Берта Фраш

 

Книга о Ходорковском

 

Viktor Timtschenko. «Chodorkowskij. Legenden, Mythen und andere Wahrheiten». 2012,Herbig-Verlag, München. 335 S.

 

     После чтения остался тяжёлый осадок. Почти с самого начала появилось ощущение западни из нечистот: предрассудки и обви-нения. Но они не произвели эффекта. Просто утомили. 

     Речь идёт о книге «Ходорковский. Легенды, мифы и другие правды». 

   Заинтересовал меня автор – Виктор Тимченко (1953). Он изучал журналистику и экономику в Киеве и Мюнхене,служил редактором раз-личных киевских газет. В 1990 году переехал в Германию, где, кроме прочего, был редактором украинской программы Deutsche Welle в Кёльне и Бонне. Эксперт по Восточной Европе проживает, как свободный автор, под Лейпцигом. Об этом можно прочесть на обложке книги. Вступительное слово бывшей корреспондентки ARD (немецкое телевещание) в Москве Габриэлы Кроне-Шмальц вызвало у меня однозначно отрицательную реакцию: «Наконец! Наконец кто-то решился и не пожалел усилий ...икону Ходорковского поцарапать». 

      У Тимченко есть единомышленники по обе стороны границы. Им написаны книги, например, о Жириновском, о Путине, о Ходорковском. Конечно, если не удастся приобрести новых сторонников успешной (по мнению автора книги) политики Путина, то хотя бы обратить на себя внимание как писатель, спе-циализирующийся на проблемах России. Теперь, когда Ходорковский на сво-боде, на заработки от затянувшегося процесса адвокатам и журналистам не приходится рассчитывать. Автор убеждён в политической стабильности и хорошем экономическом развитии России. Он сожалеет, что Запад преувели-чивает зависимость её благополучия от продажи нефти и газа. 

     «Большинство (также немецкое) может ошибаться».

    В тюрьму напрасно не сажают – так хотелось верить большинству в СССР. Враги народа и государства по-прежнему проживают в России или часто её навещают. 

     Российские власти, как и раньше, не всегда стараются облачить компромат в законные рамки. Немало людей исчезло там просто бесследно. Некоторым «повезло» больше – допросы и «дело» для внутренней и иностранной общест-венности приводили к лишению свободы. 

     Яркая личность Михаила Ходорковского (о его талантах, кажется без сарказма, несколько раз упоминает Виктор Тимченко) была замечена не только в России. Обойтись просто заказным убийством не решились. 

    Достаточно эмоционально автор стремится рассеять у западного читателя заблуждение, что процесс Ходорковского  политический. Ангела Меркель и другие западные государственные деятели, которые  видели «политические мотивы», не могут повлиять на мнение автора. К тому же он указывает на за-пятнанную репутацию, например, политика FDP (свободная демократическая партия Германии)графа Отто Ламбсдорффа, «который не нашёл ничего лучшего, как говорить о нарушении прав человека в российском  правосудии». 

     В. Тимченко цитирует комментарии своих единомышленников из интернета   В одном из них говорится: «Россия – единственная страна в мире, в которой миллиардер-вор окажется там, где ему место – за решёткой. У нас миллиардеров приглашают в канцелярию правительства». 

     Это высказывание можно встретить в начале, на шестнадцатой странице. Что же удивительного в том, что в правительстве Германии считаются с мне-нием богатых людей?! 

     Гораздо интереснее узнать из книги Тимченко, как в России в период распада СССР успешные партийные и комсомольские функционеры (и герой книги – Михаил Ходорковский), сотрудники КГБ  становятся предпринимателями, миллионерами-миллиардерами, свободно передвигающимися по миру. Автор подробно описывает механизм захвата власти подобными структурами. 

   Это может быть познавательно для западного читателя и для тех, кто давно покинул СССР. Или не знаком с книгой Александра Литвиненко «ЛПГ – Лубянская Преступная Группировка.  Офицер ФСБ даёт показания». GRANI, New York, 2002). 

     В. Тимченко не отрицает наличие «латентного антисемитизма» в России. Но считает, что говорить о дискриминации по отношению к семье Михаила Хо-дорковского нельзя.  

     На примере их биографии с нескрываемым сарказмом подчёркиваются реализованные возможности в советской стране. Отец Михаила, еврей, кото-рый был бездомным ребёнком, закончил институт и стал заместителем главного технолога на одном московском заводе. А мать Михаила, русская, которая замужем за евреем, тоже закончила институт и работала на том же заводе инженером. Они не принадлежат к рабочему классу, кажется, уже с возмущением говорит автор. 

«Еврей-колхозник» - это очень смешно, не правда ли? - вспоминает Тимченко короткий анекдот. Автору, наверное, не известны советские евреи-колхозники. И в Германии он явно проходит мимо многочисленных продуктов питания из Израиля. 

     Может ли В. Тимченко представить себе, что родители Ходорковского хоте-ли бы и могли бы сделать лучшую карьеру?! 

     Вот как раз к большему, чем достигли родители, стремился Михаил Ходор-ковский.      

     «Легенды, мифы и разные правды»  отражают личность способного чело-века с «криминальным уклоном». Бывшие (?) сотрудники КГБ, которые осели во всех народно-хозяйственных структурах, как раз и являются носителями уголовного мышления. Это становится понятно из многочисленных эпизодов, описываемых В.Тимченко. И у Ходорковского тоже  работали эти люди, кото-рые старались показать  народу звериный оскал капитализма. Российского. Прибыль хозяина – это и их прибыль. 

 

      Каждая нормальная личность, как и само время, бросают свой вызов. Ходорковский стремился к жизни, которую не знали такие «успешные» его родители.  Играючи, он находил ошибки в законах, использовал их и докла-дывал о них в министерство. Где и сам работал! Выпускник МИХМа и москов-ского экономического института успешно  реализовывал свои знания. И все понимают, что столь стремительное обогащение возможно в обход законов. 

И, конечно, при наличии необходимых контактов, которые были у КГБ и партийных функционеров. И в Германии после объединения бывшие штази и их приближённые смогли быстро стать успешными предпринимателями. 

    Владелец банка, нефтяного концерна ЮКОС Ходорковский не хотел терять доход за счёт налогообложения. Во всём мире предприниматели ищут и находят пути, чтобы как можно меньше уходило на налоги. Расширение, модернизация производства, перемещение его в «дешёвые» регионы мира или благотворительность, поддержка всевозможных научных, социальных фондов способствуют минимизации потерь.       

     Предприниматели сами решают, кого они хотят финансировать. Нередко это и  политические партии. В. Тимченко и в этом увидел криминальные да-леко идущие планы Ходорковского. Тоже казалось и Путину. Он боялся политического потенциала олигарха Ходорковского. К тому же миллиардер собирался продать концерн Юкос иностранцам. 

     Вот и вся история книги Виктора Тимченко, в которой скрупулёзно под-считываются чужие деньги и презентируется экономика России.

     В конце автор предложил герою книги искать и найти свой путь, особенно путь к себе самому. 

     Автор не скрывает отсутствия симпатии к своему герою. Может, в этом одна из причин неудачи книги? Политическую мотивацию в деле Михаила Ходорковского автору не удалось задрапировать.            

 

«Сволочная жизнь кругом…»

 

Виталий Попов. «Смерть приходит по расписанию». Роман в двух частях. Издательство «Литературный европеец», Франкфурт-на-Майне, 2014. 449 стр. 

 

Эпиграф: «Мы только гости в этом мире, путешественники между двумя станциями...» - светлая мысль Бориса Пастернака, развитие которой читатель не обнаружит в романе российского писателя Виталия Попова.

Человеку свойственно совершать ошибки в путешествии «между двумя станциями». Принятие решений связано с риском, душевным и физическим напряжением. 

Герои Виталия Попова существенно отличаются от среднего западного человека. Действующие лица романа кажутся существами из зоопарка.

Да, именно животными. 

События происходят в семидесятые годы в Подмосковье, где жили Сергей Амбросимов и его соседи, друзья-собутыльники. Из-за отсутствия стиля чита-тель преодолевает эзотерические моменты произведения, проходит с героем эмоциональный путь школьника, солдата стройбата, студента литературного института, «фиктивного» супруга и арестованного. За рукописи и дневники антисоветского содержания «подозреваемый у КГБ в оперативной разработке находится». Органы воспользовались хорошей возможностью упрятать Амбро-симова в тюрьму, обвинив его в убийстве жены.  

В начале первой книги по дороге в отпуск цыганка предсказала солдату его судьбу. Писатель не обманет читателя, всё так и случится. Действительно, последовала скорая мужественная смерть отца Сергея, который покончил собой из-за переживаний, в том числе и за судьбу сына. А позже арест и нелепая смерть героя (во сне упал с третьего яруса тюремной койки, «грох-нулся головой об бетонный пол»). 

Виталий Попов попытался вместить в своём про-изведении мысли о смерти, о неизбежности судьбы, о роли писателя, журналиста в обществе, о дедов-щине в советской армии. Они разбросаны отнюдь не жемчужинами. 

«Со школьных лет Сережа хотел разобраться: в какой стране он родился и живет? 

Эта потребность привела к тому, что в десятом классе он трактаты об Александре Солженицыне и Анатолии Кузнецове с увлеченной напористостью строчил». 

Отец героя боялся писанины сына, «...нешто можно против советской власти идти?»  

Сергей вёл дневники. «Многие записи основы-вались на информации, полученной из  „вражеских голосов“». 

Его герой не только рассуждает о правозащитном движении. Но и себя к нему причисляет. Зная о существовании КГБ, Сергей пренебрегает опасно-стью. У него отсутствуют конспиративные понятия и обыкновенная осторож-ность. Но это не юношеская бравада, а духовная незрелость. Оправданием может быть лишь то, что Сергей действовал в одиночку. Он подвергал опасно-сти тех, кого просил распространить свои опусы. 

Удивляет и омрачает последовательное во всём произведении пренебре-жительное отношение к женщине. «...на неё западают, её дрючат» и другие формулировки описывают отношения с женщинами, которые добровольно и активно способствуют индивидуальным и групповым сексуальным домога-тельствам. Страшно, что это преподносится как норма жизни. 

Женский образ обязательно дополняется характеристикой -  «сексуаль-ная», как важнейшее её качество, а нередко единственное, по мнению мужчин. В некоторых случаях выделяется национальность тоже как качество, но уже с другой окраской, социальной (например, еврейка, значит можно с ней покинуть СССР). 

Бесконечные повторы, размышления о таланте и Боге, о преимуществах одинокой жизни для творческой личности с приведением примеров превра-щают чтение в мученический сеанс. Писатель использует читателя в качестве дурака, на которого беспощадно выплёскивается содержимое, не считаясь с его мнением и не нуждаясь в нём! После чтения опусов Сергея разгневанная Тамара (его жена) сказала: «Это не правда, а мерзость! ...И будь тут хоть трижды правда, такая мерзость никому не нужна и такая правда не может быть предметом искусства!»

Бесконесные наивные рассуждения героя действительно утомляют. Но ещё больше сам текст – грубый, гадкий, как и животные инстинкты действующих лиц. Сам Сергей делает безуспешную попытку дистанцироваться от зоопарка, в котором живут его соседи и друзья. Но неумело и без силы воли. Пьянство, рвотные массы и сперма, от которой захлебнулась Тамара, «фиктивная жена» героя, опрокидывают здравомыслящее понятие о человеческой жизни. 

Когда доползаешь до строки «Конец второй книги», с ужасом думаешь – не надо продолжения и ужасов животного существования. О «мерзости человече-ского разложения» можно и нужно писать лучше. «...Сергей больше ценил в прозе густоту мысли, нежели сюжетные хитросплетения. Он полагал, что ему надо учиться у отечественных классиков, а не у зарубежных. За рубежом – иная жизнь, иные нравственные ценности. Там все обыватели на деньгах и материальных благах зациклены. Сергей полагал, что лишь великая русская литература поиском смысла жизни озабочена и просветлением человеческой души. В этом ее главное преимущество перед зарубежной прозой». 

Нужно ли продолжать цитату?! 

В ней душевная инфантильность и национализм путинской эпохи. А также близкая по смыслу интерпретация высказываний современного российского идеолога А.  Дугина, у которого «современная декадентная Европа вызывает ужас» (DER SPIEGEL 29/2014). 

Нельзя принять как оправдание плохой работы объяснение автора, использовавшего «черновые варианты произведений Сергея Амбросимова. ...Память об  этом странном человеке, вступившим на путь идеологической борьбы с режимом, который в 70-80-х годах минувшего века уже не являлся тоталитарным, хотя и не слыл вегетарианским, со временем исчезнет». Характеристика режима, данная автором, показалась мне тоже странной. Нельзя говорить о творчестве, здесь «искусством и не пахнет».  

 

«Как плыть без вёсел? Да и куда...» - кажется, не мучает большинство российского населения. Александр Дугин, российский философ, идеологи-ческий наставник Путина, видит сосредоточение всех пороков человечества и опасность для россиян в западном мире. Ошибаться – это человечно. Животное существование – непростительно. 

«Какая-то сучья, сволочная жизнь кругом. А кто ее такой делает? Да мы же сами и делаем» - одно из прозрений русской действительности главного героя.

 

«Смерть приходит по расписанию», как утверждает российский писатель Виталий Попов.

Дополнительная информация