Галина Хэндус

 

Имя Анны-Нины Коваленко встретилось мне впервые. Единственное, что нас роднит с незнакомкой – русский язык и проживание за границей отчего дома.

Ее эссе «Что я видела (и слышала) в москве минувшей осенью» попалось мне на глаза случайно. Прочитав заголовок на портале «Проза.ру», меня зацепило, что слово Москва было написано с маленькой буквы. Начала читать «прозаическое сочинение небольшого объема, которое выражает индивидуальные впечатления и соображения автора по конкретному поводу или предмету» (эссе – Википедия).

Признаюсь честно, что не люблю оценивать сочинения современных писателей. Читать люблю многих, но писать про то, что читаю... Все же – рискну и поделюсь субъективными впечатлениями от прочитанного в той же свободной манере, в какой вышеозначенное эссе написано.

Итак:

...дама с прической «бабетта»... стала бить, толкать и при этом орала...

Ай-яй-яй, как неприлично и грубо! В Германии, например, подобные встречи проходят на более вежливой ноте: немцы просто идут мимо, цедя сквозь зубы: «Понаехали тут, дышать от черных нечем. Работать не хотят...» Есть, конечно, и сердобольные (как в любой стране) – жалеют, дают монетки. Кстати, немцы – народ цивилизованный и запрещает всякие «Флирты» на улицах продавать, только газеты о бездомных – кому интересно. 

                     *

Душа болит читать о попытках автора лично вручить свои драматургические «нетленки» в московские известные театры. Спешу успокоить «коллегу по перу»: пьесы Антона Чехова в свое время тоже не хотели принимать в театры, и если бы его супруга не играла во МХАТе, то кто знает... Впрочем, талант познается с годами – у А. Чехова вот получилось. Возможно и Вашу пиесу, г-жа Коваленко, через 100 лет поставят в театре А. С. Пушкина. А пока суд, да дело,  можно предложить свои драматургические изыскания литературному конкурсу «Хорошие сценарии для России». Там и деньги победителям платят, раз Ходорковский сидит. Да нет, он в жюри сидит, в тюрьме свое отсидел, теперь на литературу потянуло.

                         *

Короткое математическое «эссе», начинающееся там, где ... В РИОР поменялись номера телефонов... меня, честно говоря, повергло в небольшую оторопь. После такого откровения хочется сказать не «госпожа Коваленко», а «деушка», потому что, живя в Нью-Йорке, можно через пару лет понять изнанку западного мира и уже начать жить по его правилам. Что это значит? А то, что с издателями, книготорговцами и прочей подобной публикой, нужно в обязательном порядке заключать письменный договор. С пунктами и подпунктами. Понимаю, что очень сложно, но – можно! Старая сентенция «Без бумажки ты букашка, а с бумажкой – человек» не потеряла своей актуальности и сегодня, и везде. Уважайте свой труд и свое имя, тогда и другие станут испытывать к вам такие же чувства – проверено на практике.

                      *

Но – продираемся дальше через дебри финансовых неудач неудовлетворенного автора и доходим до совершенно загадочного вопроса ... До каких пор буду я начинающим автором... Я попыталась найти в интернете подробные сведения об А.-Н. Коваленко. Нашла немного. Несколько сочинений на сайте «Проза.ру», дневниковая запись «Уралшимида...», 2 ссылки на 166-страничную книгу 2008 года и данные в «Контакте». Маловато для человека, претендующего на высокое звание НЕначинающего автора.

Писателями делают нас наши читатели, а также литературные награды, получаемые из рук состоявшихся коллег, но ни в коем случае не интернетовские сочинения. Вкусы читателей изменчивы, но если тысячи из них покупают и читают понравившуюся книгу, то автор может смело причислять себя к настоящим авторам. 30 проданных книг – это погремушка и только от г-жи Коваленко зависит, сможет ли она поменять ее на что-то более солидное, чтобы выбраться из младенческих памперсов.

                     *

Слабоватой показалась мне и маркетинговая попытка автора: ...Вышла на улицу, увидела уличного торговца книгами, дала ему две книги...  Странные методы у Вас, Анна-Нина, завоевывать читательскую публику двумя книгами десятилетней давности, предлагая их вразнос с лотка. Есть масса других приемов заявить о своей «писательской гениальности», не особо напрягая мышцы ног. Я бы поделилась, но жаль времени. Те, кто по-настоящему пишет и печатается, знают об этом не понаслышке и им мои откровения совсем не нужны.

                       *

Интересным пассажем кажется мне попытка прорваться в Приемную Президента со своей жилищной? проблемой. Чего, собственно, добивается автор эссе от Президента? Она ведь живет в другом государстве, а жилье хочет в России? Конкретно ничего не сказано, даже ружье на стене не висит, чтобы в последнем акте драмы выстрелить... С другой стороны, если уж идти к чиновникам на поклон, так им нужно что-то предлагать, а не просить. В 2013 году я тоже посещала Приемную Президента с целью подарить в личную библиотеку свой роман. И что? Вежливо приняли точно в означенное время, усадили в кресло, выслушали, покивали головой, попросили автограф и поблагодарили за дорогой подарок. И у меня на сердце тепло, и им приятно. А Вы говорите – отказы... Не нравятся отказы – в суд на них, на бессердечных, и вся недолга! Зачем читателей-то напрягать своими проблемами?

                        *

Перечитала написанное и ахнула: ну вот и критиком стала против воли. Чтобы уж совсем не обрезать крылья человеку, стремящемуся ввысь, хочу отметить некоторые ностальгические зарисовки о московских улочках и домах, связанных с прошлым автора. Доставать картинки прошлого из собственных воспоминаний – дело, впрочем, неблагодарное. Можно с интересом читать  мемуары Л. Толстого, А. Солженицына, эпизоды из жизни М. Арбатовой или Э. Радзинского, но в эссе незнакомого автора постоянно спотыкаться на имена бывших друзей-хиппи и уличных продавцов книг – увы... и кругом цены, доллары, рубли... неудачи... уныние...

                     *

Закончить свое эссе на эссе хочется моим продолжением строки автора из стихотворения «Алкоголик или письмо из Турина», написанное, видимо, на «полотна» самой Анны-Нины Коваленко:

...Монотонный показ акварельных бездарных рисунков...   

Просит душу понять, что Ваш вышел талант погулять,

А нью-йоркский триптих «поэтесса, художница, муза»

Будет долго и нудно на усталые мОзги кропать...

 

Пожелаю госпоже Коваленко успехов, хотя с большим сомнением отношусь к ее вопросу ...Интересно, а как будет выглядеть мой памятник?.. Скорее всего, никак. Если только она не найдет ОЧЕНЬ богатого мецената.

Дополнительная информация