Михаил Армалинский

 

Чупринин: Жизнь без понятия
(сериал)[1]

 

Сергей Чупринин Вот жизнь моя. Фейсбучный роман. Москва, Рипол Классик, 2015, ISBN: 978-5-386-08894-1

 

 

Под разными знамёнами
(первая серия)

 

Наконец, эта знаменательная книга появилась в интернете для бесплатного потребления, вот я и употребил её по назначению.

Читая этот чистосердечный и увлекательный для любого российского литератора текст, написанный явно порядочным, доброжелательным и лукавым человеком, я могу подытожить своё благоприятное впечатление самоцитатой:

 

В Америке немало подлецов, воров, жуликов, но какая это прекрасная страна!В России немало прекрасных, умных и честных людей, но какая это подлая страна!

 

То, что Сергей Иванович Чупринин пишет о себе и о других, я склонен принять на слово, однако то, что он пишет обо мне, требует существенных уточнений.

С. И. Чупринин излагает:

Так это эротика, просияв, как заря несбывшейся мечты, в специальном – и сугубо, сугубо научном! – номере журнала «Литературное обозрение», быстро ушла в полунаучное издательство «Ладомир», выпускавшее… сочиненьица Михаила свет Израилевича Армалинского на тех же правах и с той же искусностью, что «Литературные памятники».

 

Сергей мрак Иванович Чупринин в некотором смысле, прав, ибо если в журнале публикуются сочинения, то в моём журнальце, следовательно, публикуются сочиненьица.

Ну а научное издательство, осмелившееся публиковать мои (уж скажу в лад) книженции, одним этим действом автоматически самоуничтожает половину своей научности и становится полунаучным.

Чупринину, конечно, не приходит в голову, что те же права и искусность, с которой Ладомир выпускает мои произведения, даёт понять недогадливым, что мои книженции тоже являются литературным памятником, а для наглядного подтверждения этого я уже сам издал Литературный памятник Тайные записки 1836-1637 годов А. С. Пушкина.

Упоминая мой литпамятник, Чупринин пытается посеять в умах невежд сомнение в истинности международного успеха этой книги. Делает он это знакомыми ему методами советской и новосоветской журналистики:

 

…книга «Тайные записки А. С. Пушкина» (1986), которая выдержала с тех пор несколько переизданий и была, по его (Армалинского) утверждению, опубликована в переводе на английский, греческий, итальянский, китайский, латышский, немецкий и французский языки.

 

Ключевая фраза, лукавый ход, тень на плетень - это “по его утверждению”: мол, врёт всё этот Армалинский. Таким образом, Чупринин делает вид, что не понимает разницы между словами “утверждать” и “констатировать”. Всех, кто сомневается в повсеместности моего Литературного памятника, я отсылаю на страницу, где воспроизведены обложки всех изданий “Тайных записок”.                                       

 http://www.mipco.com/win/AllCovers.html

А самому Чупринину я с удовольствием подарю экземпляр на том нерусском языке, который он хорошо знает. Но должен предупредить, что если Сергей Иванович знает в совершенстве японский, то на этом языке книга ещё не издана.

Вообще говоря, Чупринину надо бы продолжать учиться реакции на “Тайные записки” у своего заявленного учителя Льва Аннинского см. с. 720, 721 Литературного памятника.

Цитировать не буду умышленно - пусть ученик Аннинского продемонстрирует свою тягу к знаниям и раскроет фолиант, который я в своё время посылал на его имя, но благодарности так и не получил.

Чупринин - главный редактор журнала Знамя. А знамя-то чьё, какого цвета? Явно, что красненького.

А вот мой литературный журналец General Erotic - тоже знаменем знаменит, но зато американским свет генитальным!

P.S.

Процитирую для вящей ясности примечание 565 из книги Чупринина:

«Ладомир» – этот научно-издательский центр, базирующийся в Зеленограде, наряду с «Литературными памятниками» и научной литературой всего гуманитарного спектра, в 1992–2010 годах выпускал еще и серию «Русская потаенная литература», куда входили как сборники эротического фольклора, сочинения И. С. Баркова, так и книги М. И. Армалинского.

 

 

Об использовании слов с корнем «жид» в книге Чупринина

(вторая серия)

 

Когда я писал заметку «Под разными знамёнами о книге Чупринина, я прочёл её бегло, а тут стал вчитываться и наткнулся на такое, ошарашившее меня, еврея:

 

Хорошие начальники обычно, сняв сливки сливок, отдавали этот Список подчиненным на поток и разграбление, плохие - жидились.

 

Слово «жид» и его производные преследовали меня со времени детских игр во дворе с мальчишками, с которыми я часто дрался, когда они называли меня жидом. Они также утверждали, что я жидился, если не давал им того, что им хотелось.

Так что когда я прочёл это слово у Чупринина, я подумал, что это какая-то неудачная шутка или намёк на что-то, чего я не понял. Но тут же в следующем абзаце я прочёл это:

Я-то, конечно, не жидился, пока не стал постепенно замечать, что и у сотрудников «Знамени» интерес к новым книгам все более и более угасает...

И тут я понял, что слово «жидиться» - это часть злободневного лексикона Чупринина, что он, по-видимому, искренне считает это слово точным и правомерным для использования даже для себя, современного литературного критика.

   Я не склонен обвинить Чупринина в антисемитизме лишь на основании использования этого слова - ведь в книге он неоднократно демонстрирует свой национальный плюрализм и даже чувствует себя комфортно в окружении евреев, среди которых немало таких, кого он считает близкими знакомыми и даже друзьями: например,

мой старинный друг, и философ и бизнесмен, Марк Вениаминович Масарский.
    Водится среди чупрининских друзей и Александр Абрамович Кабаков, в глазах которого Чупринин усматривал многовековую скорбь еврейского народа.

А в спорах с известным антисемитом Куняевым Чупринин даже хотел получить у него обещание

не называть... журнал «Знамя» жидомасонским.
   Чупринин даже знает слово из идиш, и использует его, рассказывая о своём знакомом: То ли артист, то ли ребе.

Но чуть я уговорил себя, что Чупринин если не юдофил, то уж точно не юдофоб, как наткнулся на ещё один термин, который он использует для описания антисемитского журнала:

«Молодая гвардия», известная исключительно своим жидоморством.

 

Чупринин - литературный критик, а это значит, что он чувствует русский язык, знает цену слову, слышит каждую интонацию, и замечает любой скрытый смысл и подтекст, так что именно поэтому меня насторожило, что он полностью лишился слуха, такта и чувства слова в такой болезненной и важной теме как русский антисемитизм и всё, что с ним связано.

Прежде всего, по смыслу - уж кто-кто, a Чупринин знает, что даже сам Солженицын в «200 лет вместе» восхищался еврейской благотворительностью, и сожалел, что она столь чужда русским. Так что ассоциировать жадность с евреями и уж тем более с жидами просто технически неработоспособно. Да и сам Чупринин не раз говорит о щедрости евреев-знакомых, например:

Борис Эрленович Гольдман, генеральный директор группы компаний NFQ, четырехтомник Владимова выпустил очень быстро, обещанный гонорар выплатил мгновенно и, более того, выписав Георгия Николаевича в Москву, устроил пышную презентацию в Малом Манеже.

 

Чупринин высоко ценит щедрость еврея Сороса, благодаря которому многие годы продолжали своё существование в России толстые журналы:
   Фонд Сороса, в дальнейшем известный как Институт «Открытое общество», заказывал полутора десяткам журналов и «Литературной газете» (в ту пору совсем иной, чем сейчас) изготовление дополнительного тиража и сам поставлял энное число этих экземпляров в библиотеки России и СНГ. А так как цена за экземпляр была предусмотрительно установлена в долларах, хотя получали мы, естественно, рубли, то это спасло литературную периодику не только от ураганной инфляции начала 1990-х, но и от дефолта 1998 года, когда - ну, вы помните...
...мы на семь лет получили тыл, надежнее которого у журналов в России никогда не было.

А затем Чупринин сетует на неблагодарность множества россиян:

Так что выдавили, в конце концов, Сороса из России и спасибо даже толком не сказали.

Уж казалось бы Чупринин, передовой русский интеллигент, должен понимать и чувствовать, что обвинять всех евреев в жадности, используя слово с оскорбительным для евреев именем, во-первых, - ложь, а во-вторых, - бестактно. То есть говорить, что все евреи - жадюги (а именно это значение несёт слово «жидиться»), это в той же мере по-расистски и несправедливо, как говорить, что все русские - свиньи.

Таким образом, само использование слова «жидиться» - это подло по смыслу и по сути.

Но тут есть ещё и другая сторона дела - Чупринин не может не знать и не чувствовать, что слово «жид» - это слово оскорбительное. Так же, как для негров - слово nigger. Если бы Чупринин во время своих визитов в США использовал это словечко в присутствии негров, то он возвратился бы в Россию либо на медицинском самолёте на носилках, либо просто в гробу. Но в России друзья-евреи Чупринина, не замечают - (как бы сказать помягче?) - бестактности своего литературного дружка и продолжают с ним дружить.

Не будучи знакомым с Чуприниным лично, а также прочтя всего лишь одну его книгу, я хотел бы полюбопытствовать, что же он понаписал в остальных своих книгах и статьях по затронувшей меня теме:

Называет ли он для простоты обращения Холокост жидоморством?

Обращался ли он к Соросу с просьбой не жидиться и дать побольше денег для журнала Знамя?

И самый простой вопрос: Не называет ли он воробьёв жидами?
    Ведь именно так называли этих бойких маленьких птичек мальчишки из моего двора в Ленинграде.

 

Задний ход
(третья серия)


       В своей книге Чупринин признаётся:

...мне ... свойственно в собственной правоте сомневаться, переспрашивать, искать не победы, но компромисса и, чуть что, давать задний ход.

 

Чупринин мог не знать, что задний ход в интернете дать невозможно, но ведь он обязан знать русскую пословицу: слово - не птица, вылетит - не поймаешь.

Но, увы, он с ней ещё не знаком.

И вот что из этого вышло в чупрининской лицевой книге:

 

Сергей Чупринин
July 18 at 1:46pm

О, а я и не знал - о моем фейсбучном романе на собственном сайте написал MikhailArmalinsky, то ли автор, то ли публикатор "Тайных записок А. С. Пушкина" и иного многого.
Причем, оказывается, написал дважды, но текст, где Михаил Израилевич уличил-таки меня в антисемитизме, а в чем же еще, я предам гласности ближе к ночи.
Итак: ПОД РАЗНЫМИ ЗНАМЕНАМИ
http://www.mipco.com/win/GEr294.html

 

И впрямь, ближе к ночи явился текст второй моей заметки, со следующим комментарием:

 

Сергей Чупринин
July 18 at 3:49pm

И - из обещанного: реплика MikhailArmalinsky об антисемитизме, усмотренном в книге "Вот жизнь моя".
Реплика называется просто и хорошо - "Об использовании слов с корнем «жид» в книге Чупринина".
 Процитирую - не без легкого, признаюсь, передергивания :) - еще и ключевую фразу этой реплики:
   "Если бы Чупринин во время своих визитов в США использовал это словечко ... , то он возвратился бы в Россию либо на медицинском самолёте на носилках, либо просто в гробу".
http://armalinsky.livejournal.com/686869.html

 

Зрители первых двух серий уже поняли, что передёргивание является одним из главных критических приёмов Чупринина. И то, что он признаётся в своей мании передёргивания, не извиняет его, а лишь подчёркивает умышленность в искажении истины. У меня шла речь об использовании слова nigger в окружении негров в США и о жестоких последствиях, которые поимели бы место, а Чупринин сделал хитрый пропуск, куда просится его любимый корень "жид". Вот и получилось, будто я ему угрожаю вернуться в гробу, если он произнесёт это слово.
Чем не классическая современная русская журналистика, критика и политика?
    Но это ещё не самое смешное. Чупринин быстро сообразил, что, помещая мои заметки у себя в ФБ, он занимается бесплатной рекламой меня с помощью наглядного самобичевания и - быстренько всё убрал, в наивной уверенности, что уничтожил.

Но в закромах Интернета копии Чупрининских слов, как мы видим, остались в целости и сохранности.

Да… огорчил меня Чупринин Сергей Иваныч своим трусливым малодушием. Заднего хода у него совсем не получилось, но зато, к сожалению, он лишил трибуны своих многочисленных френдов, бросившихся было яро защищать СИЧа и обвинять меня в порнографии и в том же еврействе.

Всё, что осталось уже полууважаемому Чупринину - это бегать по знакомым, которым он подарил свою книжку, и тщательно вымарывать все места, где упоминается моё имя.

Так Чупринин продемонстрировал, что самый эффективный приём его литературной критики - это цензура.



Распахнувшийся Чупринин
(четвёртая серия)

 

Линк на заметку «Задний ход» я, разумеется, засадил в Фейсбук Чупринина. На этот раз он проглотил язык, и вместо реакции он (что бы вы думали?) просто закрыл мне доступ к своему ФБ.

По своему интернетовскому невежеству Чупринин убеждён, что если он стёр мои записи, то он их уничтожил, а если лишил Армалинского доступа к своему журналу, то я не смогу войти в него под псевдонимами, которых у меня в ФБ не один и не два.

От серии к серии моё разочарование в Чупринине разрасталось и углублялось. Я надеялся, что он по-честному скажет что-нибудь вроде - ну да, словечки с корнем «жид», что я употребил, - негодные, они, мол, с давних пор запали в голову и вот выскочили по-дурному. Или что-либо подобное.

Но нет, Чупринин всем своим поведением утверждает, что использовать слова «жидиться» и «жидоморство» в смысле «жадничать» и «антисемитизм» - дело правое и даже вполне похвальное. Вдобавок Чупринин занялся передёргиванием моих слов, потом их изъятием, а затем и вовсе запретом.

Такая суетливая активность Чупринина по уходу от поставленного вопроса о его возможном антисемитизме демонстрирует, что речь идёт уже не о возможном, а о его явном антисемитизме.

Ну а то, что он печатал евреев в «Знамени» или мило общался с некоторыми из них, то мы знаем, что у каждого антисемита есть любимые евреи.

 

Опубликовано в Литературном журнальце Михаила Армалинского

General Erotic    294, № 295

 

 



[1] Армалинский обыгрывает название другой книги С. И. Чупринина "Русская литература сегодня. Жизнь по понятиям" М., Время, 2007

Дополнительная информация