Григорий Яблонский

 

Правдивые истории

 

Веские причины побудили меня начать этот цикл «Правдивых Историй». В нынешнее время, когда захлёстывает половодье информации, состоящей в основном из разнообразных сплетен, необычайно трудно отличить правду от лжи. Надо долго и упорно тренироваться! 

А есть и  приятный идиотизм, согревающий душу. Его тоже надо уметь выделить. 

Сочетание правды, лжи и приятного идиотизма создаёт качественный информационный продукт.

 

Вопрос журналистки

Ксении  Анатольевны Собчак

и ответ Президента Российской Федерации

Владимира Владимировича Путина

 

 

Журналистка Ксения Анатольевна Собчак задала этот вопрос президенту Владимиру Владимировичу Путину на одной из пресс-конференций – сразу же по следам известных событий на Крымском полуострове.

Ксении Анатольевне очень-очень хотелось задать этот вопрос, и поэтому она надела красивое яркое платье -  если мне не изменяет память – красное, чтобы быть замеченной пресс-секретарём Дмитрием Сергеевичем Песковым, который и давал возможность спрашивать. 

И когда пресс-конференция началась, Ксения Анатольевна много-премного раз поднимала руку, и сидя, и привставая со стула. Вопрос надо было задать, во что бы то ни стало, и хотелось бы, чтобы в самом начале, но Дмитрий Сергеевич со своими легендарными белогвардейскими усиками деланно глядел по сторонам и упорно не замечал её.

А вот Владимир Владимирович, слава Богу, заметил! И сказал Дмитрию Сергеевичу: «Надо Ксюше дать слово, вон как руку тянет...»

Конечно же, Ксюше! Ведь Владимир Владимирович знал её ещё девочкой, в бытность своей работы в Питере у Анатолия Александровича Собчака.  Правда, с тех пор она выросла.

И Ксения Анатольевна спросила:

«Владимир Владимирович! Я – гражданка России, и мне - как ее гражданке – приятно, что Крым вернулся в Россию. Но многие мои друзья-европейцы, искренние друзья нашей страны, спрашивают меня: «Как же так случилось, что Россия украла Крым у Украины?»

«А Ваше какое мнение, Владимир Владимирович?»

В зале после такого вопроса воцарилась полнейшая тишина. Каждому было интересно, что же ответит президент на  вопрос журналистки. 

И Владимир Владимирович ответил сразу же, не дожидаясь окончания тишины.

Вопросом на вопрос:

«А Вы, Ксения Анатольевна, знаете, что Украина происходит от слова «украсть»?»

 

 

Есть такая партия!..

(новое о Владимире Ильиче Ленине)

 

Ленин... Владимир Ильич Ленин (1870-1924). Имя Ленина навсегда вошло в мировую историю. О Ленине спорили и спорят с яростью. Совсем недавно демократ Лев Шлоссберг и государственник Максим Шевченко битый час обсуждали Ленина в эфире «Эха Москвы», и не сдвинулись ни на йоту.

Кто-то называет Ленина величайшим и хладнокровнейшим преступником ХХ-го века, предшественником Сталина и Гитлера. Кому-то хочется распространять нелепейшие выдумки, вроде того, что Ленин умер от венерического заболевания. А то ещё, начиная с 1990-го года, по русскому телевидению стала гулять бредовая ложь, выдуманная питерским забулдыгой Сергеем Курехиным: «Ленин – гриб!»

Какой гриб, что за гриб?.. Шампиньон?.. И ведь находились легковерные люди, даже среди ветеранов партии, которые поверили этой чудовищной брехне.

«Такие люди, как Ленин, обновляют совесть человечества». Эти слова Альберта Эйнштейна  были процитированы недавно политиком Геннадием Алексеевичем Зюгановым. Так один гений оценивал другого.

Чтобы  выяснить истину в этой сумятице мыслей и суждений, надо понять, как Ленин относился к женщинам. Именно этим мерится масштаб великого человека. Есть одно яркое высказывание, приписываемое Владимиру Ильичу:

«Каждая кухарка может управлять государством!» 

Видно, как высоко Владимир Ильич оценивает способность женщин, прежде всего кухарок, управлять государст-вом.

Недавно Зюганов передал это высказывание по-другому:

«Ленин был прав, утверждая, что даже кухарка, умная и добропорядочная, сможет управлять государством лучше, чем воры и пьяницы».

Кажется, Геннадий Алексеевич немного подправил Владимира Ильича. Не всякая кухарка может управлять государством, а только «умная и добропорядочная». И не просто управлять, а управлять «лучше, чем воры и пьяницы».

Что же на самом деле сказал Ленин?

В статье «Удержат ли большевики государственную власть?» (сентябрь-октябрь 1917 г.) Ленин пишет:

«Мы не утописты. Мы знаем, что любой чернорабочий и кухарка не способны сейчас же вступить в управление государством».

То есть, Владимир Ильич выражает важную мысль, что кухарка и чернорабочий в принципе способны управлять го-сударством, но не сейчас.

Им надо помогать.

В недавно вышедшем новом издании «Воспоминаний о Ленине» Надежды Константиновны Крупской («Варгиус», 2015) приведена масса реальных примеров, как Ленин не на словах, а на деле помогал женщинам, причём всем, а не только кухаркам.    

В своё время эти «Воспоминания» были белой вороной среди бесконечного потока безудержных восхвалений покойного вождя. Конечно, Ленин у Крупской – это до мозга костей политик, до предела сфокусированный на своей идее.

Вот Ленин в молочном санатории знакомится с солдатом швейцарской армии.

 «Парень был довольно славный. Владимир Ильич ходил вокруг него, как кот около сала, заводил с ним несколько раз разговор о грабительском характере войны, парень не возражал, но не клевало». Очевидно, что Владимир Ильич хотел распропагандировать швейцарского солдата, не более того. 

Подымаются Ленин и Крупская на  швейцарскую гору. Альпийские луга... Эдельвейсы и рододендроны... Красота неописуемая, а Владимир Ильич: «Ну и сволочи, какие же они сволочи!» - «Кто, Володя?» - «Меньшевики, конечно».

Крупская по-доброму посмеивается: «Заснёшь, увидишь во сне меньшевиков и станешь ругаться: сволочи, сволочи! Вот и пропадёт вся конспирация», - это она  о переезде в пломбированном вагоне, когда Владимир Ильич хотел притвориться немым.

Но так или иначе, Ленин в «Воспоминаниях» - простой че-ловек, не «простой, как правда», а реально простой: ходил в пивнушки, собирал белые грибы, горные сапоги чистил сам, не любил цветы, ездил на велосипеде, велосипед крали...

Новое издание «Воспоминаний о Ленине» 2015 года избежало когтей сталинской цензуры. Здесь масса удивительных человеческих деталей, опущенных в предыдущих изданиях.

Оказывается, у Владимира Ильича, помимо всепоглощающей революционной деятельности, было и любимое побочное занятие, то, что называется  «хобби». И это хобби напрямую связано с помощью женщинам.

Ленин любил стирать бельё.

Это его влекло и постоянно интересовало. Этим он занимался в редкие часы отдыха в Швейцарии – в Женеве в 1908 году, в Берне в 1914-1915-м и в Цюрихе в 1916-м. Стирал он и вручную, и на стиральных машинах, немецких, механических, и на американских, электрических, только что в Швейцарии появившихся.

 Во всех швейцарских квартирах, в которых они жили, стиральные машины уже были, - и в женевском пансионе, и в Берне на улочке Дистальвег,  и в Цюрихе - у фрау Прелог, и у Каммереров, и, наконец, в молочном санатории кантона Сен-Галле - но электричество было не всюду и подавалось не всегда, а  электрические машины Владимиру Ильичу нравились всё-таки больше.

- Вхожу я в ванную комнату, - пишет Надежда Константиновна, - и вижу: стоит Ильич, окружённый облаком пара, и стирает носки и кальсоны.   Носки он стирал вручную, говорил, что на стиральных машинах они прилипают к другим вещам или к стенкам. Заодно он стирал и кальсоны, немного меня стесняясь. Оглянется Ильич, видит, что я улыбаюсь, и говорит: «Как ты думаешь, Надюша, что я делаю?»

- Стираешь, - говорю.

- А что стираю?

- Носки, ну... кальсоны

- Нет, Наденька, я стираю грани между физическим и умственным трудом.

А в работе на стиральных машинах Владимир Ильич достиг совершенства. Более того, он стал ходить к друзьям и знакомым, учил их простейшим навыкам ручной и машинной стирки. Многие близкие друзья жили в Берне совсем рядом. Инесса Арманд - наискосок, Зиновьевы – в пяти минутах, а Шкловские – в десяти.  Владимир Ильич ходил к ним часто и иногда – в охотку - обстирывал. Даже во время циммервальдской и кинтальской конференций находил время для постирушек. А вот развешивать бельё не любил, хотя иногда и приходилось.

Поэже, когда Ильич жил с Зиновьевым в Разливе, в шалаше, единственное, о чём он жалел – что там не было машины, чтобы стирать бельё.

- И вот, - вспоминает Надежда Константиновна, - стоит Ильич около стиральной машины, вытаскивает из сушки одну вещь за другой, складывает их аккуратно и бережно. Рубашку – к рубашке, наволочку - к наволочке... Стопку за стопкой откладывает... А потом собирает всё бельё в высокую белоснежную колонну и протягивает мне её с ликующим возгласом:

                          ЕСТЬ ТАКАЯ ПАРТИЯ!