Семен Ицкович

Аппетит приходит во время еды

 

Нравится это кому-то или не нравится, но если представить себе объективного рефери, наблюдающего сверху идущее на большом ринге состязание, то он наверняка бы констатировал, что на данный момент побеждает Россия, вернее – Путин или путинская Россия. Не нокаутом, так по очкам, раунд за раундом. Нет, это еще не окончательный счет, бой продолжается...

На стороне России фактор внезапности нападения, который оказался долгодействующим – Запад до сих пор не очухался, не пришел в себя. Другой фактор – нездоровье Запада, его внутренние проблемы, обострившиеся именно тогда, когда ему надо быть сплоченным и сильным. Назову в этом плане раздор в ЕС, а в США – разлад между президентом и Конгрессом. Еще один фактор – «рука Москвы». Она многопалая: это и шпионаж, и агенты влияния, и подкуп с проникновением в западные бизнес-структуры, и наглая пропаганда, и поиск на Западе «полезных идиотов» (по ленинскому определению). 

На стороне Запада закон, мораль и несоизмеримая с российской экономическая мощь. Закон, как оказалось, Москве не писан, о морали и говорить нечего, раз она от всего творимого ею в Украине отплевывается, игнорируя факты. Экономическая мощь и юриспруденция в какой-то мере задействованы в виде санкций, но, как все видят, их недостаточно для того, чтобы вернуть Москву в русло закона и морали. Поэтому действие санкций должно непрерывно нарастать, пока их результат не будет достигнут. Это аксиома, иначе к санкциям и прибегать не следовало. Словесными увещеваниями их заменить не удастся.

Между тем наращивание санкций проблематично. «В тот самый момент, когда ситуация на востоке Украины обострилась, единство в ЕС оказалось под угрозой: Греция и Венгрия разворачиваются в сторону Москвы», – пишет во влиятельной германской газете Frankfurter Allgemeine Zeitung ее политический обозреватель. Да, плохи дела с единством в ЕС: крайне левые и крайне правые «разворачиваются в сторону Москвы» (и ею подпитываются), а кроме неурядиц в политически неустойчивых и экономически неблагополучных государствах, все чаще и в ведущих государствах ЕС слышатся в отношении санкций голоса «отзовистов» (опять, извините, по-ленински), вздыхающих, что санкции вредят не только России, но и Западу.

Да, в какой-то мере вредят они и Западу, не без того, но смотрите, читатель, какая разница в восприятии конфликта сторонами: Запад относительно санкций заколебался, Россия – наоборот: вы нам санкции, мы вам антисанкции, вы нам изоляцию, так мы в ответ объявляем самоизоляцию! Уму не постижимо – Россия отказалась от импорта крайне нужных ей западных товаров народного потребления, в том числе продуктов питания. Организованное властями импортозамещение недостаточно, хуже по качеству и дороже. Ничего, говорят властители, зато и Западу хоть какой-нибудь убыток в торговле, а российский народ к тяготам привычен, перетерпит. 

И народ, судя по всему, терпит. Многие зомбированы телепропагандой, другие запуганы ОМОНом, судебными преследованиями, да еще и провластными штурмовыми отрядами под названием «Антимайдан». Штурмовиков старой закалки подпирает следующее поколение, о котором в газете «Московский комсомолец» со знанием дела пишет известный журналист Александр Минкин: «В России стремительно идёт к власти огромная группа. Остановить её не сможет никто. Уже сейчас в этой группе около 20 миллионов человек. В силу естественных причин их с каждым днём становится всё больше, а других – всё меньше. Дети Путина – это люди, для которых Путин был всегда. Они родились в 1995-м и позже. Путин уже был президентом, когда они стали соображать. У них нет возможности для сравнений. Хрущёв, Брежнев, Горбачёв и даже вроде бы совсем недавний Ельцин – всё равно что Александр II, Александр III. Для подростка они – никто, пустое место»... 

Так что у Путина в России опора есть. Формируется его группа поддержки и на Западе. Поэтому расчет наивных на то, что агрессор вот-вот остановится, в корне неверен. Предлагаемые Западом Путину «минские договоренности», как и «нормандский формат», изначально провальны. Они выглядят едва завуалированными симптомами пораженчества, и под их фальшивую музыку агрессор все более вгрызается в Украину. А аппетит, как известно, приходит во время еды, так что и Украиной он может не насытиться. 

Иначе говоря, США и ЕС должны, наконец, осознать, что агрессор идет на них. Украина – первый рубеж, который Западу жизненно необходимо отстоять. Иначе кажущиеся им смешными претензии на Аляску или на ГДР, которую, как заявляют в Госдуме, ФРГ в 1989 году незаконно (без проведения референдума) «аннексировала», из мира политических фантазий, того и гляди, перейдут в реалии. Они уже, кстати, весьма ярко описаны в антиутопии Игоря Шесткова «Вторжение», журнальный вариант которой я цитировал с полгода назад по публикации в «Литературном европейце» (Франкфурт-на-Майне, Германия). Напомню: «Первые путинские боевые машины десанта вошли в Берлин...». Теперь это предвидение тем более актуально и вышло отдельной книгой, которую можно увидеть и оперативно заказать по адресу: 

http://www.lulu.com/shop/игорь-шестков/в-т-о-р-ж-е-н-и-е/paperback/product-21969807.html.

Нельзя не видеть, что предсказанное близится, то есть наряду с прибалтийскими странами и Польшей прифронтовым государством становится и Германия. Это, мне кажется, уже почувствовала Ангела Меркель. Сужу по неожиданному ее визиту в Будапешт, где она совместно с премьер-министром Венгрии Виктором Орбаном поддержала идею создания зоны свободной торговли между Евросоюзом и Евразийским экономическим союзом. При этом она в очередной раз призвала к прекращению огня на востоке Украины в соответствии с минскими договоренностями сентября 2014 года и заявила, что Германия не будет поставлять Украине оружие, ибо, как она уверена, конфликт не может быть решен военными средствами. 

Между тем он уже решается именно военными средствами. Сепаратисты объявили всеобщую мобилизацию, хотят довести численность своей армии до ста тысяч человек. Это, если привычно по-военному судить, примерно 15 дивизий. Сколько там будет российских «добровольцев» и какая масса российкого оружия, можем себе представить.

Когда эта статья выйдет в свет, будут известны результаты уже объявленного визита Ангелы Меркель в Белый дом. О чем она договорится с Бараком Обамой и вообще договорятся ли они, выработают ли, наконец, действенный план, заранее сказать невозможно. У них примерно одинаковое отношение к российской агрессии, но собственные их интересы существенно различаются – Меркель гораздо ближе к конфликту, и ей он, на мой взгляд, сильнее, чем Обаме, досаждает, она заинтересована в скорейшем его разрешении, тогда как Обама предпочитает не торопиться.

«Аннексия Крыма, – сказал Обама в недавнем интервью, – обернется для России не выгодой, а большими потерями... Мы можем делать так, чтобы ее цена для России становилась выше и выше, именно это мы и делаем. Мы можем оказывать дипломатическое давление. Я не думаю, что было бы разумно для США и мира ввязываться в военный конфликт». 

Поэтому вряд ли Украина теперь получит от США оборонительное оружие. В то же время Обама сказал, что по поводу успеха переговоров с Путиным у него нет оптимизма. Так что конфликтная ситуация как бы замораживается. Возможно, до конца каденции Обамы, когда он с легкой душой передаст нерешенную проблему преемнику. И я уже чувствую, что предвыборные дебаты 2016-го могут быть при поддержке президента затуманены популистами пацифистского толка.

Но это не скоро, это через год, а пока знаменательно то, что из-за обострения российско-украинского конфликта и возмутительного ухода Путина, по блатному говоря, в несознанку теперь из продолжительного забвения выходят на авансцену старые болезненные для Путина дела. В первую очередь имею в виду публичное расследование убийства в Лондоне в 2006 году Александра Литвиненко, которому до сих пор британское правительство из политкорректности по отношению к Путину долго препятствовало. 

«След полония, – сказал при открытии слушаний адвокат Бен Эммерсон, – ведет не просто из Лондона в Москву, но напрямую к дверям кабинета г-на Путина... Владимир Путин должен быть разоблачен как более или менее обычный преступник, переодетый главой государства». И тут вскроется не только полоний как средство политического убийства, но попутно еще многие другие преступления, в том числе серия взрывов жилых домов в 1999 году, остановившаяся после неудачи в Рязани, которую объявили «учениями». Впечатляющий полный текст выступления Эммерсона в переводе на русский читатель может найти по адресу: http://www.echo.msk.ru/blog/grani_ru/1485056-echo/.

Надо думать, что и расследованию катастрофы малайзийского «Боинга», сбитого в небе Украины поддерживаемыми Россией сепаратистами, теперь тоже, после политкорректного, чтобы Путина не сердить, умолчания будет дан ход. 

А в обеих палатах Конгресса при двухпартийной поддержке внесен на рассмотрение «Глобальный закон Магнитского об ответственности за нарушение прав человека». Он инициирован в развитие «Закона Магнитского» от 2012 года и отличается от него большей категоричностью. Если тот закон лишь позволял президенту США вводить санкции против чиновников, замешанных в коррупции или серьезных нарушениях прав человека, то новый закон такие санкции уже не позволяет, а предписывает.

Итак, по мере того, как «Васька» вгрызается в Украину и на первых порах вроде бы «выигрывает по очкам», мы видим, как зреют не то, чтобы «гроздья гнева», но, по крайней мере, опасения, и сопротивление агрессии нарастает. Остается надеяться, что в грядущих раундах схватки хищник все-таки получит отпор. 

 

 

Дополнительная информация