Юрий Рябинин

 

МЕТАФИЗИЧЕСКИЕ  ПОХОРОНЫ

 

Похороны Юрия Витальевича Мамлеева в Москве 28 октября вышли вполне в соответствии с эстетикой почившего метафизического реалиста «номер один».

После отпевания в церкви Святой Татианы при МГУ, настоятель прихода отец Владимир Вигилянский – сам, кстати, писатель – произнес перед собравшимися пастырскую речь в стиле студенческой «тусовки»: с обильным употреблением едва ли уместных в храме просторечий и жаргонизмов.

Когда же настала пора гроб выносить из храма, к нему сразу кинулось несколько литераторов, видимо, одержимых страстью лично, на своих, так сказать, плечах, проводить мэтра в последний путь. Это же войдет в историю литературы! Они бодро подхватили гроб за металлические ручки и… понесли покойного на выход головой вперед. Ногами, соответственно, назад. Так и принесли к самому катафалку. Лишь уже водитель этого транспортного средства распорядился поставить гроб в салон все-таки, как полагается – ногами вперед.

Затем состоялась гражданская панихида в малом зале Центрального доме литераторов. Близких покойного и почитателей его творчества собралось довольно много. На удивление, люди не стояли, как это обычно бывает на такого рода мероприятиях в ЦДЛ, а расселись на стульях, расставленных вдоль стен зала. Выступающих было немало. Очень трогательно, дельно, подчас эмоционально о покойном говорили Александр Дугин, Александр Проханов, Гейдар Джемаль, Петр Калитин, Константин Кедров, Сергей Сибирцев, Игорь Дудинский, Андрей Фефелов, ученики Мамлеева, его близкие, друзья молодости. Один из близких начал свое выступление с обращения к собравшимся: добрый вечер. Некоторые из присутствующих изумленно переглянулись. Но большинство от смущения опустили глаза. Шел лишь второй час дня. И при подобных обстоятельствах уместнее было бы сказать тогда уж: добрый день. К концу панихиды в зале появился с группой соратников по непрестанной борьбе Эдуард Лимонов. Он возложил к гробу цветы. Однако что-либо говорить, несмотря на предоставленное ему ведущим слово, отказался и немедленно ушел. Непрестанно бороться дальше.

Похоронили писателя на Троекуровском кладбище. В России лучше кладбища ничто не определяет значения человека, его заслуг и веса. Троекуровское же является филиалом Новодевичьего и считается вполне элитным, – оно расположено на западе столицы вблизи одного из престижнейших, по нынешним понятиям, московских районов – Кунцева. Теперь Юрий Мамлеев будет покоиться по соседству с Григорием Баклановым, Василием Гроссманом, Анатолием Жигулиным, Владимиром Карповым, Юрием Кузнецовым, Георгием Марковым, Анатолием Приставкиным, Генрихом Сапгиром. Как говорится, – кладбище в награду!..

Завершились похороны, как и полагается, поминальным застольем. Там же, – в ЦДЛ. Начавшись вполне торжественно и чинно, прилично событию, закончилась эта трапеза совершенно в духе банкетов «нижнего» буфета: забыв, видимо, что они на поминках, гости то и дело звонко чокались, кто-то страстно убеждал соседей по столу, что по русской традиции на поминках… танцуют! – но в пляс к счастью не пустился, еще кто-то несколько раз надрывно прокричал «ура» на всю Никитскую улицу. Все это объяснялось тем, что-де хороним-то кого? – метафизического реалиста! – потому и принятая этика здесь не действует. Что-то в таком роде…

Это тоже история литературы.

Вечная память.

Юрий Рябинин

 

Дополнительная информация