Семен Ицкович

Республиканец Цицерон

Наши дела в историческом аспекте

 Марк Туллий Цицерон (106 – 43 до н.э.) – древнеримский политический деятель, философ, писатель, оратор, республиканец по политическим убеждениям. Часто цитируемые строки стихотворения Ф.И.Тютчева – «Блажен, кто посетил сей мир//В его минуты роковые» – это о нем, о Цицероне. Там же: «Так!.. Но, прощаясь с римской славой,//С Капитолийской высоты//Во всем величье видел ты//Закат звезды ее кровавый!»... Цицерону перед кончиной (от рук подосланных убийц) довелось увидеть закат великой Римской республики.

Америка чтит Цицерона. В Чикаго, например, есть улица его имени (Cicero Avenue). Когда впервые увидел ее название, был очень удивлен тем, что кому-то здесь не хватило имен местных знаменитостей, достойных быть запечатленными в названиях улиц. Ну, велик был этот римлянин, но где и когда, и какое отношение он имеет к Чикаго? Потом еще удивила меня улица, названная в честь древнегреческого математика Евклида (Euclid Avenue). Ну, изучают дети его геометрию, но не только ведь на этой улице и не только геометрию! Короче говоря, в СССР так называть улицы никакому пролетарию и в голову бы не пришло, а здесь иначе, и идет это, думаю, еще от отцов-основателей США, людей высокообразованных и исторически просвещенных.

Повод вспомнить об этом таков. Приятель, желая пособить мне в трудах, прислал следующий текст: «Бюджет должен быть сбалансированным, казначейство должно быть пополнено, государственные долги должны быть снижены, высокомерие чиновников должно быть уменьшено и контролироваться, а также помощь в чужие земли должна быть сокращена»... Все правильно! «Люди должны снова научиться работать, а не жить на пособие»... И это верно! Но дальше-то, после многоточия, что? Дальше сообщается, что «иначе Рим станет банкротом». И сообщает это... Цицерон в 55 году до н.э.

Как догадываюсь, это был своеобразный комментарий к сообщению о том, что республиканцы в Палате представителей Конгресса соглашаются повысить потолок государственного долга, который к концу минувшего года и так уже достиг обескураживающей суммы в 16,4 триллиона долларов. Цицерон в этом комментарии показался мне подозрительно осведомленным относительно наших дел, будто он здесь и сейчас с улицы своего имени наблюдает за разворачивающимися у нас баталиями.

Кинулся я в интернет проверять цитату. До оригинала на латыни я не докопался, а среди современных похожих текстов нашел самый ранний. Он датирован декабрем 2011-го (задолго до нынешних дебатов в Конгрессе) и представляет собой материал Болгарского национального радио о позиции Болгарии по плану выхода из кризиса еврозоны. Там со ссылкой на Цицерона, датированной, правда, не 55-м годом до н.э., а 63-м, приведен такой текст: «Бюджет должен быть сбалансированным, казна пополнена, публичный долг сокращен, бюрократия под контролем... чтобы не обанкротился Рим». Если учесть погрешности переводов, то две версии сентенции по сути идентичны, и этим, возможно, подтверждается как принадлежность ее Цицерону, так и мудрость царя Соломона: «Бывает, скажут о чем-то: смотри, это новость! А уже было оно в веках, что прошли до нас».

Да, то, о чем спорит у нас президент с республиканцами в Конгрессе, уже было в веках и, похоже, может закончиться тем же. Республиканец Цицерон предупреждал цезаристов, но не достучался. Триумвир Марк Антоний (тот самый, которого на грех в Египет потянуло) натворил бед: и Цицерона он погубил, и себя, и республику.          

Прочитал в интернете статью «Пик Римской империи» (http://crustgroup.livejournal.com/). Вот ее начало: «Всем известна фраза «Хлеба и зрелищ!». Её использовал один сатирик того времени для описания политики государственных деятелей, которые, подкупая плебс раздачами денег и продуктов, а также цирковыми представлениями, захватывали и удерживали власть в Риме». А вот ее финал: «Налоговое бремя стало непосильным и продолжало расти, все свободы исчезли. В определенный момент наступил такой период, когда римские граждане начали смотреть на собственное государство как на врага, а на варварские армии, стоящие на границах империи, как на освободителей».

Между вышеприведенными цитатами: «Когда Юлий Цезарь пришел к власти, он обнаружил в Риме 320 тысяч лиц на правительственной помощи зерном, при том, что полное население Рима составляло 1 млн человек... Если вы думаете, что при наступлении кризисных времен, раздачи хотя бы сократили в целях экономии ресурсов, то, как ни странно, вы ошибаетесь. Во время правления Септимия Севера, в раздачи было добавлено ещё и оливковое масло, а во времена Аврелиана – свинина, соль и вино. Также императоры время от времени раздавали государственные деньги. Разумеется, делалось это всё не от большой любви к плебсу, а чтобы тот не бунтовал. Та же политика реализуется сегодня через вэлфер, когда целые «гарлемы» сидят на социалке».

Последняя фраза возвращает нас из Древнего Рима домой. Сходство налицо, хотя и разница колоссальна. Расходы на армию у нас теперь составляют порядка 20 процентов бюджета, в Риме же они составляли 80 процентов, «и если основной проблемой экономики Римской империи было покрытие расходов на армию, то будущей проблемой современных развитых экономик, которая проявляется уже сейчас, будет поиск средств на армию пенсионеров и социальное обеспечение».

Поиск средств... Безудержное печатание бумажных долларов ведет к падению их покупательной способности. График покупательной способности доллара по годам с 1900-го по 2010-й, составленный по официальным данным, поразителен: нынешний доллар составляет лишь 4 процента от покупательной способности доллара 1900 года! В Древнем Риме до бумажных денег не додумались, и когда на чеканку монет уже не хватало серебра, денарии чеканили поэкономней, а потом стали чеканить их из меди со все более тонким серебряным покрытием. Это покрытие в сохранившихся монетах зачастую истерто до меди. Интересно, что график содержания серебра в монетах Римской империи разного времени чеканки, составленный специалистами-нумизматами, имеет такой же вид, как график падения покупательной способности американского доллара.

Так что? Пусть идет как идет? Нет, говорит лидер республиканского большинства Палаты представителей Эрик Кантор, это «несправедливо по отношению к налогоплательщикам, работающим с полной отдачей сил», «в этом году мы положим этому конец». Хочется верить, а не верится. Почему не положили этому конец, например, в прошлом году или в позапрошлом?

Страна уже четыре года живет без утвержденного государственного бюджета. Сенат, где большинство принадлежит партии президента, не принимает бюджет к рассмотрению. Что может сделать Палата представителей? Обратиться в Верховный суд? Недавно переизбранный ее спикер Джон Бейнер заявил, что «республиканцы будут следовать стратегии, которая в конечном итоге вынудит Сенат поддержать Палату представителей, и всерьез заняться проблемой правительственных расходов».

В чем заключается эта стратегия и когда будет этот «конечный итог», неясно. Теперь же, выразив согласие на очередное повышение потолка госдолга, республиканцы оговорили это согласие, во-первых, ограничением срока его действия, во-вторых, сокращением госрасходов на следующий фискальный год (с 1 октября этого года до 30 сентября 2014-го). «Если Сенат и Палата представителей  не смогут утвердить бюджет к назначенному сроку, – заявил Кантор, – американский народ не должен платить членам Конгресса в связи с невыполнением ими своих обязанностей. Не будет бюджета, не будет зарплаты». Красивые слова, но вряд ли за ними стоит решимость достижения цели.

Президент оговорки республиканцев игнорирует, он требует от Конгресса безоговорочного повышения потолка госдолга и не согласен с попытками республиканцев увязать этот шаг с сокращением государственных расходов. «Доколе же будешь ты, Катилина, испытывать наше терпение?», – вспомнили бы республиканцы эту знаменитую речь Цицерона, произнесенную им в сенате Римской республики более двух тысяч лет назад...

Между тем, в дополнение ко всему, как и в те древнеримские времена, в воздухе запахло грозой, войной то есть. Провалы во внутренней политике, вызванные некомпетентностью власти, сочетались с провалами в политике внешней. Потворство «арабской весне», несомненно, приблизило к нам большую войну, предвестниками которой являются, в частности, пока еще локальные военные столкновения в Мали и Алжире.

Началось все это с грубейшей стратегической ошибки нашего президента относительно Ливии. Муамар Каддафи был человеком странным, строил в своей джамахирии арабский народный социализм, сперва не гнушался террора, но потом от него отказался, извинился за Локерби, выплатил 1,5 миллиарда долларов в фонд поддержки жертв международного терроризма, отказался от атомных приготовлений, в которых уже продвинулся. Всё делал для улучшения отношений с Западом, прежде всего с США. Он был управляем и в арабском мире противостоял агрессивному большинству, а Аль-Каиде, «братьям-мусульманам», салафитам и прочим экстремистам был открытым врагом. Зачем же Америке было его свергать? Теперь боевики Аль-Каиды вторглись в Алжир из неуправляемой Ливии, племена туарегов, прежде дружественные Каддафи и им контролируемые, вторглись в Мали, а за ними уже просматривается раскинувшаяся по всему миру исламистская террористическая сеть, которая много хуже и страшнее варваров, осадивших в древние времена Рим.

Способен ли Запад оказать нынешним варварам действенное и солидарное сопротивление? Этому идет проверка в Мали, где Франция, вступившая в бой с нашествием исламистов, просит от коллег по НАТО поддержки. На Турцию уж точно ей рассчитывать не надо, она в НАТО как троянский конь и в грядущей войне скорей всего будет на стороне исламистов.

Среди заложников, захваченных исламистами в Алжире, были граждане США, в обмен на которых боевики потребовали освобождения своих соратников из американских тюрем. В этом и других инцидентах – пойдет ли американское правительство на переговоры с террористами? А что касается превентивных военных акций, то они маловероятны, ибо надо признать: Афганистан и Ирак уже достаточно ясно показали всему миру, что на таких полях сражений военный успех американцам не светит. Тем более теперь, когда внешнеполитические ведомства возглавят убежденные пацифисты. А опасность растет и приближается – «Гриб вырастает за одну ночь», – предупреждал граждан Рима в подобной ситуации Марк Туллий Цицерон.

Дополнительная информация