Лидия Гощчинская

 

***

 

Мы не знаем, что там

им назначено – выше,

только можем придумать

отсюда сюжет.

Вот и Карлсон, который

мотался по крыше,

что-то все-таки знал

из нездешних примет.

Только Карлсон остался

спелёнутым детством,

а меня окликают:

кто в сумрак, кто в ночь;

или их подсылают сюда

за наследством,

не бумажным, но можно

и словом помочь?

 

Сколько я написала о тех,

кто не с нами,

и они продолжают

общенье со мной.

Я вплетаю в орнамент

со стеблями-снами,

их следы и аккорды

сцепляя с канвой.

                       ***

 

Изнанка чувства

не поддается словам,

и то, что между,

и сквозь, и в туне –

карманов нет,

куда рассовать

истерзанность ветром,

луч из латуни