в начале первого путинского «пришествия» на вопрос «Кто правит Россией?» большинство опрашиваемых отвечали: «правит КГБ» или «чекисты», то десятилетие спустя наиболее типичным ответом становится «правит мафия». Если мы запустим на интернете поиск «Путин+мафия», то получим около полумиллиона результатов («хитов») на русском языке и более трех миллионов (!) на английском. А опубликованная в декабре 2010 года в престижном британском журнале «Экономист» статья о ситуации в России так и называется: «Россия Путина: государство-мафия». В предлагаемой читателю статье авторы показывают, что действительно есть все основания называть путинский режим мафией. Но это – не простая мафия, а мафия, выросшая на фундаменте КГБ и использующая в качестве «строительного материала» осколки бюрократических ведомств бывшего СССР. При написании статьи авторы использовали информацию, доступную на интернете.

                                                                                                   

    1.Введение. Краткая предыстория путинизма

 

Путинизм вырос на фундаменте тотальной организации, известной под названием КГБ, и является ее логическим продолжением. Организация эта, сформированная в 1917 году (тогда она называлась ВЧК) в результате внутрипартийного раскола большевиков на сторонников захвата власти («правые», закулисно это - Сталин) и сторонников мировой революции («левые», это - Ленин, Троцкий), сразу же приняла участие в борьбе этих группировок за власть. Сталину удалось захватить контроль над этой по сути террористической организацией и использовать ее в своей борьбе за захват и укрепление единоличной власти.

Сталин превратил госбезопасность в злого пса, набрасывающегося на любую неугодную ему политическую, экономическую или социальную структуру, или на любого гражданина внутри страны и вне ее. Он же изобрел и «остроумный» способ удержания этого пса на поводке, подчинив его (формально) партийному контролю. На протяжении всего сталинского правления госбезопасность бунтовала против этого контроля, а Сталин поощрял ее грызню с КПСС («Разделяй и властвуй!»), в то же время дирижируя сверху обеими иерархиями.

Смерть Сталина избавила госбезопасность от надоедливого партийного «поводка», она всерьез устремилась к захвату государственной власти и почти преуспела. Но страх перед монстром КГБ объединил на время партийную и военную иерархии, и они общими усилиями сумели пресечь эту попытку (арест Берии группой маршалов летом 1953 г.).

Хрущев сумел на время подчинить госбезопасность своему контролю, сделав ее комитетом при правительстве и назначая в ее главе своих ставленников (именно тогда и появилась аббревиатура КГБ). Этого гэбисты не могли ему простить и сыграли немалую роль в его смещении. Восстановить автономию КГБ удалось Андропову, ставшему главой КГБ при Брежневе. После того, как Андропов возглавил компартию, госбезопасностью управляли его ставленники. Он, иначе говоря, восстановил сталинское единоначалие над КГБ. В то же время сотрудники госбезопасности, как и при Сталине, оставались чиновниками на государственном обеспечении: все блага среди них распределялись властью в соответствии с иерархическим положением каждого.

Но к этому времени власть компартии ослабела, и ранее объединявшая страну коммунистическая идеология значительно померкла. Внутри купола власти начались трения и разногласия, что еще больше ослабило контроль партиерархии над иерархией КГБ. Это создавало для гэбистов некоторую возможность теневой предпринимательской деятельности. При Горбачеве партийной иерархии все же удавалось хоть как-то сдерживать независимую теневую деятельность гэбистов, но с началом ельцинской «приватизации» процесс обрастания госбезопасности «жирком» только ускорился. Ельцин был слишком занят удержанием собственной власти, и поэтому все его половинчатые меры по обузданию гэбистов лишь привели к их расползанию по всему обществу: джин был выпущен из бутылки, и загнать его обратно было уже невозможно.

Освобожденные от двойного подчинения (да и вообще от всякого подчинения), гэбисты ринулись в экономику. СССР распался, все государственные законы практически перестали действовать, и создалась идеальная обстановка для мафиозной деятельности. Только в эту мафиозную предпринимательскую деятельность гэбисты привнесли свою отлаженную (десятилетиями!) структуру, свои традиции, знакомства, силовые методы и навыки. Они дождались своего часа и наконец, впервые почти за сто лет, дорвались до настоящей власти в стране и посадили во главе правительства своего ставленника.

Для объяснения такой удивительной (столетней!) выживаемости КГБ необходимо не только знать ее историю (об этом см. статью авторов «Что такое путинизм», Мосты № 31), но и понимать особый характер этой организации. КГБ – это пример тотальной организации, то есть организации, в которой осуществляется неконтролируемая власть автономного, изолированного управляющего купола над ее членами - над их потребностями, интересами, стремлениями, целями и проч.. Тотальные организации отличаются от всех других видов организаций еще и наименьшим влиянием на их функционирование внешних факторов, таких, как общество и государство. Они изолируют себя от окружающей среды, развиваются по своим внутренним законам, имеют свои собственные внутренние правила поведения, свою собственную «внутреннюю среду» и способность адаптироваться к неблагоприятным внешним условиям, совершенствуя свою паразитическую структуру и стратегию. В этом смысле они являются самоорганизующимися[1]. Для них главной опасностью является внутренний раскол. Превращение организации в тотальную и самоорганизующуюся – это длительный процесс, требующий времени и особых условий[2]. Но став тотальной самоорганизующейся системой, такая организация, обрастая традициями и врастая в общество, может существовать очень долго (даже столетиями[3]). Поэтому в почти столетней выживаемости организации КГБ нет ничего удивительного. Как и любая самоорганизующаяся система, она способна приспосабливаться к изменениям в окружающей среде («вызов среды»), используя либо стратегию адаптации (реформы, изменение состава и проч.), либо экспансии в эту среду («отклик на вызов»)[4].

Последним «вызовом» внешней среды тотальной организации КГБ были такие значительные события конца XX века, как развал КПСС, развал СССР, открытие государственных границ, распространение интернета, глобализация и многое другое. Перед организацией встала необходимость «адаптироваться» к этим совершенно новым, никогда раньше в ее истории не существовавшим условиям. От успеха этой адаптации зависело само выживание путинизма.

 

 2. Отличие путинской вертикали власти от сталинско-андроповской

 

Путину за его первые два срока (2000-2008) удалось построить единую вертикаль государственной власти по образцу сталинско-андроповской. Его поколение гэбистов, взращенное Андроповым во время его 15-летнего управления КГБ, ничего другого создать и не могло. Однако Путину не удалось воссоздать многие атрибуты советской власти, придававшие ей устойчивость и легитимность.

Устойчивость и легитимность власти в СССР обеспечивались ее изоляцией от населения (а населения от остального мира), коммунистической идеологией и репрессиями. Путинцы пытались достичь легитимности путем создания бутафорий демократии[5], а вот изоляции по образцу большевистско-сталинской достичь в условиях глобализации, интернета и прочих атрибутов 21 века было уже практически невозможно. В СССР правящий купол был изолирован от остальной части государства непроницаемым барьером и наслаждался полной автономией и бесконтрольностью. Номенклатура, как кадровый резерв управления, создавала обволакивающую изоляцию купола и отделялась еще одним изолирующим барьером от населения. Третий изолирующий барьер отделял все государство от остального мира. Изолированное от внешнего мира общество цементировалось атмосферой страха (это – КГБ) и коммунистической идеологией (это – партиерархия)[6]. У Путина жизнеспособной официальной идеологии все еще нет, несмотря на попытки создать таковую на смеси национализма, патриотизма и православия. Нет, соответственно, и партии-носителя такой идеологии.

Не удалось Путину и наладить эффективный отбор надежных «товарищей» в исполнительный аппарат власти и превратить этот слой в послушную номенклатуру. В СССР целенаправленный иерархический отбор в номенклатуру осуществлялся куполом и в корне отличался от естественного восхождения индивидуумов по любой обычной человеческой иерархии. Этот отбор был искусственным, дерижируемым сверху, что является отличительной особенностью любой тотальной иерархически централизованной организации. В куполе власти такой организации постепенно накапливаются «фанатики власти» и «фанатики обогащения», а его единство и последующая изоляция от основной массы организации создается путем достижения между ними компромиссов – и это необходимо для обеспечения стабильности всей власти (а иначе не избежать грызни «альфа-псов» и расколов). Только тогда он становится суверенным правящим куполом, способным продолжительно удерживать власть.

В куполе власти СССР возможность и реальность таких компромиссов создавалась коммунистической идеологией. Ведь именно идеология использовалась для целенаправленного иерархического отбора чиновников-управленцев по всей пирамиде власти, и только многократно проверенные «свои» попадали в «новый класс» и, в конечном итоге, в купол. Таким образом, в верхних эшелонах власти накапливался очень однородный контингент «близких по духу» товарищей, которым договориться между собой было сравнительно нетрудно. В путинском куполе такой однородности контингента нет.

Таким образом, копия большевизма-сталинизма, созданная путинцами в период 2000-2008 годов, оказалась «колоссом на глиняных ногах»; хотя власть захвачена и построена по образу и подобию большевизма, удержание ее привычными методами большевизма в новых условиях оказалось невозможным.

          

3. Сходство путинской вертикали власти с мафиозной

 

Какой же контингент составляет путинскую вертикаль власти? Во-первых это, конечно, гэбисты. Но это уже не сталинские и не андроповские гэбисты, а новая плеяда, которая, внедряясь в преступные мафиозные организации, приобрела за годы распада СССР и ельцинской приватизации вкус к бесконтрольной предпринимательской деятельности и обогащению. Во-вторых, это бывшие партийные чиновники и бывшие комсомольцы, которые тоже воспользовались возможностью поживиться, используя свои старые связи и знакомства. Именно из рядов этой популяции выросли будущие олигархи[7] (Ходорковский, например, во время учебы в ВУЗе был некоторое время освобожденным зам. секретаря комитета ВЛКСМ). Из этого конгломерата путинцам было необходимо выковать послушный, дисциплинированный, централизованный, но в то же время эффективный и динамичный аппарат управления. И путинцы использовали для этого довольно оригинальный метод: мафизацию управленческих структур.

Что требовала от Путина «мафиозная бюрократия», обеспечившая ему захват власти? Она требовала свободного индивидуального обогащения и сохранения приобретенных богатств, то есть именно того, что является задачей любой мафии и для чего мафии и существуют. В мафии ключевую роль играют индивиды, стремящиеся к обогащению и власти любыми средствами, для которых условности и законы общества являются тягостными путами, замедляющими их продвижение к цели. Это – закоренелые индивидуалисты. Их можно с некоторым основанием назвать «фанатиками власти» и «фанатиками обогащения». Именно эти типы накапливаются на верхних уровнях мафии и формируют ее купол. Подобные типы накапливались и на верхних уровнях путинской иерархии власти (еще при Ельцине, когда она была теневой).

Мафия – двухиерархическая самоорганизующаяся тотальная система, с короткой централизованной иерархией власти и более многочисленной децентрализованной иерархией обогащения, уходящей своим основанием в общество и не имеющей четкой нижней границы[8]. Мафия обладает и типичной для тотальных организаций структурой: это купол власти, исполнительный аппарат и рядовые члены[9]. Так – в отдельной мафии (или, если следовать итальянской терминологии, «семье»). Эти дискретные «семьи» действуют независимо друг от друга, но их объединяет так называемая Комиссия («Комиссионе»), в которую входят боссы наиболее влиятельных семей по общему согласию остальных членов Комиссии. Комиссия выполняет не столько командно-контрольную, сколько совещательную и корректирующую роль. Она является арбитром при решении межсемейных или межгрупповых конфликтов. Членство в ней – очень подвижное, с частой сменяемостью представителей «семей».

Если присмотреться к путиниской вертикали власти, то нетрудно заметить, что по своей организационной структуре она ближе к мафиозной, чем сталинско-андроповской. Действительно, у Сталина партиерархия и госиерархия взаимно контролировали друг друга, а от слияния их воедино он использовал третью иерархию – иерархию госбезопасности, подчиненную только ему (аналог в Китае – иерархия цензоров) и контролирующую две другие. Однако у путинцев имеются только две иерархии: иерархия чиновников (госаппарат) и иерархия силовиков-гэбистов. Сталин сумел избегать расколов и подсидок путем стравливания партаппарата с госаппаратом, а иерархия госбезопасности контролировала другие две. У Путина госаппарат есть, а партаппарата нет (нет ведь и партии). Нет и взаимного контроля. А есть контроль односторонний: иерархия силовиков занимается не только контролем над иерархией госслужащих, но и карательными операциями против них.

Поэтому путинская вертикаль по своей организационной структуре больше напоминает мафиозную, которая тоже не имеет третьей контролирующей иерархии. Эквивалентом иерархии власти мафии является иерархия силовиков, возглавляемая Путиным, а отдаленным аналогом иерархии обогащения мафии - теневая иерархия обогащения, в которую входят не только олигархи, но и госслужащие. В этом отношении представляет интерес доклад «Большое правительство Владимира Путина и Политбюро 2.0», выпущенный коммуникационным холдингом «Минченко консалтинг». Его авторы обрисовывают российскую власть как конгломерат кланов и групп, которые конкурируют друг с другом за ресурсы и доходы (аналог отдельных мафиозных «семей»), а Путин в этом куполе власти является арбитром и медиатором (аналог «Комиссионе»), сглаживая грызню конкурентов между собой.

 

4. Путинская бюромафия

 

Такая теневая полумафиозная структура будущей власти начала складываться закулисно уже во время «межцарствия» 90-х годов. Конечно, и до Ельцина советские чиновники для проворачивания своих афер временами вступали в симбиотические отношения с преступными группировками и протомафиозными структурами. Тем не менее, советские чиновники, включая номенклатурщиков, все же были просто чиновниками. Путинские чиновники – это мафиози, причем мафиози снизу доверху – до самого президента, а администрация, состоящая из таких чиновников, заметно отличается от обычной бюрократии и является мафиозно-бюрократическим гибридом - бюромафией[10]. В то время, как классическая («обычная») мафия использует в качестве сферы прикрытия своей незаконной деятельности те или иные бюрократические структуры общества, путинская мафия использует для этого всю официальную вертикаль российской власти целиком.

 Такого рода мафиозно-бюрократические гибриды могут возникать в любом обществе, но обычно они носят временный и локальный характер. Во-первых потому, что теневая бюрократия все же встроена в какую-либо официальную иерархию, вынуждена с этим считаться и худо-бедно выполнять свои официальные функции. Во-вторых, для конвергенции бюрократического ведомства с мафией требуется однородная внешняя среда с перекрытием сфер деятельности. Ведь сфера деятельности бюрократии – это, в основном, государственные, промышленные и прочие управленческие структуры, а мафии – экономика, финансы, рынок, бизнес. Только в той ограниченной области, где эти сферы частично перекрываются, и возможна такая конвергенция. Но даже и в этой ограниченной области мафия и бюрократия могут оказаться конкурентами, а не соучастниками. Единственным известным авторам исключением XX-го века является меделинский картель Эскобара в Колумбии, в котором мафиозно-бюрократический гибрид охватывал практически все государство. Этому способствовали особые условия в стране и особая расстановка сил. Другим печальным исключением, теперь уже века XXI-го, становится путинизм.

 После развала СССР в России тоже сложились особые условия, благоприятные для формирования бюромафии в масштабе государства. Бывшие чиновники – администраторы, пользуясь отсутствием государственных законов, вседозволенностью и старыми связями, ринулись в экономику, то есть именно туда, где обычно «работает» мафия. Сферы деятельности бывших чиновников-управленцев и мафии, таким образом, перекрылись. Конкуренцию и противоборство пришлось быстро сменить на взаимовыгодное сотрудничество. К 1998 году бывшие гэбисты, внедрившись в многочисленные преступные организации, установили свой контроль над всей организованной преступностью и над протомафиозными организациями. Именно из этих же бывших гэбистов, комсомольцев и партийцев формировалась будущая власть. Чиновники становились олигархами, а олигархи – чиновниками[11].

Уникальность российской ситуации состоит в том, что еще до официального воцарения путинцев сформированная ими теневая вертикаль власти уже стала де-факто бюромафией, в которой управленцы-чиновники одновременно занимались мафиозной предпринимательской деятельностью. И хотя эта новая власть состояла в основном из бывших номенклатурщиков, но это уже была не старая советская номенклатура, выдрессированная на противопоставлении «можно – нельзя», связанная железной дисциплиной, круговой порукой и страхом репрессий. Эта новая власть сочетала черты зрелого бюрократического ведомства, для которого типичны коррупция, клановость, неэффективность и паразитизм, с динамизмом мафии. А аппарат этой новой власти складывался в виде двухиерархической системы аппаратчиков и бюрократов-предпринимателей[12], что характерно и для обычного зрелого бюрократического ведомства, с типичной для него официальной (парадной) и теневой иерархиями. Официальная и теневая иерархии связывались общей целью сохранения статус-кво и стремлением узаконить его. Их общая «мораль» основывалась уже не на противопоставлении «нельзя – можно», а на противопоставлении «нельзя – но возможно, так как очень хочется». Методами проб и ошибок эти новые бюрократы-капиталисты-мафиози изучали сообща пределы этого «возможного». Эта бюромафия и пришла к власти в начале XXI века.

Объединяющей теневой идеологической целью всех членов бюромафии является обогащение за счет паразитизма на структурах общества. Эта цель собирает в организацию определенный контингент, который по своему менталитету мало чем отличается от мафиозного, тем самым облегчая и ускоряя конвергенцию с мафиозными структурами общества. А легкость, с которой участникам таких предприятий удается избежать последствий, не оставляет никакой надежды на исправление ситуации в обозримом будущем.

 Примером последнего (среди множества других) служит недавно нашумевшее так называемое «игорное дело»: в 15 городах Подмосковья было организовано 18 нелегальных казино, в крышевании которых принимали участие высокопоставленные чиновники властных структур, такие как руководители прокуратуры Московской области, сотрудники ГУВД и МВД РФ (получая за это до 80% прибыли!). Но в 2012 г. дело «развалилось», не без вмешательства самого президента Медведева, а несколько мелких начальничков, на которых все же были заведены дела, вскоре получили амнистию. И даже при этом Генпрокуратура осталась недовольной, так как считала, что даже эти немногие должны быть реабилитированы, а не амнистированы, считая, что в действиях прокуроров-крышевателей не было состава преступления. Получили амнистию и предприниматели-организаторы игорного бизнеса. А Медведев «попросил» сотрудников Следственного комитета (пытавшихся расследовать дело) и работников Генпрокуратуры (пытавшихся это расследование остановить) не ссориться и «не мстить членам семей» (это – прямо по неписаному кодексу мафии! – см.сноску 15).

 Бюромафия у власти в принципе не способна создать условия для формирования динамичного гражданского общества, процветающей экономики и ее эффективного управления. В своем экспертном докладе «Зимняя олимпиада в субтропиках» (2013) Б.Немцов и Л.Мартынюк пишут, что сочинская олимпиада выявила все пороки правительства Путина (а мы добавим – путинской бюромафии), каковыми являются клановость, закрытость, монополизация экономики, волюнтаризм и безответственность. Все это приводит к чудовищной неэффективности и разбазариванию ресурсов[13]. Посол США в России Бейрл в своем секретном сообщении Госдепартаменту (ставшим известным благодаря WikiLeaks.org), называет неэффективную экономику и неуправляемую бюрократию главными проблемами Путина[14] и указывает, что до 60% его приказов просто не выполняются.

Для решения этих проблем Путину в первую очередь необходимо хотя бы частично «демафизировать» свое чиновничество и превратить его в обычную бюрократию. И это необходимо осуществить таким образом, чтобы не допустить формирования групп интересов и создания достаточно сильной оппозиции, так как это может привести к расколу власти.

 

5. Избежание расколов в классической мафии

 

Мафия - двухцелевая организация. Помимо совместного обогащения, которое означает обогащение индивидуальное (считающееся неотъемлимым правом каждого члена мафии), у мафии имеется и другая, не менее важная цель: это – совместное самосохранение. Совместное самосохранение означает сохранение всей организационной и функциональной иерархической структуры мафии, в частности, сохранение власти купола. Это – самосохранение коллективное, требующее неизбежного ограничения индивидуальных потребностей и целей каждого члена во имя сохранения всей организации как единого целого. Главной функцией купола является не только защита равных прав на справедливое совместное обогащение, и не только обеспечение каждому члену организации прикрытия или «крыши», но (и это важно!) также и самосохранение всего сообщества.

Как же в мафии достигается компромисс между потребностями индивида в справедливом обогащении и потребностями всего сообщества во имя его сохранения как целого, то есть, как достигается стабильность и избегаются расколы? Этот компромисс достигается с помощью особой мафиозной идеологии, особой мафиозной морали и правил поведения[15]. Идеология содержит обоснование общей объединяющей цели мафии – это всеобщее обогащение; она содержит и общее понятие справедливости при взаимных отношениях членов организации и отношений с внешней властью (правоохранительными органами, местными властями и т.д.); и правила самосохранения при атаках изнутри и извне; и компромисс между индивидуальными и групповыми интересами.

Все это закреплено традицией, передающейся от поколения к поколению и неписаными правилами поведения (культурный отбор). И отбор этот происходит по клановой сплоченности, организованности, таланту, энергии, инициативе и т.д. в условиях конспирации, что делает его эффективным и быстрым, поддерживающим конкуренцию и индивидуальное предпринимательство. Гарантом выполнения мафиозных правил являются все члены мафии (вооруженные!). Наказание нарушителей проводится быстро и безжалостно. Вооруженные разборки – это крайняя мера, которую всем выгодно избегать, ведь они прерывают плавное течение операций, уменьшают, а то и вовсе останавливают доходы мафии. Падение доходов, в свою очередь, может спровоцировать недовольство в рядах организации и привести к расколу.

 Преодоление расколов достигается еще и тем, что в мафии «большинство» добровольно подчиняется «меньшинству» (куполу власти), так как это в интересах всех (компромиссы!), а крышевание, обеспечиваемое куполом, совершенно необходимо всем мафиози для успешного ведения бизнеса. Вероятность расколов уменьшается еще благодаря и тому, что «боссы» не навязываются мафии сверху, а становятся таковыми в результате консенсуса, договоренности, когда всем членам «семьи» очевидно, что именно этот кандидат будет наиболее эффективным «боссом». В каком-то смысле, будущего «босса» выталкивает наверх сама организация, и ему лишь остается подниматься вверх как на лифте-подъемнике[16].

Живучести мафии способствует еще и тот факт, что общество фактически дает молчаливое согласие на ее существование. По понятиям мафиози, их нелегальный бизнес возникает потому, что на него есть спрос, не удовлетворяемый по разным причинам законными структурами общества. Есть спрос, есть и предложение. А подкуп правоохранитей и чиновников, необходимый для плавного течения незаконного бизнеса, несомненно, полезен не только мафиози, но и подкупаемым, давая им дополнительный источник дохода. Поэтому какая-то степень мафиозной деятельности неизбежна в любом обществе (но не в тоталитарном!). Более того, по уровню мафиозной деятельности в обществе можно судить о степени его «свободности», в частности, свободы предпринимательства (мафии не было ни при Сталине, ни при Муссолини, ни при Мао).

Но это – в относительно здоровом демократическом обществе. Не так в мафизированной России. Потому что в России, в отличие от других государств, мафизированная организация существует не в каких-то отдельных сферах общества, а захватила всю государственную власть, да еще и заполучила ядерную кнопку в придачу, с помощью которой она теперь может шантажировать (и шантажирует!) весь мир. Путинская «мафия» не удовлетворяет никаких потребностей общества, кроме своей собственной потребности власти и обогащения. Она, напротив, как паразитирующий организм на теле «хозяина», присосалась к обществу и высасывает из него последние соки.

 

6. Избежание расколов в путинской бюромафии

 

Так как в куполе любой тотальной или полу тотальной организации накапливаются «фанатики власти», то в нем всегда существует вероятность возникновения групп интересов и, как следствие, вероятность раскола. Расколы, малые и большие, сопровождали и большевизм на протяжении всей его истории. Первый раскол произошел в 1903 году на 2-ом съезде РСДРП (Брюссель-Лондон, Ленин против Мартова). Потом был раскол политбюро 1922-1924 гг. (Сталинская «тройка» против тогда уже больного Ленина). Были и расколы в КПСС 1954-1956 гг. (20 съезд, Хрущев), и 1984 года (Горбачев и его «перестройка»). И последний, самый мощный раскол 1991 г. (Ельцин), в результате которого не только раскололась (и развалилась) КПСС, но и развалился весь СССР!

Возможность раскола - это единственная серьезная угроза власти путинцев. Соперничающие группы интересов возникли в куполе, вероятно, почти сразу после прихода путинцев к власти. Создание «тандема», в котором Медведев представлял интересы олигархов и прочих «либералов», возможно, служило целью предотвратить или хотя бы оттянуть такой раскол. Но «тандем» не сработал и был отменен. Угроза расколов именно со стороны олигархов была отодвинута разгромом ЮКОСА и судом над Ходорковским. Олигархов удалось запугать и временно подчинить. Затем последовал процесс и удушение Магницкого. Удалось запугать бюрократию («Не суйтесь куда не надо со своими проверками»). Другие процессы (над участниками протестного шествия 6 июня, над Pussy Riot, «болотное» дело и многие другие) – имеют целью запугать и подчинить всех остальных протестующих. Это, несомненно, удается. Цель всех этих показательных процессов – продемонстрировать населению, что «мы здесь надолго».

Все эти меры угрозу раскола отодвинули, но не устранили. Они, однако, указывают на увеличение давления иерархии власти (это - «силовики») на иерархию обогащения, а также на более смелые шаги, предпринимаемые путинцами по обузданию ими же самими раскормленного чиновничества и созданию из этого «зажравшегося» конгломерата послушного исполнительного аппарата[17]. Верхние ярусы исполнительного аппарата при Сталине – его послушная и вышколенная номенклатура – являлись главной опорой тоталитарной власти и ее кадровым резервом[18]. При коммунистических предшественниках путинцев отбор в купол осуществлялся именно из однородной и лояльной номенклатуры.

Номенклатура необходима не только для кадрового воспроизводства, но и для обеспечения тотальному куполу автономности и безответственности. Действительно, за все время советской власти сменилось восемь генсеков (начиная с Ленина и кончая Ельциным), и ни один из них не понес никакой ответственности ни за вопиющие провалы внешней и внутренней политики, ни за преступления против своего и других народов. Генсек в СССР был всегда освобожден от ответственности за результаты своей деятельности. Он был полностью автономен, потому что был автономен и весь изолированный правящий купол власти, в принципе не признающий над собой никакой внешней власти. И именно номенклатура обеспечивала изоляцию купола, освобождавшую его ответственности и отчетности перед своим народом и обеспечивающую его самосохранение. Организованная в иерархию чиновников, номенклатура была органически встроена в другую, гораздо более многочисленную (многомиллионную!) иерархию КПСС (двойная обволакивающая изоляция).

В автократической России царь также обладал определенной степенью «автономной безответственности» перед народом; она создавалась, как известно, наличием наследственного боярского и позже дворянского сословия, которые создавали изоляцию царя от населения и служили ему опорой. Этот способ «обволакивающей изоляции» власти характерен для любой автократии. Но обычно этот изолирующий центральную власть слой постепенно вырождается в корпорацию, противостоящую центральной власти и ей противоборствующую. Так произошло и с российским боярством. Замена боярства другой наследственной опорой – дворянством - лишь временно отодвинула и проблему сохранения автономности царской власти, и неизбежность расколов в куполе. Не помогла и опора на православие. Не помогли и попытки Петра и Екатерины сделать дворянство служивым, т.е. превратить в чиновников (а вот Сталин свой «новый класс» - превратил!). Накануне Февральской революции от автономной безответственности царской власти не осталось и следа, чем и воспользовались через полгода большевики.

Большевики, создавая свою привилегированную бюрократию-номенклатуру, воспользовались традиционным для России способом обеспечить свою автономную безответственность через «обволакивающую изоляцию» правящего купола от населения, но они учли и недостатки своих предшественников. В отличие от российского боярства и дворянства, свою номенклатуру они вообще лишили частной собственности и поэтому сделали полностью зависимой от подачек власти. Эта зависимость (вкупе с репрессиями) предотвращала вырождение этого слоя в противостоящую власти корпорацию и помогала избегать раскола власти. Представим, в каком положении оказались бы Петр I и Екатерина II, если бы они, создавая служивое дворянство, пытались бы лишить его частной собственности!

Путинская «прото-номенклатура» (путинское чиновничество) - не только не лишена частной собственности, но, в отличие от бояр и дворян, ей дозволено обогащаться любыми способами. Выдав своим приближенным «лицензию на обогащение», Путин, таким образом, лишил себя возможности дирижировать ими с помощью раздачи и отъема благ и материальных подачек. Впрочем, укрепившись у власти, он теперь может произвольно раздавать выше упомянутые «лицензии» лояльной «братве» или пытаться их ограничивать или даже отбирать у нелояльных. Но допуская самостоятельное обогащение чиновников всех уровней и в то же время ограничивая его внешним контролем, Путин вынужден балансировать между Сциллой и Харибдой: его попытка создать «контролируемую» и «ограниченную» мафию, навязывая ей централизацию, более подобающую бюрократическому ведомству, нарушает мафиозное понятие справедливого баланса индивидуального обогащения и крышевания, то есть справедливости взаимосвязи власти и обогащения. Это увеличивает вероятность возникновения групп интересов по всей администрации и, что более важно, среди начальников-«боссов» (аналог мафиозных «семей») с неизбежным соперничеством между ними. Об этом свидетельствуют то и дело просачивающиеся на страницы печати и в электронные каналы новостей сообщения о трениях и разногласиях в верхних эшелонах путинской власти. Все это означает, что угроза раскола в путинской пирамиде власти по-прежнему остра. Поэтому путинцы пытаются использовать и типичную для тоталитарных государств стратегию стабилизации власти с помощью опоры на идеологию.

 

7. Попытки создания идеологии

 

Идеология служила не только для оправдания экспансии тотального режима СССР, но и многим другим целям: на предварительной стадии формирования режима она была нужна для начального отбора подходящего контингента[19]. Позже идеология же использовалась для дальнейшего отбора из этого разношерстного конгломерата будущих «выдвиженцев» в номенклатуру и палачей в госбезопасность (а отбракованных уничтожали – эквивалент мафиозных отстрелов! – с помощью чисток и ГУЛАГа). Она же использовалась для промывания мозгов населения и его информационной изоляции; она же способствовала формированию особой внутриорганизационной среды и ускоряла формирование автономного правящего купола; она же регулировала целенаправленный иерархический отбор чиновников-управленцев во всей пирамиде власти, позволяя отделить «своих» от «чужих» при формировании верхних эшелонов власти. Такова функция идеологии во всех тоталитарных и авторитарных режимах.

Путинцы явно понимают необходимость объединяющей страну идеологии. Но слабые попытки ее создания пока неубедительны, а партия Единая Россия, которую путинцы пытаются сделать партией – носителем этой идеологии, непопулярна. Впрочем, партия эта набирает силу[20], а ее идеология уже начинает выполнять фильтрующую функцию отделения «своих» от «чужих» при продвижении по иерархии власти. Подобно тому, как в СССР членство в КПСС было необходимо для занятия государственной должности, большинство чиновников (и многие топ-менеджеры крупных предприятий) путинской администрации – члены Единой России, так же, как и многие губернаторы, мэры и более мелкие должностные лица. Ей же принадлежит большинство мест в Думе. Именно Единая Россия выдвинула Путина на третий срок (хоть он и не является ее членом!). Но, прозванная в народе партией “жуликов и воров”, то и дело сотрясаемая коррупционными скандалами и разоблачениями ее влиятельных членов, вплоть до уголовных преступлений, партия эта нескоро станет популярной, а ее идеологии еще очень далеко до превращения в официальную идеологию государства.

Впрочем, теневая идеология у путинцев имеется - это мафиозная идеология: «Обогащайтесь, кто как может. И это не пропаганда. Я и мои высшие приближенные являемся примером». Это – новый НЭП, но провозглашенный только для своих, а остальным – закон и ГУЛАГ. Установлено контролируемое властью обогащение (обогащаются только свои, власть ограничивает конкуренцию).

 Эта теневая идеология пока худо-бедно связывает вертикаль власти воедино, и «альфа-псам» в куполе, очевидно, пока удавалось между собой договориться и избежать раскола (это – необходимый в любой мафии компромисс!). Но все это – пока текут нефтедоллары (подарок судьбы Путину!) и пока «фанатики обогащения» удовлетворены предоставляемыми им условиями грабежа населения и крышевания.

Укрепившись у власти, путинцы «второго пришествия» занялись созданием официальной идеологии всерьез. И это – идеология патриотизма, исключительности российского пути, восстановления статуса сверхдержавы. Если в 2002 году Путин говорил, что Россия – европейская страна и является интегральной частью европейской цивилизации (интервью польской газете «Газете Выборчей»), то десятилетие спустя тон его высказываний совершенно другой. В одной из своих предвыборных статей 2012 г. он заявляет, что «...мы будем укреплять наше государство – цивилизацию... Великая миссия русских – скреплять эту уникальную цивилизацию». Тема идеологической обработки населения задана, и ее теперь усиленно развивают многочисленные преданные режиму публицисты. А во главе новосозданного агенства новостей «Россия сегодня», заступившего на место агенства РИА, посажен верный путинский идеолог Дмитрий Киселев, которому недавно Путин даже вручил орден «За заслуги перед отечеством». Вытащили из пыльных сундуков и старого, хорошо знакомого всем, кто жил еще при СССР, врага[21] – это западный капитализм, Европа и США. Правда, образ этот подновлен в угоду времени – теперь это не столько эксплуататор-капиталист, сколько разлагающийся морально бездуховный материалистический Запад, которому путинцы противопоставляют российскую идею национальной исключительности, «консервативной модернизации»[22], особого пути и православной духовности.

 

8. Глобализация и путинизм

 

Глобализация – это, прежде всего, снижение межгосударственных таможенных тарифов и любых других барьеров, препятствующих свободному распространению товаров, услуг и капитала. Одним из первых продуктов глобализации было создание и расцвет офшорных зон со льготным налогообложением или вообще без такового (замененного фиксированной пошлиной, не зависящей от прибыли и оборота), с облегченными условиями банковских операций, купли, продажи и создания офшорных компаний. К концу ХХ века офшорные компании стали важной чертой современной экономики. Но они же создали уникальную возможность отмывания “грязных” денег, являясь примером того, что в современном мире экономические (а также социально-политические и научно-технические) изменения, вызванные глобализацией, происходят настолько быстро, что законодательство даже развитых демократических стран за ними не успевает[23]. Поэтому постоянно расширяется сфера околозаконной и внезаконной экономической деятельности, и, как следствие, расширяется и облегчается деятельность любой мафиозной организации, чем и воспользовались путинцы. Именно глобализация создала уникальные условия обогащения (грабежа) для путинской бюромафии. В период распада СССР десятки миллиардов долларов были перекачены из России в офшоры.

Но эти же офшоры, которые, вместе cо многими другими атрибутами глобализации (свобода въезда-выезда, легкость в приобретении иностранной недвижимости и т.д.) помогли путинцам достичь поистине фантастического богатства, теперь затрудняют их контроль над своим мафизированным чиновничеством. Неудачные попытки создания привлекательных условий для предпринимательства внутри России с целью оживления экономики и ограничения утечки капитала за рубеж теперь заменены избирательной политикой создания ограничительных барьеров. Это провоцирует в рядах путинской «мафии» недовольство, так как нарушает мафиозный принцип справедливости индивидуального обогащения и равенства возможностей.

С другой стороны, глобализация создала уникальную возможность для легитимации путинской власти на международной арене методами мафии. Мафия стремится достичь легитимности путем внедрения в законный бизнес и бюрократические структуры власти. На международной арене путинцы весьма успешно осуществляют именно эту стратегию легитимации своей власти путем внедрения в бюрократические, финансовые и общественные структуры других, прежде всего демократических государств. Путинцы активно заняты созданием совместных предприятий с западными партнерами, тем самым не только достигая легитимности, но и расширяя свою сферу внедрения в мировое сообщество. В качестве примера можно привести российско-германский альянс по строительству Северо-Европейского газопровода («Северный поток»), соглашение о строительстве котрого было подписано Путиным и канцлером Германии Шредером в 2005 г. Подписание соглашения вызвало бурю протестов и критики в адрес Шредера, которого обвиняли в коррупции, преследовании личных интересов и закулисной игре. Шредера, в частности, обвиняли в том, что он выступал в качестве прикрытия для легализации российских активов сомнительного происхождения. После ухода с поста канцлера Шредер становится платным главой комитета акционеров компании-оператора газопровода (NorthEuropeanGasPipeline), большая часть акций которого принадлежит Газпрому. Путин, таким образом, не только внедряется в германскую экономику и не только получает возможность оказывать давление на страны, через которые проходит газопровод, но и получает доступ к политическим и деловым контактам Шредера. Помимо долевого участия в западных предприятиях, российские олигархи зачастую скупают предприятия целиком. Например, совсем недавно Г. Тимченко вместе с братьями Ротенбергами (все они – миллиардеры, одни из самых богатых людей мира и все - близкие друзья Путина) скупают все 100% акций популярной финской арены Хартвалл Ареена вместе с ее хоккейной командой. Таких примеров можно привести много, и все они говорят о том, что благодаря глобализации внешняя экспансия путинцев проводится эффективно и успешно.

Однако имеются и другие, менее заметные и поэтому реже обсуждаемые последствия глобализации, облегчающие расползание путинцев по всему миру. Глобализация приводит к тому, что внешние условия функционирования любых тотальных организаций (террористических, мафиозных и всяких других) выравниваются и становятся более однородными. Подобно тому, как под давлением однородной окружающей среды у различных биологических видов возникают сходные признаки (биологи это явление называют конвергенцией видов[24]), так и уподобление социальной среды приводит к конвергентной эволюции тотальных организаций. Одним из следствий этого является сближение целей, организационной структуры, состава, стратегии и тактики тотальных организаций[25], что облегчает их взаимовыгодное сотрудничество и даже объединение. В условиях глобализации такая конвергенция придает этим процессам общемировой и более зловещий характер. Она может способствовать возникновению очень динамичных и опасных симбиотических гибридов. Организация Путина, основанная на симбиозе мафии и бюрократии, выйдя на мировую арену, способна вступать в симбиотические отношения с другими мафиозными, бюрократическими и террористическими организациями, включая международные, используя эти отношения для более эффективного внедрения в любые общественные и государственные структуры мира. В этом - скрытая опасность путинизма для мирового сообщества.

 

 9. Проблемы путинизма

 

Будущее путинизма зависит как от общемировой ситуации, так и от того, насколько успешно путинцам удастся решить клубок своих внутренних проблем. Главными условиями выживаемости любой мафиозной организации являются ее единство и устойчивость. Это – главное и для выживаемости путинизма. Его единая вертикаль власти оказалась неработоспособной из-за всеобщей коррупции[26] и мафизации бюрократии («бюромафия»). Путинцам необходимо завершить создание послушного, дисциплинированного и централизованного исполнительного аппарата. Успех в решении этой задачи уменьшит вероятность раскола. Серьезной оппозиции внутри страны у путинцев уже нет, и экспансия внутрь общества сводится, в основном, к идеологической обработке населения с помощью потока дезинформации через послушные и финансируемые самими путинистами СМИ. Если им удастся не только избежать расколов, но и создать жизнеспособную официальную идеологию, это укрепит их позицию. Успех создания такой идеологии пока проблематичен. Но будущее путинизма зависит не только от этого.

Динамизм мафии (как, впрочем, и динамизм свободной рыночной экономики) определяется равенством возможностей и свободой конкуренции. Такого динамизма у путинизма нет. Обогащение в его бюромафиозной системе «урезано», а конкуренция ограничена контролем сверху. И даже это «урезанное» и «контролируемое» мафиозное предпринимательство – для своих. Восстановлением же разрушенной при распаде СССР российской экономики путинцам еще только предстоит заняться (раньше было не до этого). Пока единственная оживленная отрасль экономики – это распродажа природных богатств[27], доходы от которой оседают в частных карманах[28], а население продолжает нищать. Все полумеры с целью оживления путинской экономики («путиномики») были неудачны. В своем ежегодном послании Федеральному собранию в декабре 2013 г. Путин выразил недовольство тем, что его указы, изданные полтора года назад (так называемые Майские указы), не выполняются, и опять, как и годом раньше, затронул проблему офшорных компаний и потребовал обложения налогом доходов таких компаний. А министр экономического развития А. Улюкаев сообщает, что в четвертом квартале 2013 г. рост экономики сократился с 1,8% до 1,4%, и что основной пересмотр прогноза по ВВП связан не с понижением цен на нефть (они возросли), а с понижением почти до нуля прогноза по росту промышленного производства и по инвестициям[29].

Для настоящего оживления экономики нужна свобода предпринимательской деятельности, законодательство, охраняющее эту деятельность (а заодно и частную собственность) и механизмы проведения этого законодательства в жизнь. Ни одно из этих трех условий путинцы не в состоянии осуществить, так как это идет вразрез с интересами мафиозной бюрократии и олигархов. Иллюстрацией этого является судьба Ходорковского. Его попытка вырваться из пут бюромафии, сделать свой бизнес прозрачным и вести его по правилам рыночной экономики шла вразрез с интересами власти. Власть увидела в этом угрозу, за что он и поплатился десятилетним тюремным заключением.

Поэтому для поддержания экономики путинцы вынуждены рассчитывать не на внутренние реформы, которые они не в состоянии осуществить, а на инвестиции из-за рубежа. Для этого им необходимо создать образ надежного делового партнера[30] и сделать Россию привлекательной для бизнеса. С этой целью они переманивают грамотных профессионалов-бизнесменов в иерархию власти с помощью больших зарплат и других льгот. Этой же цели служит и недавно созданное и финансируемое путинским правительством агентство новостей «Россия сегодня», которое разворачивает ориентированную на Запад пропаганду нового положительного имиджа путинской власти. Влиятельная британская газета Таймс в 2013 г. уже увенчала Путина званием «человека года» (ManoftheYear), а Форбс назвал его самым влиятельным деятелем того же года (а в 2012 г. таковым был президент США Обама).

Успех путинизма будет также зависеть от успеха его внешней экспансии. Будущее любой самоорганизующейся тотальной организации зависит от ее способности расширяться и находить новые сферы деятельности. Тотальная организация сначала создает подконтрольную внешнюю среду, куда затем внедряется («сфера внедрения») и откуда начинает выкачивать необходимые для ее существования кадры («сфера выборки») и ресурсы. То же и с тоталитарными и авторитарными государствами. И как только экспансия становится невозможной, такие системы быстро деградируют и либо разрушаются, либо дают толчок к зарождению новой тотальной организации (новый цикл эволюции). Военные провалы Российской империи начала XX века привели к ее развалу. То же и с СССР, распаду которого в немалой степени способствовала остановка его международной экспансии благодаря рейгановским «звездным войнам» и военным провалам в Афганистане и других точках мира. Приостановка экспансии мафии тоже приводит к замиранию ее деятельности (период адаптации), расколам, смене руководства и прочим «удовольствиям», вроде мафиозных разборок.

 Поэтому путинцы активно (и пока что успешно!) осваивают новые «сферы внедрения» в поисках новых источников дохода, ведь поток нефтедолларов рано или поздно иссякнет. Цены на нефть и другое сырье определяются, главным образом, международной обстановкой, поэтому будущее мафизированной путинской власти будет в значительной степени определяться именно общемировыми процессами. Такими процессами, которые окажут большое влияние на состояние России, могут являться улучшение (или, наоборот, ухудшение) экономической ситуации в Европе и США (а значит, увеличение или уменьшение спроса на сырье), изменение глобальной финансовой ситуации, которая в настоящее время в значительной степени зависит от поведения «перегретого» финансового рынка США, изменения в способах добычи энергетического сырья (так называемая «сланцевая революция», которая может повлечь резкое падение цен на газ и нефть), и многие другие мировые факторы. Удастся ли при этом путинцам осуществить нужные реформы и оживить российскую экономику, не потеряв при этом своей власти? Но Россия – не Китай, и «китайского чуда» там, скорее всего, не произойдет.

А пока путинцы заняты осваиванием новых сфер внедрения, в основном, в области международных финансов и международного капитала. Потихоньку расползаясь по всему миру, они внедряются через своих ставленников в самые различные структуры западного общества, скупают недвижимость по всему миру, скупают акции различных компаний, не гнушаются и привычного шпионажа, в основном научно-промышленного, вербуя бывших русских[31] и не очень разборчивых иностранцев. Стареющий, сдающий позиции Запад не очень способен этому противостоять[32]. Осваивается и «сфера внедрения» в близкое зарубежье – это, например, Таможенный союз ЕврАзЭС (в противовес ЕС), куда вошли Россия, Беларусь и Казахстан, и в недалеком будущем могут войти и Армения, Киргизия и Таджикистан; это – продолжающиеся попытки включить в свою «подконтрольную внешнюю среду» Украину.

 

 

10. Заключение:

путинизм как пример тотальной организации XXI века

 

Путинизм представляет собой новый виток эволюции тотальной самоорганизующейся системы ВЧК-КГБ. Такие системы обладают способностью адаптироваться к изменяющимся условиям окружающей среды путем усложнения своей организационной и функциональной структуры. Именно этим объясняется столь долгая выживаемость госбезопасности. И именно благодаря этому, вкупе с удачным стечением обстоятельств конца ХХ века, этой организации после развала СССР удалось «самособраться», захватить власть в России и посадить своего ставленника во главе новой государственной бюрократии. Но это не брежневская, и не горбачевская, и не ельцинская коррумпированная бюрократия. Это нечто новое: коррумпированная бюрократия объединилась с мафией и захватила государственную власть. Путинизм – это тотальная мафизированная бюрократия ХХI века в условиях глобализации.

Путинцам, чтобы утвердиться «надолго», необходимо адаптироваться к новым условиям ХХI века и решить клубок стоящих перед ними проблем. А таких проблем у них много, и они все взаимосвязаны: путинцам необходимо остановить продолжающуюся утечку капитала за границу, «демафизировать» аппарат управления, обуздать аппетиты разжиревшего чиновничества и создать из него однородный дисциплинированный исполнительный аппарат, создать единую объединяющую идеологию, и, главное, жизнеспособную экономику. Это последнее требует отказа от силовых методов и поощрения свободного предпринимательства. Необходимо создать и благоприятные условия для инвесторов, которых отпугивает чудовищная, даже по российским меркам, коррупция.

Если им это удастся, то путинизм, возможно, утвердится надолго. Бюромафию в условиях глобализации и стареющей западной цивилизации, да еще владеющую ядерной кнопкой, обуздать нелегко. Банковские и экономические санкции со стороны Запада, которые могли бы оказаться разрушительными для российской экономики и привести к дестабилизации пирамиды власти и ее расколу, маловероятны. Спасти Россию (и мир) от гнета этой банды может только резкое замедление экспансии мировой экономики и, как следствие, резкое падение цен на нефть и другие ископаемые ресурсы. Тогда произойдет раскол путинской власти, который повлечет за собой продолжение фрагментации многонациональной России, завершив, таким образом, начавшийся еще при Николае II распад российской сверхдержавы.

 

Июнь 2013 – февраль 2014



[1] К самоорганизующимся тотальным организациям относятся религиозные культы, идеолого-террористические и мафиозные организации и зрелое бюрократическое ведомство. С другой стороны, такие организации как армия являются организуемыми извне внешней властью.

[2] Детальный анализ процесса превращения иерархических организаций в тотальные и самоорганизующиеся описан в книге авторов «Тотальные организации и терроризм: фатальная связь», издательство Литературный европеец», 2008, а также в книге A.Korchak “Totalistic organizations: From Mafia to Global Terror”, Social Sciences Monographs, Boulder, 2002.

[3] Средневековая мафиозная Каморра, например, существовала несколько столетий. Тотальная коммунистическая организация удерживается у власти в Северной Корее с 1948 года, а религиозная исламская в Иране – с 1979.   И они пока не обнаруживают признаков раскола.

[4] Чередование экспансии и адаптации типично для всех тотальных самоорганизующихся систем. Например, в 30-х годах прошлого века американская мафия удачно воспользовалась Сухим законом.  Это был вызов среды, а возникновение бутлеггерского бизнеса – откликом (экспансия). Когда Сухой закон был отменен (новый вызов среды), и доходы начали падать из-за сокращения сферы внедрения, мафия начала адаптироваться к этому (отклик - адаптация). После ожесточенных разборок мафия перестроилась на другие виды деятельности (например, наркобизнес).

[5] Об этом подробнее см. статью авторов «Что такое путинизм»  в журнале «Мосты» №31.

[6] Это типично для всех тоталитарных и авторитарных режимов. Таким же был, например, и режим Мао в Китае, созданный по образу и подобию тотальной организации большевиков.

[7] Олигарх, согласно классическому словарному определению, это - 1) лицо, принадлежащее к правящей группе; 2) представитель крупного монополизированного капитала. А вот более современное определение из Википедии: «Олигархи – члены олигархии, могут либо сами быть членами правительства, либо оказывать влияние на его формирование». Е. Примаков в своем                                                                                          выступлении на заседании Меркурий-клуба в январе 2008 года описал олигархов так: «У нас олигархами становились те крупные бизнесмены, кто рвался к власти, внедрял своих людей на различные государственные посты, создавал и поддерживал коррупционную практику чиновничества. Чудовищно разбогатев в результате грабительских условий приватизации, эта группа в период президентства Ельцина, сращиваясь с госаппаратом, заняла особое положение в стране».

[8] Вот как Джозеф Бонанно, один из наиболее влиятельных боссов американской мафии,                                                                                              описывает свою «семью»: «Членство в моей Семье являлось слепком с общества, его истинным микрокосмом. Туда входили сапожники, портные, парикмахеры, печники, врачи, юристы, заводские рабочие, рыбаки, священники и конгрессмены. Большинство, я бы сказал, являлись владельцами какого-либо бизнеса. Некоторые занимались незаконным бизнесом, например, букмекерством или лотереей. В нашей среде такой бизнес не считается зазорным». (Здесь и далее цитируется по книге “AManofHonor: TheAutobiographyofJosephBonanno”, St.MartinsPaperbacks, 2003; стр.149, в переводе одного из авторов).

[9] Босс, капорежиме, капо, солдаты (начальник, капитаны, лейтенанты и рядовые).                                                                                              В цитированной ранее (см.сноску 8) книге Дж.Бонанно он объясняет, что  эти названия, вызывающие ассоциацию с армией, обманчивы. За исключением периодов мафиозных войн, отношения между «отцом» клана и  лидерами подгрупп клана основаны на взаимном уважении, симпатии и личной преданности (стр. 148).

[10] Процесс мафизации бюрократии подробно описан в статье одного из авторов                                                                                              «Мафия и бюрократия: опасный симбиоз», Литературный европеец № 145, а также в упомянутой выше книге авторов «Тотальные организации и терроризм: фатальная связь». Интересующихся деталями отсылаем к этим публикациям.

[11] Многие олигархи ельцинской России занимали государственные посты. Березовский, например, какое-то время был заместителем секретаря Совета Безопасности, а Потанин – вице-премьером правительства. Ходорковский тоже являлся членом многочисленных советов и комиссий при правительстве. Ельцинские годы даже получили название «семибанкирщины» (по аналогии с семибоярщиной 1610 года), так как считалось, что семь (на самом деле их было девять) крупных представителей российского финансового бизнеса участвовали в управлении государством.

[12] Аналог этим процессам и этой российской бюромафии можно найти в некоторых развивающихся странах Азии и Африки, проходящих первый этап формирования свободного рынка и капиталистической бюрократии. Здесь новая буржуазия формируется не на базе развития капиталистического производства, а на базе государственного аппарата власти путем растаскивания и присвоения национализированной государственной собственности. При этом капитал перекачивается из государственного сектора экономики в частный, стирая, таким образом, различие между государственной и теневой экономикой. Для этого гибрида капиталиста с бюрократом иногда используется термин “кабюр” (капиталист-бюрократ).

[13] Расходы на создание сочинского олимпийского комплекса составили почти 50 миллиардов долларов (против предполагаемых 12-ти), в то время как средняя стоимость олимпийских проектов за период 1988-2012 гг. – всего 2,2 миллиарда, причем самой дорогостоящей за этот период была олимпиада в Афинах (2004), на которую было потрачено 2,9 миллиарда долларов.

[14] См. опубликованную на эту тему статью в New York Times от 1 декабря 2010 г. Там же приводится сообщение Бейрла о том, что неэффективность даже в нефтегазовой промышленности настолько ошеломляющая, что, по заявлению одного крупного западного нефтепромышленника, если на бурение одной скважины в Канаде уходит 10 дней, то в России – все 20.                                                                                              

[15] Таких, как “омерта» (завет молчания), запреты заводить интимные отношения с женами и дочерями других членов клана, запрет на отстрел правоохранителей, членов прессы и «мирного населения», то есть родственников и домочадцев других мафиози, а решать все внутриклановые и межклановые конфликты по правилам арбитража. Согласно Дж. Бонанно, «...Семья» - это подобие организма, это живая ткань, соединяющая воедино межличностными отношениями всех ее участников». Это – аналогия со внутренней средой организма, связывающей воедино все его органы; или со внутренней средой общества, которая включает культуру, традиции, общую историю, ритуалы и т.п., тем самым цементируя его и предохраняя от распада.                                                                                                                                            

[16] Так же, как католическая иерархия сама «выталкивает» наверх будущего Папу Римского; см. статью авторов «Власть слова и власть приказа: гремучая смесь. Зловещая интеграция мафии, бюрократии и религии», Мосты № 32.

[17] Это и меры по деофшоризации российской экономики, и запреты чиновникам и кандидатам на государственные посты иметь банковские счета за рубежом, и недавно вновь выдвинутый проект закона о запрете им же иметь там недвижимость, и создание нового («единого») органа по борьбе с коррупцией. Орган это позволит Путину держать в одних руках (своих!) всю информацию о доходах и имуществе чиновников и претендентов на должности, а также держать под контролем распространение этой информации через прессу.

 Это, несомненно, увеличит его контроль над своей «мафией»,   а также улучшит изоляцию правящего купола от населения. Это и судебная реформа (слияние Верховного и арбитражного судов), это и наделение Следственного Комитета правом самостоятельно открывать налоговые дела против предприятий и граждан (тем самым был аннулирован закон Медведева 2011 года, ослабивший такой контроль). Теперь СК может свободно шантажировать, наказывать и                                                                                              разорять всех неугодных.                                                                                              

[18] Социальной опорой Путина являются так называемые “силовики”: это преданные ему сотрудники всех типов силовых и правоохранительных структур. Этот же контингент составляет его кадровый резерв.

[19] Так, идеология большевиков о насильственном переустройстве общества, экспроприации «экспроприаторов» и мировой революции собирала в партию поражающую своей жестокостью плеяду насильников и разрушителей.

[20] Когда Единая Россия была утверждена в 2000 г., в ней состояло около 150 тысяч членов, а в 2010 – уже более двух миллионов. Очевидно, членство в Единой России (как когда-то – членство в КПСС) дает преимущество при служебном и всяком другом восхождении чиновников.                                                                                              

[21] Идеология любой тотальной организации включает образ врага.  В СССР врагом было все капиталистическое окружение, а в мафии в создании такого образа нет никакой необходимости, так как у нее есть вполне реальный враг – правоохранительные органы государства. Наличие этого врага и необходимость его нейтрализовать являются мощным объединяющим фактором любой мафиозной «семьи», что было описано выше.

[22] Идея «консервативной модернизации» не нова. Это всего лишь вариация популярной в странах Азии идеи «модернизации без озападнивания» (ModernizationwithoutWesternization).

[23] Например, офшоры, благодаря тому, что их используют в своих целях многие мафиозные, террористические и другие тотальные организации, стали проблемой для всего мирового сообщества, и многие государства сейчас объединяются для переговоров и согласования своих усилий для борьбы с отрицательными аспектами офшоров. Но пока они переговариваются, офшоры продолжают использоваться этими организациями для отмывания денег и других незаконных операций.

[24] Примером конвергенции в живой природе является, например, сходство внешнего облика и функций некоторых органов водных млекопитающих (кит, дельфин) и рыб, вызванное условиями обитания в одной и той же внешней среде.

[25] Например, если мы рассмотрим мафиозную и террористическую тотальные организации, то на первый взгляд у них нет ничего общего. Тем не менее, террористические организации, нуждающиеся в материальной базе для проведения все более дорогостоящих терактов, вынуждены использовать мафиозные методы обогащения. Тем самым, их тактические цели и состав                                                                                              сближают их с целями и тактикой мафиозных организаций и облегчают кооперацию и даже взаимную интеграцию, приводя к возникновению терромафии.

[26] Согласно отчету TransparencyInternational 2013 года, по индексу коррупции Россия занимает 127-е место (из возможных 177).

[27] В своем независимом докладе «Путин. Итоги. 10 лет» Немцов приводит следующие цифры: экспорт сырья России  в 2000 году составлял 44% в общем экспорте, а в 2009 – уже 65%.

 За последние несколько лет эта цифра мало изменилась.

[28] Согласно журналу Форбс, в России в 2013 г. было 100 миллиардеров, а в сотню самых богатых людей мира попали 11 россиян. Девятым самым богатым человеком в мире является друг Путина и его «правая рука» Тимченко, а следом за ним, номером 10, идет бывший кандидат на пост президента Прохоров. Многочисленные данные о дворцах и прочей недвижимости в собственности российских чиновников в разных точках мира поражают воображение.

[29] Хотя цены на нефть и продолжают расти, но недавнее падение мировых цен на цветные металлы тут же отразилось на российской экономике.   Это – типичная реакция любой сырьевой экономики на флуктуации мировых цен на любое сырье.

[30] Согласно TransparencyInternational, по индексу экономической свободы Россия находится на 139-м месте, между Гвинеей-Биссау и Вьетнамом, а сравнительно с Европейскими странами она на 41-м месте из 43 возможных. Согласно данным Мирового Банка, место России по индексу легкости ведения бизнеса в 2013 г. – 92-е, между Сербией (93-е) и Барбадосом (91-е).

[31] В этой связи хотим обратить внимание читателей на статью К. Преображенского «Отравления в русской зарубежной церкви» в журнале Мосты № 38 о внедрении агентов ФСБ в русскую православную церковь США.

[32] Американский «список Магнитского», который еще даже не принят Европой, другие меры по «одергиванию» России со стороны мирового сообщества кажутся слабыми и половинчатыми.

Дополнительная информация