Критика и библиография

 

 

 

Л. Арсеньев

 

 Против аллергии

 

Вильям Шекспир. Сонеты.  В переводе и с предисловием Анатолия Либермана. Языки славянской культуры. Москва 2015

 

 

Здоровая читательская реакция на выход из печати  очередных шекспировских переводов  - только аллергическая.  И то сказать - чего только мы не навидались в последние годы, какого только стыда не натерпелись.

То, что все бесчисленные наши стихотворцы-любители,  хотя бы немного знающие иностранный язык (конечно, английский – какой же еще?) , рано или поздно начинают переводить –  явление нисколько не удивительное, так оно, разумеется, и должно быть, это в природе вещей.  Но то,  что среди этих святых простецов  десять из десяти начинают с сонетов Шекспира,  - уму непостижимо.

Да, шекспировский сонет  из строгих стихотворных форм  -  самая безыскусная (проще уже только нерифмованные стихи),  да, имя советского переводчика Маршака  известно каждому бывшему гражданину СССР (как и имена и даже отчества всех его руководителей),  да , в уже существующих  русских переводах все совсем не так, как в оригинале, и надо немедленно это дело поправить,  но все же – почему десять из десяти, а не хотя бы девять?

Боже меня сохрани смеяться над простыми любителями,  сочинение в рифму - отраднейшее и благороднейшее занятие, материального вреда ни один, даже самый безнадежно бездарный, перевод  добрым людям не причиняет – электроны в Интернете казенные. Картинно ужасаться  невысокому уровню большинства этих работ – пошло и глупо:  кому сейчас надо объяснять, что  постсоветская Россия – не Александрия,   да и где сейчас отыщешь  эту Александрию. 

Беда в том, что и так называемые профессионалы шекспировскую тему в России в последнее время  скомпрометировали весьма изрядно.  Новые переводы появляются, как грибы, легко и полиграфически привлекательно издаются, но – увы – не блещут ни поэтическим  качест-вом, ни – что особенно печально (поэтов в определенный период  может и не быть совсем – это в руце Божьей, но филологов-то производит хорошая школа) –  филологической культурой.  Нельзя  через двести пятьдесят лет после Сумарокова переводить «Гамлета»,  выучив свой первый (и, если толком, то  единственный) иностранный язык в его современном изводе  в зрелом возрасте и не сдав в молодости  экзаменов  даже за один  курс университета.  Переводят, публикуют,  бесстыдно рекламируют.  Специалисты плачут и смеются  – да кто сейчас их слушает.  Тень  забыла свое место – гилиловские изыскания, конечно, могут продаваться с привокзальных лотков, но  ни при каких обстоятельствах не должны  быть даже упоминаемы  в сколько-нибудь респектабельных литературных изданиях, если, конечно,  хозяева этих изданий не ставят целью поощрение культурного одичания своей собственной страны.  Однако центральный российский журнал не стесняется публиковать настоящую апологию Гилилова (разумеется,  рядом   с   совершенно отчаянным новым шекспировским переводом  - на этот раз поэмы  «Голубь  и Феникс»).     

«Никогда такого не было и вот опять».  Шекспир.  Сонеты. Новый (который по счету?) полный перевод. Что там? небось, « анье-енье», «кровь-любовь»,  в комментариях же одно из двух – либо все «импортное» (в «Чэптерс» год назад новейшее оксфордское комментированное удалось по скидке купить, с пятого на десятое получилось и  разобрать  –  Морозов и Мюллер отдыхают),  либо очередное какое-нибудь  гениальное открытие:  мол, это смуглая леди сама все и написала, а Шекспира никакого и не было.   Можно спорить на что угодно.  

 

И на месте  в золу сгорит спорщик.

 

Сорок лет работы русского переводчика, знающего английский язык лучше 99,99% англичан (как сравнить? очень просто:  активный словарный запас у него больше), и не просто английский, а английский в его историческом развитии (да еще ровно  то же с немецким и скандинавскими).   И нет  тут ничего  удивительного, как и нет тут никакого преувеличения - кто из нынешних русских  дерзнет утверждать, что знает свой язык лучше немца  Макса  Фасмера? Анатолий Симонович Либерман – автор новейшего этимологического  словаря английского языка, германист и скандинавист с мировым именем, ученик Стеблин-Каменского,  с 1975 года и до сего дня – профессор университета Миннесоты. Может, кто-то и дерзнет поставить под сомнение филологическую квалификацию переводчика - очень любопытно было бы посмотреть.

Нелишне напомнить, что квалифицированный филолог – всегда человек цивилизации,  конспирология, новейшая хронология и фантастические реконструкции – удел невежественных варваров.  И, разумеется, первый контрольный пункт Либерман проходит с брезгливой легкостью.  «Пресловутый шекспировский вопрос, придуманный по аналогии с гомеровским, не стоит и тех нескольких строк, которые ему здесь посвящены. <….> Праздные умы заняты изобретением детективов на тему о том, кто написал пьесы и сонеты Шекспира. Шекспир и написал» - вот и все, что можно найти в предисловии к книге по поводу животрепещущей темы.

Случается, что и лингвист  ничего не понимает в литературе  и обладает отвратительным художественным  вкусом (сколько примеров.  Но и тут  все предубеждения сразу рушатся:  А. С.  Либерман – едва ли не лучший сегодняшний критик, его обзоры современной русской литературы  (когда-то в «Новом журнале», а последнее время – в «Мостах») не уступают самым лучшим (к сожалению, уже очень давним) образцам этого жанра – они всегда остро интересны, стилистически безупречны,  когда надо – убийственны,  когда надо – милосердны (последнее качество – самое редкое и самое ценное).

И прозорливейший  критик может слепнуть и глохнуть,  сочиняя свое, более того, он сам может  не уметь срифмовать и двух строчек.  И это возражение  бессильно: А. С. Либерман полностью перевел на английский Лермонтова, Тютчева и Баратынского, изданные им комментированные  собрания Лермонтова и Тютчева широко известны и получили в свое время самые хвалебные отзывы и в академической и в литературной среде,  перевод  же Баратынского только еще готовится к печати, но некоторые образцы уже сейчас доступны в Интернете,  например,  там можно  отыскать сложнейшую и длиннейшую «Осень»  -  отвага переводчика  впечатляет.   

Иными словами, уговорить себя не удастся -  нового Шекспира придется приобрести и прочесть.

Дополнительная информация