Переводы

 

 

Людвиг Рубинэр,

Ливингстон Хан

и Фридрих Айзэнлоор

 

 

 «КРИМИНАЛЬНЫЕ СОНЕТЫ»

 (1913)

 

 

Криминальный сонет

 

По крышам мчался господин – одет во фрак,

Шлем полицейского в туннеля виделся проёме.

Браунинг грохал.Во дворах был шум как при погроме.

Чужого били. В чью-то в ряху угодил кулак.

 

Но ране: смех и танцы были у графини в доме,

Экспертов радовал японский лак,

Когда фамильные колье Фрэд всовывал в рюкзак,

Перед открытыми дверьми стоял Дружок на стрёме.

 

Ищейка след берёт средь городского сора:

Лист заполняя, комиссар в суть дела вник.

Опрос свидетелей ведётся споро.

 

Сигаре «левой» дома Фрэд уже конец обстриг.

Дружок у зеркала поправил линию пробора.

Затем они как беллетристы вносят всё в дневник.

 

 

Золото

 

Фрэд в буром мехе с табаком в таможню без доклада

Доставлен в ночь из порта был посредством переноски.

Когда двенадцати стихали склянок отголоски,

Ещё он спал, а ныне бдит, крадясь ангаром склада.

 

В златохранилище, где вахты пьяная бравада,

Цементожорам он даёт глодать кирпич и доски,

Пока, как дом из карт, ни рухнет стен преграда.

Затем он слитки грузит в кузов овощной повозки.

 

На ней он катит по таможне, всё «саксоня»

Как зеленщик на лошака – но падают два слитка.

И верховых его схватить уже грозит попытка.

 

Фрэд спешно мыслит – как спастись! Погоня.

Дружок же, сидя на рябине с трубкою в засаде,

Зарядом пробивает брешь для беглеца в ограде.

 

 

Культя

 

Фрэд, пристегнув к штанам культю, засел у филиала

Торговой фирмы, дрожки чьи стоят наискосок.

Его ногИ свободной пальцы в щели, и Дружок

Передаёт, на них подвесив, папки из подвала.

 

С балансом папки, фирмы крах что, якобы, предрёк.

Отрывки спешно «Власть народа» опубликовала.

Весь Наблюдательный совет в горячке от скандала.

И срок обвала курса акций недалёк.

 

У пары кресел самовар, сверкая как алтарь.

Директор Клиффорд, откуп ширя, без жилета.

(«Ну не в гнилых же векселЯх!» – Фрэд твёрд, как пономарь.)

 

Грозит сорваться, зашатавшись, сделка эта!

Руины? Фрэд смеётся, точно царь.

В двенадцать – он владелец акций – полного пакета.

 

 

 

 

 

Павильон ужасов

 

Банкир с невестой, чьею юностью пленён,

Идёт в Паноптикум, где Фрэд, лелея гильотину,

В наряде палача и маскируя мину,

Застыл обманно восковым, пробравшись в павильон.

 

Дружок-служитель, у «Пчелы мучений» сжав пружину,

«Дробитель пальцев» показав и «Верто-ного-гон»,

У маски смерти, что оставил тут Наполеон,

Сим объясняет, как убийства завести машину.

 

На плаху голову кладёт жених, шутя –

Фрэд жмёт на кнопу гильотины – без озноба

Сталь леза молнией слетает!(в ржавчине хотя),

 

В трёх миллиметрах замерев от выи сноба.

Затем друзья снимают с миллионного сюрприза

Часы, брильянты, прихватив их с чеком для круиза.

 

 

Склеп предков

 

Снят с катафалка с маршем траурным Шопена,

Фрэд помещён в подземный склеп. Дружок на козлах пьян.

Пока о мёртвом горячо вещает капеллан,

Тот вскрыл спокойно шесть гробов при помощи колена.

 

В ночИ им жемчуг извлечён из костяного тлена,

Что Барбароссой роду в дар был в прошлом дан,

Затем на тросе, кой Дружок в склеп вбросил как аркан,

Фрэд водолазом извлечён из подземелья плена.

 

Сбыв жемчуг, Фрэд приобретает гидроплан –

Немецкой фирмы „Adler“ новое творенье,

И борется за дамский приз „San Sebastian“.

 

Дружок на Stromboli вздыхает: Не томи...

На встрече-празднике – из кратера Карузо пенье –

Ведь Фрэд так любит у Пуччини: „ O Mimi…“!

В Сербии

 

Угрюмый замок в Сербии. Взяв с цианитом флягу,

Фрэд ржу счищает древлюю с ворот.

Находит днями позже дУхов счёт

Наследника мильонов – австралийца-скрягу.

 

Фрэд гостю Сагу о вампире у стола кладёт,

Что вечно тут у пришлецов крушила их отвагу.

Гость холодно смеётся. С фосфором бодягу

Фрэд затевает, крася простынь средь забот.

 

Ночами гость курчав от жара – и до крыши

Постель взлетает при свечении скелета

Иль необъятных крыл летучей мыши.

 

Гость чувствует себя, как вошь с афиши.

На чеке, что он духам шлёт в сей муке без просвета,

«Вампира душу чтоб спасти» стоит помета.

 

Башня Юлиуса

 

В Шпандау вешний всадник Фрэд овеян ароматом.

Дружок бьёт в колокол – пожар! И, лёгок на помине,

Наряд охраны завлечён в пробоину в камине.

Пожарной лестницы (затем ) Фрэд занят перехватом.

 

Её приставив к башне, в гольфах на резине

Он внутрь пробрался – захрипел ефрейтор уж под хватом,

Дружок тут близится в планёре (выпущен Фиатом) –

Пакуются трофеи войн, как булки в магазине.

 

Вдруг худший в Уругвае прииск «Пук»

Весь в самородках (то друзья куют победу).

Старатели в делах, не покладая рук.

 

Курс акций «Пук» взлетает – всюду: Ах!

У Ротшильда за устрицами все внимают Фрэду,

Ведь он для радио предрёк на бирже Моссэ крах.

 

В заключении

 

Сигнал огнём. Все в камерах заснули.

Решётка выбита – Фрэд зрит Дружка вовне.

Жгут из белья узлом затянут на спине.

Трезвонят колокольцы – с крыш вспорхнули гули.

 

Палит охрана – Фрэд спешит к стене.

Уже на ней он. Тьма у ската, ноги – загогули.

Как мячики детей, вокруг стрекочут пули,

Когда сечёт аэроплан синь в мёрзлой вышине.

 

Фрэд на свободе. И над морем из огней гудит,

Слепя, пропеллер яростной фрезОю.

Посадка: крыша Дойче Банка что гранит.

 

Люк вентиляции сирен внимает вою.

Кладётся в дырочку на сейфе смесь „ Termit“ –

КрошИтся Арнем, как рокфор трухою голубою.

 

 

Рентный фонд

 

Фрэд в маске шефа Счётного совета

Заходит с бородой в четвёртый кабинет –

Там роется в бумагах прошлых лет

И требует от кассы ключ (как символ пиетета).

 

Дружок за пивом ждёт его – одет

Как кильский юнга (ложная примета).

Не жить на ренту жизнью баронета,

Коль бомба в сейфе. И на счастье шансов нет.

 

Фонд в девять рушит взрыв, оставив паль.

Квартал в огне. Но Фрэд с Дружком (друзья культуры)

На «Опеле» в Байройт спешат к премьере («Парсифаль»).

 

DetEktiv Грайфф берёт их след у фуры.

Ещё он должен ждать в заторе, вглядываясь в даль,

И преддверьи схватки ухмыляясь, как авгуры.

Почтовый мешок

 

Когда экспресс на поле встал – слепя анфасом,

Дружок идёт через взволнованный вагон:

В зловещей маске, с браунингом он

Ревёт: «Вверх руку!» – правда, нежным басом.

 

Фрэд оттащил мешок – сереет небосклон.

АвтО берёт у леса их вечерним часом.

На нём десять часов. Затем средь волн баркасом –

Рекорд „Prinzeß Luise“ экипажем превзойдён.

 

DetEktiv Грайфф на яхте с пушкой – Фред с трубой

Следит за ним: воды проверены запасы.

В тропической ночИ морской горячий бой.

 

Пробита брешь – снаряд шипит ( Фрэд выстрелил как асы).

Взрыв в погребе пороховом он видит пред собой.

Грайфф, на обломке выплывая, сходит с трассы.

 

 

Карнавалист

 

DetEktiv Грайфф в лиловом шёлке с «Делом»

За масками двумя спешит за карусель.

Фрэд – дож, Дружок – Вильхэльм (но) Телль,

Кору на ели помечают мелом.

 

Кошачий крик и лай собаки. Канитель.

Два мужа в женском одеяньи близятся. И в целом:

Четыре против одного. Грайфф в чащу вброшен телом

(Вшит в шкуру белого медведя) под большую ель.

 

Жар проводов в игре до самых Балиаров.

Тяжёлый поиск, но без ссор до мордобитья.

Привлечены пятнадцать комиссаров.

 

Мешок находится по чоху. Радость вскрытья.

Грайфф извлечён, но с волосами как свинец кошмаров –

Дружок и Фрэд не чтят в делах кровопролитья.

Кража в Лувре

 

Дружок уж спрятал в панталоны холст Джорджоне

И к выходу идёт – хромой, как кенгуру.

DetEktiv Грайфф у двери как гуру

Вскрывает пачку кофе фирмы „ Blaue Bohne“.

 

Фред тянет браунинг (в сапог упрятав кобуру)

И заряжает « Хлороформ в патроне».

С издёвкой Грайффу, окосевшему в поклоне,

Друзья вверяют кражи план и прочую муру.

 

Холст едет в Мехико, запрятан в телескоп,

Прям к королю всех медных рудников,

И там его благославляет в церкви поп.

 

Грайфф утешается, что на хвосте сидел у шутников.

Разбогатев, учёным едет в тропик Фрэд и на укроп

С успехом ловит там гиенных мотыльков.

 

 

Чудо

 

На собственный свой страх и риск Дружок

Пытает счастья у спиритов в тёмном зале:

Как дух из ящиков с мощами он шумит в астрале,

Карманных луковиц-часов кого тут лов привлёк.

 

DetEktiv Грайфф, накрыв Дружка, уж радостном запале:

Свет вспыхивает – вору треплют кок.

Когда стола лёт от затылка недалёк,

Дружок грустит по Фрэду в чуждом ареале.

 

Вдруг гром под залом. Зеленеет свет в плафоне:

Белёс восходит древний Фриц из смоляной дыры,

Цветенье трёх дубов на заднем фоне.

 

Фриц обнимает храбреца ( то Фрэд в сём будуаре).

Друзья ныряют в магний вспышки – серные пары...

Затем Дружка Фрэд утешает в ближнем баре.

Пиршество

 

Отравлены берберских рыб самец и самка –

Лишь «тачка» с треста господами взвизгнула у врат.

Через донос detEktiv Грайфф узнал о том. Закат.

Фрэд тащит в башню парашют и прячет в нише замка.

 

Дружок, никто чтоб не ушёл (как в шашках дамка)

Из тех, кого сюда «зерна» направил синдикат,

Вкруг зала провод уложив, ток подключил, как кат –

КрушАтся гости прям на стол, светящийся что рамка.

 

Вкруг замка ставит Грайфф солдат.

Друзей уносит парашют из сих палат.

Ворвавшись в зал, Грайфф наступает на контакт.

 

Позднее трупы погребают – о, молчанья пакт.

Фрэд подчищает завещанья с примененьем леза

И как наследник получает пенсион от Креза.

 

 

Скандал на скачках

 

У сёдел слышатся наводки за подачку.

Фрэд в стойле, средь каштанов конских куч –

Уже опоен худший в деле «Солнца луч».

(Он всех обходит с блеском, выграв скачку!)

 

И два жокея сразу узнают накачку

И доказательства приводят, жаждя буч.

Но ставки сделаны. Под сонмом туч

Шумит народ. Трибуны бросило в горячку.

 

Дружок приходит самым первым к кассе

И тащит свой цилиндр оттоль, исполненный банкнот.

Учитель ипподромов ждёт уж на террасе.

 

Затем судьба их сводит снова в Алабаме:

Дружок приют содержит для сирот,

Фрэд пробует бросать лассо, живя в своём вигваме.

Зубной врач

 

Фрэд маслит как дантист насадки бормашин.

Дружок у кресла в белой робе, как у трона,

К нему банкира вяжет и барона.

(Эпштайн: пятидесяти лет и христьянин).

 

Фрэд начинает врачевать, и так как оборона

Больного к жертве не готова (вот кретин!),

В то время как сверло всё ширит мрак глубин,

Вжимается рычаг особого разгона.

 

Фрэд требует теперь родильный дом.

Банкир всё тянет с заключеньем договора.

Тут вносятся шипцы из нового набора –

 

Эпштайн выписывает вексель враз при том,

И в страхе потерять последний из зубов

Он Фрэда «Плач внутри» (журнал) поддерживать готов.

 

 

Хайнц

 

Фрэд сходится, верша свои вояжи,

С вдовою Липпманн, чьим богатством поражён.

Когда у Петербурга вдруг горит вагон,

С путей выносит он сию, как часть своей поклажи.

 

В бреду вдова взывает: Хайнц!.. (Предсмертный стон).

Фрэд делает фальшивый паспорт с именем пропажи.

Дружок всех старцев рода травит смесью сажи.

Фрэд ныне – Липпманн, и наследник тоже он.

 

А настоящий Хайнц, фамильный взяв сундук,

В Чикаго чистит башмаки, не покладая рук,

Где Фрэд его встречает, возлюбив канканы.

 

И Фрэд, кому игра судьбы свой страшный кажет вид,

Растроган, дарит Хайнцу личный депозит.

И в неизвестные затем он отбывает страны.

Разрыватель цепей

 

Гудини рвётся из цепей, срывая их браслеты.

Тюремной утвари заводчик кончился на сцене.

Фрэд с ироническим лицом, к паркета близясь смене,

Запястья смазывает жиром, как атлеты.

 

Как дебютант он в свете рампы в милой Вене.

Дружок же взвинчивает ставок пируэты.

Фрэд гнёт чугунные пруты как сигареты.

Сенсация летит по свету: «Чудо на арене!»

 

В Нью-Йорке зал для варьете берут друзья внаём:

У входа (как толпе навязчивой ответ)

С утра чернеет на щите: Билетов нет!

 

Лаборатории Krupp-Essen, впав в печаль,

В смятенье новую отыскивают сталь.

Гудини в БОденский себя обрушил водоём.

 

 

Убийство в подвале

 

В схроне подземных апашЕй, овеянных туманом,

Пришельцу кокаин подсыпал ФРЭД в бокал.

ДРУЖОК, которого он как врача призвал,

В карманах шарит у объятого дурманом..

 

Тут, появившись, полицейский браунинг достал.

ФРЭД удивил его – в затылок стул тараном.

Рык. Выстрел. Битые бутылки высятся курганом.

Труп. ФРЭД с товарищем бегут через подвал.

 

ФРЭД маслит для исчезновенья петли люка в доме.

Кордон полиции готовит свой бросок.

( Шкафов скрипят двойные двери при разгроме.)

 

Газетчик пишет при обстреле сотню строк.

В горах никто их не найдет – и в полудрёме

Лежит в постели ФРЭД. ДРУЖОК готовит грог.

Парижская роба

 

Шеф-кутюрье в известном миру Доме моды

Творит коллекцию к весне, на будущий сезон:

Шёлк звучен, как лазурный флейты тон.

Фрэд (в мятой шляпе и сукне) те воспевает роды.

 

Затем в отдел рекламы принят он

Как стихотворец, что для Дома пишет оды.

Поздней из Англии, чьи Фрэд минует воды,

Несёт в Америку эскизы Bildtelegraphon.

 

Три дня спустя одет Нью-Йорк уже

Во всё, что лишь весной появится в Париже.

Дом моды „Paquin et Fils“ пал пробкой от «РужЕ».

 

«Америка как конкурент вновь побеждает, иже

(Фрэд объясняет прессе в кураже)

Парижа мода – нагота на данном рубеже.»

 

 

Казнь

 

Дружок сидит в тюрьме Sing-sing в печали.

Приходит пастор, что его готовит к «Стулу».

Затем Дружка приводят в зал, и даже караулу

Известно, что его на «мокром деле» взяли.

 

Фрэд (ране) как электрик тут, что видно по баулу,

У гениратора меняет все детали:

Он трасформирует по Tesla ток, чтоб не бежали

Его потоки в тело, их препятствуя разгулу.

 

Палач рубильники вжимает до инфаркта стона –

Дружок мурлычит вальс в каком-то Moll(е),

Летят осколки потолка-плафона.

 

Вдруг сверху помпа, чья гудит турбина,

Дружка вбирает, что стоит на протоколе,

И исчезают в синеве два жёлтых цеппелина.

Теракт

 

Дружок с сонатой у рояля близится к антракту.

Фрэд Kuli-Kuli-змЕя злит посредством кепки,

Затем как украшенье ёлки медью скрепки

Его к букету роз он крЕпит в подготовке к акту.

 

Когда в карете катит фюрст уже по тракту,

Букет касается слегка щеки, зефирной лепки –

Фюрст умирает в Separee, вкусив за супом репки,

Мисс ЛИли корчмаря к ответу требует по факту.

 

Полиция в ночИ свои растягивает сети.

В прожекторах по крышам видят травли дети.

Друзей скрывают в шахте горняки.

 

Там собираются они для тайного общенья.

В стране уж тлеет пламя возмущенья.

И в День теракта нигилисты пляшут у реки.

 

 

Бой быков

 

Восторгов над ареной тихнет шквал.

Torero Фрэд благодаря с кровавой шпагой –

То знак Дружку – рвануть рычаг. Под бедолагой

Инфантом в ложе образуется провал.

 

Дружок, поймав дитя в развале с истинной отвагой,

Ему подносит (усыпляя) с варевом бокал.

Затем при факельном огне, что яро ал,

Дитя уносят в дом в лесу, объятый мхом и влагой.

 

Восторг сменяет траур в слёзном крапе.

В Европе разрастается скандал.

Судачат: Фрэд имел визит в Эскориал.

 

В момент (после того) спасает он дитя:

В награду «Золотое (лишь) руно» хотя

С письмом к нему к Римскому папе.

Папа Римский

 

Фрэд «на чаёк» заходит в Ватикан.

За «сладким льдом» сидят все кардиналы.

На троне Папа, в белом весь средь светлой залы.

И Папе Фрэд свой излагает план:

 

«Скупать войска Европы, в них влагая капиталы.

(Чикаго поставляет пеммикан.)

Как лебедь церковь возлетит над каждою из стран –

Диктатор-Папа попадёт в истории анналы.»

 

Обкурен амброю и нардом Дом Петра.

Дружок командует «швейцарцами» с утра,

Пока Фрэд-казначей в пылу трудов-пиров.

 

В Брюсселе исчезает Фрэд, как солнца к нОчи луч.

Перенимает собиратель Petri-ключ.

Но Вандербильд перекупает Златостул Петров.

 

 

Дуэль

 

Фрэд в Бонне воздух Райна пьёт взахлёб у грота.

Вдруг приближается «борусс» двулентным фатом

И: „ Servus Bauer!“ – роняет с „r“ раскатом –

Тут Фрэд боксирует в живот «борусса» с разворота.

 

С утра, офрачены, они в бору, зарёй объятом.

Противник мажет – взгляда Фрэда то работа.

Фрэд прям над воротом дырявит шею полиглота.

(Скорбит в Лозанне гувернантка, кинутая братом.)

 

Фрэд (после приговора) в МЕце не сидит как «тряпки»:

На утренних прогулках он при каждом шаге

Мец-цитадель снимает камерой из шапки.

 

Затем те снимки, кои Фрэд в Париж передаёт,

Печатает „Matin“. Шумят в Рейхстаге –

Потерян Мец как стратегический оплот.

Белая смерть

 

Усталый принц кричит пред щелью ледника.

Усваивает миллионщик Table d’ hote.

Про субмарину консул речь ведёт.

Взвил соловьём с рояля тенор трель под облака.

 

Фрэд близит пальцы к декольте мисс Мод:

Она смеётся (мягкий альт), он юморит пока.

Уже на нити жемчугов всесильная рука.

Но тут грозит лавины-«Белой смерти» сход.

 

Все на коленях – снег со всех сторон.

И стойкость Фрэда всем так дорога.

Он развлекает всех, открыв тут Магии салон.

 

И вот луддитом Фрэдом взорваны снега,

И ШамонИ, обнявшись с Мод, уж покидает он.

И в милой Вене Аронзон оценит жемчуга.

 

 

На Хельголанде

 

Фрэд возлегает на морском белеющем песке.

Улыбка фрау Уллы из-за тонкой шали.

Депеши шлёт муж-адмирал под мачтами из стали.

Жене ж целует руку Фрэд. (Ах прядка на виске!)

 

Открыта потайная дверь – брильянты по доске:

Муж, зван в президиум борделя, кажет всем медали,

Меж тем, ключ к шифру прихватив, вернётся Фрэд едва ли Зря фрау Улла ждёт в ночИ, раздетая, в тоске.

 

Вмиг строит Англия ещё два новые линкора.

В Палате лордов все слюной дебатных бурь залИты.

Войска Германии травимы прессой: Мрак Позора!

 

Возбуждена, Европа закупает бронеплиты.

Сбежавший от войны в Швейцарию, хитрО

Фрэд лыбится, открыв «Шпион-экспресс-бюро».

На железной дороге Техаса

 

Последний отсвет дня уж меркнет над Техасом.

Фрэд, коий близость поездов по звёздам узнавал,

Болты из шпал всё крутит этим часом.

Уж грохот близится, чей луч в ночи столь ал.

 

И поезд спрыгивает с рельсов, встретив их развал,

Как лань, подстреленная папуасом.

Но Фрэд мисс МАддерзон из кучи тел и шпал

Выносит целенькой, объят её атласом.

 

Беспечна, спит она затем дитём у родника.

Луна бледна. Средь тыкв сверчок лелет ложе.

Спит средь агав, не позлатит их день пока.

 

Проснувшись, молвит, поправляя локоны в репее:

«Ты моего отца прикончил тоже?

Тогда, прошу – в Венецию скорее!»

 

 

Дон Жуан

 

Накрытый на двоих, уж чайный столик ждёт.

Дружок на подступах, Ивонн томятся чары –

Она лелеет план игры (ужасной кары):

За шкафом спрятана, уже сидит Miss Road.

 

Луиза ведает все карты этой пары.

Трепещет прежняя любовь и снова жжёт.

В аффекте, в дом ворвавшись к Фрэду, ся орёт:

« Я девушка, что вас пошлёт на нары!»

 

Уж брызжет из зелёной фляги купорос –

Дружок за балдахином, призванный к ответу.

Тут Фрэд замок снаружи выстрелом разнёс.

 

В автО корит Дружка он, образумить дабы:

«Я к завершающему ныне близок был сонету...

О сколько ж времени твои мне стоят бабы!»

 

Конец

 

Можно увидеть трёх мужей в пылу работы:

Перо копается в вещах ужасных как химеры.

Призы от дам. Штурмовики-аэропланы. Револьверы.

Яд. Банки. Маски. Убиенья гроты.

 

Наследства. Тюрьмы. Мастеров творенья. Флоты.

Компрессоры. Агавы. Петли. Нищие. Вольеры.

Экспрессы. Жемчуга. Писаки. Бритвы-изуверы.

Взрывчатка. Альп лавины. Киля дети – шпроты.

 

На полюс катит Фрэд на самокате.

На четвереньках на другом – Дружок. Всё краше

Германским идолом они сияют на закате.

 

DetEktiv Грайфф гуляет (после) в раскардаше –

Аллеи гравий – обезьянник (где былой престиж?!)

Все удивляются. А за окном – Париж.

 

 

Перевел с немецкого

Алишер Киямов