Литературная критика и библиография

 

 

Семен Ицкович

 

Двойник Путина

О новом романе Давида Гая «Исчезновение»

 

Романы бывают разные: исторические, социально-бытопи-сательные, философские и т.д. Этот роман содержит моменты, по жанровой характеристике относящиеся ко всем перечисленным, но в связи с актуальностью поднимаемой в нем общест-венно-политической проблематики, то явно, то подспудно пронизывающей текст, в нем присутствуют и элементы публицистики. Автор включает читателя в отчаянные споры героев по поводу происходящего в России, и это, будучи органично вкраплено в художественную ткань романа, придает ему своеобразное звучание.

Публицистика – это по сути своей исследование, родственное научному, ведущееся в попытке ответить на задаваемые обществом вопросы. В данном случае исследованию подвергнуты два злободневных вопроса: первый сформулирован озабоченным Западом – «Who are you, Mr. Putin?», второй – он еще гоголевский – «Русь, куда ж несешься ты?». Ни тот, ни другой окончательного ответа всё еще не имеют, так что, как в песенке: «Думайте сами, решайте сами». Вот автор и задумался.

Эта тема тема была начата им в романе «Террариум», изданном в США на русском и английском языках в 2012 году и сразу получившем известность и признание. Но время идет, события в «террариуме», как он назвал обиталище своего главного героя, развиваются в интригующем направлении. И если в ответах на первый из двух обозначенных выше вопросов мы, возможно, уже получаем более или менее ясную картину с пониманием who is he, откуда, как явился и через что уже прошел, на основании чего можем предполагать, что он еще может учудить (или это нам только кажется?), то этого нельзя сказать, во-первых, о всем «террариуме», включающем разные социобиологические существа со своими интересами, во-вторых, этого нельзя сказать об остающемся без ответа втором вопросе. Именно этот вопрос приобретает с каждым днем все большее значение и порождает все более острую тревогу как на Руси, неизвестно куда несущейся по бездорожью, так и в настороженно следящем за ней мире.

В романе «Исчезновение» можно увидеть своеобразный «ремейк» «Террариума», похожий темой и своеобразием стиля повествования. С другой же стороны, это особый подход писателя к волнующей его проблеме с привлечением нового инструментария.

В чем своеобразие стиля авторской прозы? Не впадая в литературоведческий анализ, отмечу то, что сразу ощущается. Автор не любит короткие фразы, он оперирует крупными понятийными блоками, незаметно втягивая читателя в сеть своих рассуждений. Неплохой, надо признать, прием, привыкнув к которому и сблизившись с автором, его уже не замечаешь.

Сюжет романа остро детективный, текст увлекателен, читается легко и, как говорится, на одном дыхании, конкретнее же, на одном с автором дыхании. Время действия – вторая половина 2023-го и начало 2024-го (то есть, присутствуют элементы антиутопии, хотя произведение сугубо реалистическое).

Что же касается нового инструментария, введенного автором в актуальную романную прозу, то это двойник В.В., условно говоря, Верховного Властелина, в романе именуемого аббревиатурой ВВ. Двойник – Яков Петрович, нормальный, достаточно развитой человек, бывший банковский чиновник, семьянин, внешне невероятно похожий на ВВ. Вы знаете, похожие друг на друга люди, не близнецы и весьма отдаленные, иногда встречаются. Автор даже представил по этому случаю статистику (в его повествовании немало подобных небезынтересных включений из разных областей знания, что, несомненно, обогащает роман широтой представлений и ассоциаций).

Двойники при тиранах, известное дело, во все времена были им нужны. Ну, хотя бы для того, чтобы избежать покушения, обмануть покушающегося подсунутым ему двойником. В поисках похожего на ВВ человека работники Федеральной службы охраны обнаружили Якова Петровича, пригласили к себе и, как говорится, сделали ему предложение, от которого он не смог отказаться. Далее посредством мелких пластических операций и ботокса внешнюю похожесть на ВВ доводят до совершенства, а компетентный куратор из генералов спецслужб приступает к обеспечению похожести внутренней, отрабатывая голос, мимику и ораторские приемы тоже до совершенства, до такого феноменального сходства, что Двойник уже был способен заменить ВВ на рутинных его встречах с министрами или губернаторами, когда ни они, ни миллионы телезрителей были не в состоянии обнаружить подвох. Проходя же по кремлевским и прочим коридорам, переодетый Двойник, приклеив усы, надев парик и даже изменив походку, выглядел обычным рядовым чиновником.

Но Двойник, входящий в исполняемую роль и артистично ее играющий, в душе все же остается самим собой, мыслящим, все видящим и оценивающим. Для автора романа это зоркий глаз, проникающий в сокрытые чертоги резиденций ВВ и в него самого. Детальные описания Ново-Огарева, резиденций на Валдае, в Сочи и прочих потаенных мест, по которым Давид Гай как гид-краевед водит читателя, создают впечатление присутствия и соучастия в авторском исследовании российского феномена. «Кремль – самая неприступная из всех преступных крепостей» (шутка одного из персонажей романа) приоткрывается нашему взору глазами Двойника, ставшего как бы авторским соглядатаем. Читатель обнаруживает это не сразу, а постепенно, по мере чтения и навеваемых им раздумий.

Здесь процитирую фрагмент аннотации романа: «Через восприятие Двойником на протяжении ряда лет действий и поступков Путина... перед читателем предстаёт образ российского лидера в совокупности его взглядов, фобий, искривленных представлений о своей стране и мире. Реминисценции дают возможность проследить тайное, тщательно скрываемое, связанное с преступлениями и гибелью людей».

Крайне важным в романе является показ эволюции личности человека, волею судеб неожиданно попавшего в странный мир и блестяще играющего предназначенную ему роль Двойника. Кульминацией в этом процессе явилась его встреча с Самим. «Начинался второй год пребывания Якова Петровича в новой для него роли, а личное знакомство откладывалось». Оно состоялось на Валдайской даче в начале 2019-го – после безальтернативного переизбрания ВВ на пост президента.

 «Этой встречи Двойник боялся до дрожи в коленках... Но обошлось». «Я за вами часто наблюдаю, вы меня не видите, а я вас вижу. Невероятное сходство»... «Неровен час – и замените меня на посту, никто и не чухнется, что царя подменили, – и вдруг захохотал»... От этого текста трудно оторваться. Весь антураж встречи с ВВ и особенно его монологи, могущие, как мне кажется, составить базу для профессионального психоанализа, – несомненная удача автора.

О многих других ключевых эпизодах, в том числе о явлении к Двойнику нового куратора, внезапно объявившего ему о некоей метаморфозе в верхах, в связи с чем его роль изменилась, я не стану подробно рассказывать, предоставляя будущему читателю романа самому раскрыть суть интриги. А она, если кратко, заключается в том, что Якову Петровичу в силу обстоятельств пришлось на определенное время стать вроде бы полноправным российским лидером, подписывающим указы о на-значениях. И в душе его поселились страх и смятение, давшие выход в неожиданном, рискованном поступке.

А в конце романа – сообщение крупнейших агентств мира с пометкой «Срочно!!!»: «4 марта 2024 года президент России... принял в своей загородной резиденции Ново-Огарево специального корреспондента CNN и в самом начале интервью сообщил сенсационную новость: он является не лидером страны, а его двойником. Подлинный Верховный Властелин, правивший страной в течение четверти века, внезапно исчез в конце августа прошлого года... По мнению двойника, назвавшего себя Яковом Петровичем, произошел государственный переворот... Связаться с т.н. двойником в понедельник 5 марта журналистам пока не удалось».

Дата 5 марта памятна и возникла здесь, думаю, не случайно. А кого эта реминисценция касается – ВВ, Двойника или предполагавшегося Преемника – остается недосказанным. Как недосказано и то, что еще не приоткрылось и составляет предмет футурологии.

Пожелаю автору продолжать вдумчивое исследование российского феномена с тем, чтобы в будущем дополнить два тома его трилогии о современной России – «Террариум» и «Исчезновение» – третьим, назвав его, например, так: «Не было бы счастья, да несчастье помогло».

Роман Давида Гая «Исчезновение» (204 стр.) опубликован в 2015 г. в Нью-Йорке и в Киеве.

 

 

 

ОСТАЛЬНЫЕ ПРОИЗВЕДЕНИЯ ЧИТАЙТЕ В «БУМАЖНОЙ» ВЕРСИИ ЖУРНАЛА