Берта Фраш.

Как прожить в паутине

Александр Корчак «Моя жизнь в тоталитарной паутине».

Литературный европеец, Франкфурт-на-Майне. 2019, 418 стр.

 

Одна из распространённых (поверхностных) характеристик любой прочитанной книги  - «интересная». Страшная и увлекательная – спешу добавить к этой необычной биографии, ставшейся неотъемлемой частью истории России. Впрочем, любое жизнеописание не висит в воздухе и обрастает внутренними, и внешними обстоятельствами. Но лишь немногие из них могут служить источником для углубления знаний по истории, морали, социологии, как в данном случае – России, СССР.

Александр Корчак (1922 - 2013) – учёный астрофизик, доктор физико-математических наук, не был просто фанатиком науки. А хотел и смог увидеть социальные, моральные и политические процессы в обществе, начиная со своей семьи. Когда и почему возникла критическая зоркость А. Корчака, его путь в науку, его диссиденство, как удалось ему балансировать на лезвие советской действительности, то есть выбраться внешне невредимым из «паутины» государственной лжи, как удалось сохранить свою индивидуальность - читатель узнает из его мемуаров.

В исчерпывающем предисловии, написанном Верой Корчак, дочерью автора, ясно изложены мотивы  возникновения этой книги: «Сначала я хотела отредактировать отцовскую автобиографию... и просто распечатать в небольшом количестве экземпляров для семьи. ...Но по мере работы с рукописью и документами я начала осознавать, что это – не только биография одного частного лица, но – всего поколения...».

Старшее поколение склонно к неизбежности  сравнения настоящего с прошлым – погоды, цен, различных аспектов жизни в государстве -  социологический феномен, у молодых, по объективным причинам, он чаще отсутствует. Лишь единицы стремятся, умеют дистанцироваться от актуальной идеологической волны, критически переосмысливая опыт родителей и современность.

Для родившихся даже сразу после войны в СССР, чаще всего не существовало прошлого бабушек-дедушек, родителей. О нём молчали, чтобы выжить и не подвергать детей опасности. В лучшем случае можно было услышать лишь пару реплик: воевали, сидели.

Мемуары Александра Корчака с уточнениями-пояснениями и послесловием Веры Корчак описывают жизнь в России, в СССР. Её не назовёшь прошлой, хотя глава 10 – Путешествие в уходящее прошлое – это реальное продолжение, которым я увлеклась. И незнакомая мне вообще современная жизнь в России с началом и после «перестройки» показалась узнаваемой.

Воспоминания Александра Корчака – это действительно постоянный анализ внутренней и внешней жизни, отражающий «глубокие социальные процессы». Но читать их оказалось легко и интересно. Этому способствовал также лейтмотив собранных в книге записей, глав - «загадка русской души». Да, о ней ещё недавно много говорили в иностранной прессе, не вдаваясь в подробности и умалчивая о «тоталитарной паутине», в которой она обитает. Александр Корчак стремился понять русский характер на протяжении всей своей большой жизни. Кажется, мне ещё не приходилось читать в таком объёме о результатах личных наблюдений жестокой действительности после «перестройки».  Конечно, есть художественные, разоблачающие произведения, описывающие сталинское время, позволяющие прийти к такому же мнению о «загадке русской души».

Именно искренность, беспощадность оценки своей жизни сделали мемуары Александра Корчака ценными, не оставляя сомнений в их объективности.

Как известно, на объективность выводов любых социологических наблюдений влияет субъективное восприятие. Даже статистические данные повсеместно (то есть и здесь, на Западе) этому подвержены. Поэтому некоторые выводы в главе 6 - «Моё участие в правозащитном движении» могут показаться субъективными тем читателям, кто знаком с теми событиями.

И правильно поступила его дочь, опубликовав записи отца, отражающие социальные процессы. Её вступление и послесловие к мемуарам не оставляют пространства для дополнений, комментариев. А другие попытки окажутся лишь слабым поторением.

Исповедальный характер мемуаров ярко выразился в главе 9 – Лена. На пути проникновения в жизнь близкого человека – жены, читателю открываются новые грани автора. Их яркие личности, необыкновенно талантливые и трудолюбивые, постепенно шли к созданию семьи. И здесь советская действительность не устаёт поражать и трудностями, и подлостью. Очень трогательно, целомудренно развивались отношения Лены и Александра. Она культурная, целеустремлённая и красивая (можно судить по фотографиям в книге) девушка. Закончила Ленинградский институт по специальности химик-технолог, с закрытой защитой диплома. Интересовалась театром, музыкой, танцами, балетом. Много системно читала. И мечтала о заочном обучениии на философском или историческом факультете.

Очень работоспособная и разносторонне талантливая Лена после двух лет переписки и встреч с Александром Корчаком, и борьбой с советской бюрократией, становится его женой. Поиски жилья и устройство быта, рождение двух дочерей, а также работа надорвали здоровье Лены. Они прожили 45 лет вместе. Автор мемуаров откровенно пишет о недостатке внимания к интересам жены, её «поэтической натуре» из-за чрезмерной загруженности работой и командировками. Глава о Лене – исповедь души.

Написана увлекательно и проникновенно. Претендует на роман в письмах.

 

В главе о своих предках Александр Корчак пишет, что его «семья может служить иллюстрацией размежевания», проходящего по душам людей, по семьям, по кланам и по социальным группам. Примером беспринципного карьериста и приспособленца является сводный брат автора – Евгений. Из описаний виден уродливый портрет человека – «типичная фигура того времени». Но после главы «Путешествие в уходящее прошлое» можно убедиться в живучести таких людей, актуальности таких родственников.

После окончания работы над воспоминаниями Александр Корчак изменил первоначальное название десятой главы, которая должна была называться «Путешествие на родину». Этому способствовали теоретическое основание (словари) и пережитый опыт: весной 2001 года незадолго до своего восьмидесятилетия автор полетел в Россию. Было необходимо разобрать бумаги, архив, вещи Лены, подготовить квартиру к продаже или сдаче. Ничего не получилось из  запланированных встреч с друзьями, знакомыми и сотрудниками. Своё восьмидесятилетие Александр Корчак встретил в одиночестве. Все, кто не друзья – враги – одна из характерных черт русского человека, с этим вновь столкнулся Александр Корчак.

«Прошлое» началось с полётом Аэрофлотом, «погнались за дешевизной». Быт и проблема жилья остались прежними. Его записи хождений за продуктами, в сберегательную кассу – как это пересказать?! Действительно, после жизни на Западе – это шок. И встречаться с родственниками ему не хотелось по объективным причинам. В нём они видели только «давай-давай».

«Должно пройти много поколений прежде, чем сможет начаться оживление жизни в России. Если оно начнётся вообще. Общество в целом, в его глубине, не успело преодолеть даже границы полудикости. ...к этой полудикости добавились повальное воровство, враньё, уклончивость, неискренность и многое другое на фоне разрастающейся, всепроникающей и коррумпированной бюрократии. Таковы столь печальные и удручающие итоги» поездки Александра Корчака в «уходящее прошлое».

 

Страницы воспоминаний как птицы расположены на одном дереве, крона которого не знает затишья. Его ствол – сознание и вибрирующее восприятие действительности, стремящееся с корнями покинуть тоталитарную паутину. Но вначале – понять! А такие закрытой системе не нравятся, не угодны. Опасны!

Путь в науку Александра Корчака был сложным и описан добросовестно. Трудностям способствовали его анкетные данные. Его отец был осуждён и погиб в ГУЛАГе по политическим критическим убеждениям  («это хуже, чем крепостное право»).

Мать Александра Корчака – дочь священника. Её сестра после революции эмигрировала с мужем-немцем в Германию.

Интересен переход Александра Корчака к правозащитной деятельности, которая началась в 1975 г. с подписанием письма в защиту арестованного биолога Сергея Ковалёва (стр. 98). Он описывает её направления, участников и реакцию властей на деятельность группы. Не менее интересна и реакция сослуживцев, дирекции института.

 

«Диссиденство – это проявление индивидуализма человека, живущего в сообществе с другими. Но различные сообщества – и в настоящем, и в прошлом – ограничивают, преследуют и отторгают этот индивидуализм по-разному» (стр. 353) - подводит итоги Александр Корчак. Его анализ индивидуальной личности основывается на обширном практическом материале, на вершине пирамиды которого читатель обнаружит самого автора. «Я прошёл все типичные стадии диссиденства от молчащего до действующего, но даже до этого, несмотря на свою коммунистическую убеждённость в юношеском возрасте, был обречён на диссиденство». Трагизм формулировки соответствует эпохе, но противоречит личности Александра Корчака. Как много он успел сделать в науке, в общественной жизни и создать семью (отец двух дочерей)!

Вера начинает послесловие с биографии, которую её отец написал для отдела кадров (стр.333):

«Родился 20 апреля 1922 г. в селе Устье Каменец-Подольской области (теперь – Хмельницкая) УССР. В 1940 году окончил среднюю школу в с. Илек Оренбургской области и был призван в армию. Служил в Забайкалье в ПВО авиамехаником (после окончания Иркутской авиатехнической школы в 1942 г.) сначала в Монголии, а затем в Бурятии. Участвовал в войне с Японией (401 истребительный полк). После демобилизации в 1946 году поступил на физический факультет Московского университета, который окончил в 1951 г. по кафедре теоретической физики. С 1951 по 1954 работал учителем в с. Запутная Московской области.  В 1954-1957 – аспирантура МГУ, 1957-62 – физический интститут АН им. Лебедева (ФИАН), лаборатория радиоастрономии, 1962-83 ИЗМИРАН (Институт земного магнетизма, ионосферы и распространения радиоволн. Троицк, Московской обл.) Опубликовал около 60 статей по электродинамике, ядерной физике и космической физике (около трети в английских и американских журналах)».

 

Подробности происхождения семьи, географические перемещения, подробности профессионального и гражданского роста на фоне политических кактаклизмов и нескончаемых проблем советских науки и быта описаны мужественно, обнажая личные недостатки. И, конечно, о деятельности в Группе содействия выполнению Хельсинских соглашений. Но и восприятие с оценкой действительности в современной России и Америке очень интересны. Уникальность этих мемуаров очевидна!

После ухода на пенсию, когда ещё можно было бы и хотелось работать над проектами, неугодный власти Александр Корчак, теоретик физики Солнца, продолжил свой труд по созданию модели тотальных самоорганизующихся социальных систем.

В 1991 году Вера Корчак привезла рукопись отца в Америку. Подготовила к публикации статьи, затем и книгу. В 1999 году Александр Корчак переехал в США. Работал над мемуарами, занимался пчеловодством, огородничеством. Может быть Александр Корчак пришёл к душевному равновесию. И в 91 год в 2013 умер.



Уже не первый раз посещает меня такая мысль: почему так интересны истории жизни, особенно в условиях тоталитаризма – в режимах Сталина, Гитлера?!

Не все люди, соприкасаясь с такой системой, понимают её суть. В любом случае интересно поведение, обстоятельства и описания внутренней жизни таких людей в жестокой системе. И молчаливое согласие, и сопротивление или содействие – интересны потому, что открываются черты, неизвестные даже самому человеку. И вызывают у читателя сопереживание и страх. Или восхищение!

Для предотвращения подобного, современным молододым ( и не только!) людям на Западе будет интересна и полезна душевная исповедь человека, учёного, прожившего насыщенную жизнь в СССР.  Жизнь, «в постоянной борьбе» в быту и на работе – в науке, «в условиях недружелюбия и отчуждения от ближайшего окружения: родственников, соседей, сослуживцев, бывших друзей и просто знакомых...». Жизнь в стране, где нельзя проявлять индивидуальность, заниматься политической деятельностью, по-человечески жить и работать.

Семен Ицкович, Чикаго

Время насторожиться

Оценивая новости

 

Новости приходят разные: одни обнадеживают, другие – нет, но есть и сильно настораживающие, предвещающие то, что мы уже пережили и впредь не должны допустить. Чем раньше это разглядим, тем успешнее будем в обороне позиции, обозначенной нами как Never again. Поэтому, как Козьма Прутков нам когда-то подсказывал, «Зри в корень».

Корень – он в идеологии. Именно идеология предшествует любому преступлению. Иногда она в трактатах (как, например, «Mein kampf»), но может быть сформулирована и в четырех словах – как известный рецепт спасения России. У мусульман одна идеология навязана шиитам Исламской Республики Иран, другую, ей враждебную, но в сущности аналогичную, принесло суннитам «Исламское государство Ирака и Леванта».

На данном историческом этапе в диалектических терминах борьбы и единства противоположностей опять схлестнулись две главные идеологии: капиталистическая и социалистическая. Приоритет первой – права человека, приоритет второй – вертикаль власти. Исламистские режимы по этому критерию можно отнести к социалистическим – там тоже жесткая вертикаль власти (халифат) и полное презрение к правам человека, особенно женщин.

Из марксистского диамата у социалистов исламистского толка прижился закон перехода количества в качество (их количества в нехорошее для всех других качество), а из истмата – уверенность в том, что Islam will dominate the world. На прицеле уже и Америка. На нас движется их новая формация – не та, которая следовала из предсказания Маркса, а еще и похуже.

У меня лично нет предубеждения к исламу как религии. В юные годы заброшенный войной в Узбекистан, затем в Таджикистан и Туркмению общался с людьми, воспитанными в исламе. При этом никакой вражды ко мне с их стороны не ощущал. И к ним, конечно же, ничего, кроме дружелюбия, не испытывал. В дальнейшем много раз по делам посещал те места, также еще Казахстан и Азербайджан. Везде встречал хороших людей, сотрудничал с ними, дружил, участвовал в застольях.

Теперь однако настали иные времена. И сигналом, извещающим их приход, явилось появление двух исламисток прямо-таки в Конгрессе США: Рашиды Тлаиб из семьи палестинских иммигрантов и Ильхан Омар, беженки из Сомали в Кению, затем из Кении в США.

Кто их сюда затащил, кому они в Америке понадобились? В Конгресс обе баллотировались от Демократической партии, одна в Мичигане, другая в Миннесоте. В первом же интервью новоизбранная в Конгресс сомалийка объяснила, почему она боролась за место в Палате представителей: «Хотела показать, какой должна быть представительная демократия». Показала б в Сомали или в Кении, так нет, Америку приперлась учить.

Речь, которую она, едва освоившись в Конгрессе, «каркнула во все воронье горло», была настолько антисемитской, что встревожила даже Нэнси Пелоси, лидера прежнего меньшинтва, а теперь уже большинства в Палате представителей. Она как покровитель новой конгрессвумен встревожилась за свой и Демократической партии имидж, поэтому уговорила подопечную извиниться. И та по наущению Пелоси извинилась, как сообщил «Голос Америки», «перед всеми евреями за боль, которую она могла принести им своими высказываниями». Вряд ли можно верить в искренность этого извинения, и Дональд Трамп призвал Ильхан Омар уйти в отставку, или, по крайней мере, выйти из состава Комитета по международным отношениям, куда она была внедрена устроителями нового большинства.

Рашида Тлаиб по взглядам от Ильхан Омар не отличается. Вот что она говорила, завернувшись в палестинский флаг, на митинге в Детройте после оглашения результатов выборов: «Я собираюсь сказать миру правду. Мои убеждения никак не согласуются с курсом Трампа. Я помню о своих родственниках на Западном берегу. Во имя Аллаха, мы победим!».

Не  слишком ли много газетного места я уделил этим двум экстремистски настроенным фуриям, неожиданно вторгшимся в нашу американскую жизнь? Пожалуй, не слшком, ибо их «ложка дёгтя» может испортить «бочку американского мёда». И эта порча уже на виду.

На сайте USA.ONE (Новости США на русском языке) прочитал статью Александра Брежнева под заголовком «American Airlines высадили семью из самолета из-за запаха, но пассажиры уверены – причина в антисемитизме». Об описаном в статье инциденте были публикации в Washington Post, в израильских и других изданиях, но здесь подробнее. Изложу покороче.

Приличная еврейская семья (см. фото) – Йосси Адлер с женой и 19-месячной дочерью – собиралась лететь из Майами в Детройт. Они уже находидись в самолете, когда их попросили выйти, сославшись на чьи-то жалобы, будто от них дурно пахнет. Глава семьи насчет запаха возражал и свой разговор с сотрудниками аэропорта записал на телефон. Не знаю, двинулось ли дело далее. Авиакомпания оплатила ночевку семьи в гостинице и на следующий день отправила ее другим рейсом. Жалоб от пассажиров этого рейса не было.

Вопросы у меня такие: кто именно пожаловался на якобы исходивший от них запах? Были ли зафиксированы эти люди? Не исламисты ли они? Если это были, например, исламисты, не захотевшие, чтобы рядом с ними сидела еврейская семья (на голове мужчины была кипа), то не их ли следовало в первую очередь вывести из самолета? А сотрудники наземной службы, выводившие еврейскую семью из самолета и явно никакого запаха от выводимых не ощутившие – почему не вернулись в самолет, чтобы выяснить истинную причину недоразумения? И дойдет ли дело до суда?

Ответов не жду, но случай дикий. И мне кажется, что над нами в небе благословенной Америки собираются мрачные тучи. Поэтому мою главную претензию в связи с изложенными новостями я обратил бы к еврейским организациям, утратившим, как мне кажется, политическое чутьё, а еще более остро – к тем евреям, которые вершат государственные дела в Конгрессе, конкретно, например, к сенаторам Чаку Шумеру и Берни Сандерсу, к конгрессменам Джеральду Надлеру и Адаму Шиффу. Эти слепцы так увлеклись охотой на Трампа, что упускают из виду подкравшуюся уже вплотную к их креслам в Конгрессе антисемитскую заразу. Так и будут сидеть, пока их новым коллегам не покажется, что от них дурно пахнет?

          

Фото:

  1. Ильхан Омар, исламистка-антисемитка, делегированная Демократической партией в Конгресс.
  2. Еврейская семья, выведенная из самолета под фальшивым предлогом.

 

Ирина Бирна

 

Споры наши литературные

 

Прежде всего хочу выразить благодарность Гершому Киприсчи за то, что обратил мое внимание на замечательную статью Владислава Суркова. Было бы досадно и непростительно не познать этот документ эпохи. А риск пройти мимо статьи был для меня более чем реален, поскольку блюду чистоту духовную и не читаю российских газет.

В. Сурков – один из помощников Путина и славен теоретическими обоснованиями нынешнего кремлевского режима. Это он ввел в обиход понятие «суверенная демократия»; это он стоял у истоков «русского мира», «новороссии» и прочих геополитических открытий; это он курирует и направляет вот уже пятый год «трактористов и шахтеров» Лугондонии. И растет над собой. По мере накопления опыта. И вот пришло время осчастливить российское народонаселение новыми открытиями в области теории окружающей действительности. Расставить точки там, где очередные «i» проклюнулись.

Я не буду анализировать статьи, хотя, разумеется, не удержусь от цитирования. Статья хороша сама по себе, но воистину бесценна реакцией на нее российского народонаселения и просвещенной части его - «оппозиционной» интеллигенции. На труд «теоретика» отозвалось всё российское, что писать научилось – кто развернутыми статьями, а иные - комментариями к ним. Прочтите первоисточник – кто еще не читал, - прочтите десятки статей-откликов и сотни комментариев. Прочтите и замрите пораженные: ни одного возражения по сути изложенного, ни одного возмущения, ни одного протеста! А ведь статья программная, статья фундаментальная, статья-манифест. Здесь с поразительной откровенностью, какой-то даже бравадой, признано и одобрено возвращение России в военно-полицейское состояние, воспеты с поэтической силой тюремные стены, по которым «/…/ идут /…/ самые брутальные конструкции силового каркаса /…/» (курсив здесь и далее мой, иб), оправданы прошлые преступления и обещаны будущие, и даже подчеркнуто, что выбора у Росси нет, поэтому и продолжаться «государство Путина будет еще «долго».

Другими словами, население России рано утром 11 февраля 2019 года проснулось и узнало – не почувствовало, нет, и не догадалось – узнало официально, что живет в тюрьме, что распад России был «невозможным, противоестественным и контристорическим» и что она «вернулась к своему естественному и единственно возможному состоянию великой, увеличивающейся и собирающей земли общности народов».

Давайте поставим себя на место россиянина в те утренние минуты…

Итак, вы проснулись утром, а вам говорят: «Вы в тюрьме. Ваш сын завтра пойдет в Украину (Латвию, Киргизию, Финляндию и т. д.) собирать «русские» земли, потому что это естественное и единственно возможное состояние существования страны, в которой вы живете…» Ваша реакция?

Хорошо, упрощу задачу. Представьте некоего государственного служащего администрации Ангелы Меркель, тиснувшего «теоретическую» статейку о том, что за прошедшие четырнадцать лет фрау Бундесканцлерин удалось вернуть Германию в ее «естественное» состояние «великой, собирающей земли, постоянно растущей» державы; что Германия, наконец, стала военно-полицейской диктатурой, что «фасад» ее больше не украшают «противоестественные и контристорические» «импортированные химеры», а напротив – «брутальные силовые конструкции», что «государство Меркель» «только набирает обороты» и будет существовать еще «очень долго», потому что «выбора у нас нет»... Короче, все то, о чем мечтают наши «Linke» и «AfD» осуществилось и, более того, станет нашим будущим до «конца века». Газету со статейкой, как у нас принято, разнесли по домам в четыре часа утра… Как вы думаете, продержалась бы фрау Меркель на работе до десяти того же утра? Или просьба ее об отставке легла бы даже не на письменный стол, но на тумбочку в спальне спящего еще херра Штайнмайера?

А в России прочли, узнали и утерлись. «Оппозиционная» интеллигенция отписалась, ну, т. е. отшутилась: «кокса», мол, перебрал..; отрабатывает, дескать, деньги и льготы..; его, понимаете ли, понизили кураторством над Лугодонией, вот он и пишет, чтоб в Кремль вернуться..; дело в России известное - «лижет царскую задницу»... Дохохотались до того, что правящую администрацию сравнили с солитером. Вона, мужества сколько! Но если так, то позвольте вопрос: кто же вы получаетесь такие, если вами вот уже третий десяток лет глист правит? И, судя по статье гельминтозового теоретика, править будет еще «долго».

Вот и все, что я хотела сказать о литературе.

А мы тут спорим, спорим: одна ли она – «русская» литература или отличается от литературы на русском языке, созданной свободными писателями в свободном мире? И, если отличается, то чем? Полноте, друзья, есть ли основание для спора? Вы что, серьезно намерены писать для выведенного В. Сурковым «глубинного народа»? Вы серьезно думаете, что он вас поймет, примет и оценит? Ведь для этого нужны точки соприкосновения! А что общего у вас с ним?

Вот, услужливый интернет принес сегодня цитату – Ирина Лагунина вспоминает: «Когда-то, работая в журнале "Новое время", я получила письмо, которое помню и 30 лет спустя. «У меня оба сына погибли в Афганистане, — писала мать советских солдат. — Но если бы у меня был третий сын, я бы без колебаний отправила его туда вновь, защищать нашу страну»»[1]. Так неужели вы до сих пор еще не поняли, что мы – разные народы, говорящие на одном языке. Следовательно, и литературы у нас разные. Ясно это было и до В. Суркова, но после статьи и реакции на нее «оппозиции», следует считать доказанным.

Как говорят англичане: «As simple as that» - проще простого!

 

Ирина Бирна для «Литературного Европейца»,                                     17.02.2019

 

 

 

[1] «Прямиком из прошлого», Ирина Лагунина РС (Радио Свобода), 15.02.2019

Вера Корчак

Американские “большевики” против Трампа

 

Разговоры о  том, что в Америке формируется неофициальный правящий класс, включающий двухпартийную политическую элиту и кадровых бюрократов, ведутся уже много лет. Звучат и предупреждения о том, что этот правящий класс перерождается в надпартийную олигархию авторитарного типа. Однако только после прихода к власти Трампа существование этого теневого образования перестало вызывать какие бы то ни было сомнения. Оно даже получило название - “deep state” (“глубокое государство”)[1], то есть своего рода государство в государстве, “теневое правительство”, скрывающееся где-то в глубинах федеральной бюрократии.

Задача федеральной бюрократии - претворять в жизнь решения президента, Конгресса, судов. Но бюрократия занимается не только этим. Она участвует и в принятии решений, а также в формулировке идей для законодательных программ - то есть имитирует полномочия  правительства. Поэтому ее иногда называют квази-властью. Федеральная бюрократия США насчитывает примерно 2,1 миллиона чиновников. Из них только около пяти тысяч назначаются непосредственно президентом. Ну а остальные? Частично при смене администрации заменяются и они, но большинство - как сидели, так и сидят. И уходящей администрации надо только внедрить своих людей всюду, где возможно, и они будут по мере надобности препятствовать осуществлению политики новой администрации. Уволить таких работников - даже при разоблачении их “подрывной” деятельности - практически невозможно из-за сложности и многоступенчатости предписанной законом увольнительной процедуры, отнимающей много времени и сил. Более того, помимо 2 миллионов федеральных чиновников на правительство работает по крайней мере 3,7 млн так называемых контрактных служащих, нанимаемых “по контракту” с неправительственными компаниями для выполнения тех или иных функций. Они вместе с государственными служащими участвуют в разработке рекомендаций, рапортов, законодательных предложений. Но в отличие от федеральных чиновников, эти работающие “по контракту” бюрократы подвержены меньшему мониторингу и минимальной проверке при найме. Об этом нас предупреждает профессор Пол Лайт, один из признанных специалистов по федеральной рабочей силе[2].

Размах закулисной деятельности всех этих никем не избираемых и ни перед кем не отчитывающихся бюрократов стал известен только после прихода к власти аутсайдера Трампа. Особенно поражает афера с “русским сговором” президентской кампании Трампа (Russian collusion). Описание деталей этой операции выходит за рамки данной статьи, достаточно отметить, что “глубокое государство” разработало подробный план того, как не допустить к президентству Трампа, а если он все же будет избран (рассматривали и этот вариант) - как от него быстро избавиться. Большую роль при этом сыграло ФБР: стали известны факты превышения полномочий его ведущими чиновниками, такие, как установление слежки за предвыборной кампанией Трампа, разрешение на которую было получено чиновниками ФБР под ложным предлогом[3], внедрение в штат кампании шпионов и многое, многое другое.

Слушания в судебных комиссиях, показания чиновников ФБР и расследования, проведенные независимыми журналистами, разоблачили, насколько “глубоко” засело “глубокое правительство” в структурах федеральной бюрократии. Они показали, например, какую трансформацию претерпело ФБР, на ведущие посты которого были проведены коррумпированные чиновники, которые из-за кулис, совместно со своими “товарищами” из других ведомств, пытаются навязать стране свою волю и избавиться от законно избранного президента.

Разоблаченные члены этого “государства в государстве”, не растерявшись, стали называть себя “спасителями американской демократии”, а их деятельность, названная в сетях “тихим” или “молчаливым” переворотом (“silent coup”) - получила одобрение лево-либеральной общественности.

Суть этого “тихого переворота” в следующем. Президент США традиционно проводит политику своей партии: если он от Демократической партии - более либеральную (“левую”), а от Республиканской - более консервативную (“правую”). Поэтому благодаря периодической смене президента страна как бы колеблется около некоторого устойчивого положения равновесия. Иногда говорят, что при чрезмерном усилении одной партии американский народ голосует “от противного”, не давая стране чрезмерно отклоняться ни влево, ни  вправо. Так - было.

Представим теперь, что страна после очередного “левого” президента (и не просто “левого”, а очень “левого”, такого, например, как 44-й президент - Обама), с целью корректировки курса страны, избирает кандидата, который наилучшим образом может этот чрезмерный крен исправить и станет проводить более консервативную политику. Более того, который сможет наиболее эффективно решить проблемы, волнующие избирателей: нескончаемый поток нелегальных иммигрантов и практически открытые государственные границы, застой в экономике, растущую безработицу, засилье федеральной и прочей бюрократии, коррупцию в верхних эшелонах власти и т. п. В 2016 году таким наиболее подходящим кандидатом по мнению электората был Трамп.

Но если политизированная, разветвленная и хорошо организованная федеральная бюрократия будет вставлять палки в колеса всех начинаний нового президента, тормозить его назначения на важные посты, бойкотировать его политику вместо того, чтобы ее осуществлять (ведь для этого осуществления она в конце концов и существует), то не надо быть физиком, чтобы понять, что крен “влево” будет продолжаться и даже ускоряться. Это в свою очередь означает, что предыдущая партия как бы осталась у власти, несмотря на волю народа - произошел, образно выражаясь, “тихий переворот”, “ползучий путч”. В данном случае усилиями “глубокого государства” Трамп должен был, не выдержав давления, уйти в отставку либо добровольно (как Никсон), либо через импичмент (под выдуманными и искусственно разыгранными предлогами, такими, как сговор с русскими, умственная неполноценность и т. п.). Но “тихого” переворота не получилось - Трамп оказался “крепким орешком”, не побоялся называть вещи своими именами и сумел вывести на чистую воду закулисные махинации коррумпированных бюрократов. В результате и было разоблачено полусформировавшееся в недрах федеральных структур надзаконное теневое правительство никем не избираемых и ни перед кем не отчитывающихся кадровых чиновников. Этого разоблачения новоиспеченные автократы Трампу никогда не простят.

Во всей этой закулисной деятельности Демократическая партия играет ведущую роль (не без помощи анти-трамповских республиканцев, конечно). Почему? Потому что она традиционно стоит на позиции сильной государственной власти, и все начинания, ведущие к такому усилению, всегда находят у нее поддержку[4]. Более того, независимо от того, какая партия находится в данный момент у власти, государственная бюрократия США не избежала типичного для всех бюрократий безудержного размножения и стремления к расширению своих полномочий. Она становится все более всепроникающей и потихоньку присваивает функции других институтов общества (в области образования, медицинского обслуживания и т. п.).

Ее вмешательство во внутреннее самоуправление этих институтов облегчается благодаря особой структуре партийной бюрократии США. Эта структура в обеих ведущих политических партиях включает национальный, штатный и местный уровни. Национальные партийные комитеты включают представителей от каждого из 50 штатов, членов Конгресса от каждого штата и некоторых других штатных представителей. Помимо этого центрального национального комитета, в каждой из палат Конгресса формируются свои партийные комитеты. Аналогичная партийно-бюрократическая структура создается на штатном и других уровнях. Двухпартийный контроль центральной государственной власти дополняется двухпартийным патронажем на всех бюрократических уровнях сверху донизу. Таким образом, государственная и партийная власть как бы переплетаются. Это создает возможность - через частичное слияние верхушек государственной и партийной бюрократии - осуществлять единый партийно-правительствен-ный бюрократический контроль над всеми главными и неглавными институтами общества.

Этот способ экспансии бюрократии внутрь общества характерен, между прочим, и для авторитарных и тоталитарных режимов, что свидетельствует об его универсальности и о том, что структура американской государственной власти носит в себе зародыш тоталитаризма. Понять, в каком направлении развивается этот зародыш, однако, нелегко - из-за сутолоки повседневной жизни, сиюминутных событий, потока новостей (большинство из которых устаревает, едва появившись на свет, а часть и вообще выдумана журналистами, работающими на “глубокое государство”), из-за собственных пристрастий и эмоций. Но если отвлечься от всей этой суеты, то можно заметить, что тактика, используемая американскими властолюбцами лево-либерального толка, типична для всех организаций и группировок, которым честным путем - через оглашение своих истинных целей и участие в открытых выборах - к власти никогда не пробраться. Они прибегают к обману, конспиративным методам, а то и прямому насилию, когда это позволяют обстоятельства. 

Для иллюстрации вспомним, как в ХХ веке захватывали и укрепляли свою власть большевики. При этом обратим внимание на такие важные компоненты стратегии большевиков, как обман, внедрение в местные и национальные органы управления, а также во все общественные институты общества, изоляция автономного “купола” власти от населения за фасадом демократических бутафорий, подготовка контингента “выдвиженцев” - будущей опоры режима, индоктринация и оболванивание населения. 

Нам, выросшим в тоталитарном СССР, всегда внушали, что большевики представляли интересы всех ущемленных классов России и что их поддерживало большинство населения страны. Теперь мы знаем, что это не так, и что к власти они пробивались обманом. После Февральской революции, когда было создано Временное правительство и стихийно возникали Советы рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, большевики, не пользующиеся особой популярностью, начали потихоньку внедрять в Советы своих людей, сообразив, что эти органы могут служить хорошей ширмой для захвата власти. Временное правительство в это время занималось разработкой процедуры и правил для созыва Учредительного собрания, а Советы предполагалось после созыва Учредительного собрания распустить. Им на смену должны были прийти новые демократически избранные органы городского и земского управления.

Большевики, однако, начали шумную и настойчивую агитацию под лозунгом “Вся власть Советам”. Одновременно они обрушили критику на Временное правительство, которое, хотя и наделало много ошибок, но все же сделало и много положительного. Но это не имело значения. Обвиняя Временное правительство в намерении обмануть народ, большевики выдвигают лозунг “Долой Временное правительство”. Обманом и неосуществимыми обещаниями (все фабрики - рабочим, вся земля - крестьянам и т. п.) они пытаются привлечь народ и периферийные Советы на свою сторону. Но их агитация вызывала недоверие у большей части населения, особенно крестьян (составляющих по крайней мере 80% населения страны). Тем не менее большевики везде, где могли, продолжали проникать в Советы, отравляя их своей пропагандой и привлекая на свою сторону “голь перекатную” (Обручев: “самые темные элементы” общества[5]).

Опираясь на этих последних, они стали изгонять из Советов всю оппозицию, заменяя ее своими людьми. Постепенно Советы становились партийными органами большевиков, Дума была распущена, Учредительное собрание разогнано, и, наконец, введен террор (“военный” коммунизм). Сеть тотальных большевистских организаций опутала всю страну. Состав партии на всех уровнях постепенно приводился в соответствие с задачами правящей верхушки. Одновременно создавался изолированный от населения слой привилегированной бюрократии - номенклатуры - обеспечивающий обволакивающую изоляцию правящей клики и ее коллективную безответственность.

Теперь обратимся к Америке. Если верить американским СМИ, то складывается впечатление, что бóльшая часть населения страны поддерживает анти-капиталистическую  платформу, ненавидит президента Трампа, а заодно и его политические начинания, протестует против укрепления государственных границ, ограничения иммиграции и т. п. Все это - иллюзия, искусственно создаваемая голосистым меньшинством, в распоряжении которого  находятся почти все СМИ Америки[6]. Сходство с большевизмом не только в этом. Адепты лево-либеральной платформы с целью привлечения сторонников осыпают доверчивую молодежь невыполнимыми обещаниями, такими, как бесплатное обучение в вузах, бесплатное жилье, бесплатная медицина.

Подобно большевикам в свое время, в органы (главным образом) федеральной власти США внедряются проверенные “товарищи”, которые влияют на политический процесс в заданном направлении. Об этом мы узнаём из многочисленных разоблачений “глубокого государства”. Привилегированная бюрократия, спаянная круговой порукой и общими интересами (как и советская номенклатура!), начинает контролировать кадры по всем правительственным иерархиям сверху донизу, наводняя своими людьми правительственные и околоправительственные инстанции. Скандал 2013 года в федеральном департаменте налогов (IRS), например, выявил многочисленные факты злоупотребления власти политизированными чиновниками ведомства: его аудиторы проводили ревизии политических оппонентов администрации Обамы, препятствовали регистрации консервативных некоммерческих организаций и т. п. Попытки установить связь таких действий с администрацией Обамы (ведь должен был кто-то давать соответствующие указания) ни к чему не привели. Как отметил комментатор Раш Лимбо, администрации Обамы и не нужно было давать никаких указаний - чиновники ведомства сами знали, что делать, ведь таких специально и подбирали. Характерно и то, что скандал был очень ловко замят: кого-то отправили на пенсию, кого-то перевели на другую должность, чем все и ограничилось. И это - только одно из правительственных ведомств! А что же делается в остальных?

Подобно тому, как большевики раскачивали население с помощью подстрекательства к насилию (“грабь награбленное”), так и современные американские политики и представители средств массовой информации делают то же самое: например, призывают к актам агрессии против сторонников Трампа и членов его окружения, против консервативных радио- и телекомментаторов, а также простых граждан, осмеливающихся публично поддерживать президента, а то и просто не соглашаться с леволиберальными ценностями. Официальные представители Демократической партии не только не осуждают эти акты насилия и вандализма, но и призывают к ним[7].

И вообще, Демократическая партия за последние несколько десятилетий претерпела значительные изменения. Раньше главным лозунгом этой партии являлась защита рабочего класса и “маленького человека” вообще, и партия опиралась именно на эти слои общества. Хотя на словах она является таковой и сегодня, но списки ее доноров и демография избирателей рисуют другую картину: партия теперь опирается на профессионалов,  технократов, финансистов, представителей крупного бизнеса. Эта тенденция началась еще при президенте Клинтоне,  окружившим  себя советниками с Уолл-Стрит, и с тех пор быстро нарастала. Донорами Демократической партии теперь стали олигархи. Две ведущие партии США как бы поменялись местами: большой бизнес, который раньше поддерживал Республиканскую партию, теперь переметнулся к демократам, а республиканцы все более опираются на простых работяг, которые и избрали Трампа на президентских выборах 2016 года[8].

Конечным итогом процесса тоталитаризации СССР было создание за фасадом обычных бюрократических структур тотального надгосударственного ведомства с теневым “куполом” власти, теневой иерархией и теневыми правилами игры[9]. Эта теневая власть была так хорошо спрятана от народа, что о ее существовании стало известно только после распада СССР. Правящий класс СССР наслаждался полной безнаказанностью, и никто не понес наказания за преступления против своего и других народов.

       В этом отношении американским властолюбцам до большевиков (пока) далеко. Подбор “товарищей”, как оказалось, не поставлен на крепкую основу: набрали глуповатых и неосторожных - много болтают, обмениваются смс-сообщениями, выдают “своих” на слушаниях в Конгрессе… Да и пресса еще не вся прибрана к рукам - независимые журналисты то и дело докапываются до спрятанного от посторонних глаз… Но самое главное - умудрились допустить  к президентской власти “чужака” Трампа, а не свою ставленницу Хиллари Клинтон[10]. И это - несмотря на мощную пропагандистскую машину, многомиллионные затраты на агитацию и рекламу, привлечение на свою сторону всех ведущих СМИ, а также Гугла, Фейсбука, Твиттера! Нет сомнения в том, что если бы президентом США в 2017 году стала Хиллари  Клинтон, об этой начальной стадии формирования теневого купола власти мы бы никогда не узнали, контингент был бы очищен, консолидация теневых ведомственных структур продолжалась бы ускоренными темпами, и через 8 лет вектор эволюции Америки, пожалуй, изменить было бы очень и очень трудно. Но будут ли наказаны американские “прото-номенклатурщики” за саботаж законной власти, злоупотребления своими полномочиями, фальсификацию фактов и обман американского народа? Пока этого не видно, что еще раз доказывает существование “теневой власти” в глубинах американской государственной системы

Большевикам удалось удержаться у власти в стране, бывшей почти поголовно против них, только благодаря тому, что заранее был подготовлен соответствующий контингент.  Действительно, послереволюционная большевистская власть была слишком слаба, чтобы указами сверху быстро создать организованную миллионную армию послушных чиновников. Но в течение полутора десятка лет, предшествовавших октябрьскому перевороту, происходило скрытое накопление нужного контингента, ставшего впоследствии опорой новой власти. В это же время подбирались будущие “выдвиженцы” на ключевые посты. Поэтому после переворота большевистская власть смогла довольно быстро указами сверху, идеологической обработкой и репрессиями превратить этот “готовый материал” в преданных ей служащих. Но не делается ли попытка подготовки подобного контингента и в США - это школьная и университетская молодежь, которую воспитывают на ненависти к Америке и ее правовым институтам, о чем я подробно писала в своей статье “Угроза  изнутри: скрытая индоктринация американского народа”[11]. Сознательно культивируемое агрессивное невежество современной американской молодежи делает ее послушным орудием в руках жадных до власти политиков. Эта молодежь митингует против всего того, что сделало Америку самой свободной страной в мире. Карл Поппер когда-то метко подметил, что “современный  тоталитаризм является эпизодом в вечном бунте против свободы и разума. От предшествующих эпизодов он отличается не столько своей  идеологией, сколько тем, что его лидеры преуспели в реализации одной из самых дерзких фантазий их предшественников: они сделали бунт против свободы народным движением.”[12] Америке, конечно, до тоталитаризма далеко, но это высказывание как нельзя лучше описывает современные массовые движения протеста в США: их участники по существу бунтуют против собственной свободы. К сожалению, и нашей тоже.

Избрание президента Д. Трампа привело к тому, что был обнажен и, следовательно, замедлен (пока!) процесс формирования теневой власти в стране. В этом - его заслуга, заслуга американского народа и пока еще функционирующей американской системы, не утратившей способности корректировки чрезмерного крена в направлении, конечным пунктом которого является тоталитаризм.

        

 

Статья также публикуется в журнале Мосты» № 61

 

 

 

 

 

 

 

 

 

[1] Этот термин был использован в Турции для группы лиц в правительственной структуре, скрыто  противостоящих официальной власти. Употреблялся он и при описании ближневосточных режимов, которые сговаривались с криминальными и мафиозными элементами с целью личной выгоды и подкрепления собственной власти. В общем виде выражение употребляется для обозначения группы невыборных официальных лиц, которые секретно манипулируют национальной политикой (Википедия).   

[2] http://orthochristian.com/105166.html - Paul C. Light “The True size of government: Tracking Washington’s Blended Force” (2017).

[3] Одно из последних сообщений на эту тему см. John Solomon, “Collusion Bombshell: DNC lawyers met with FBI on Russia Allegations Before Surveillance Warrant”, https://thehill.com, 3 октября 2018.

[4] Сто лет назад Роберт Михельс, рассматривая эволюцию социал-демократической партии Германии, вывел “железный закон олигархии”, согласно которому любая форма социальной организации вырождается во власть избранных. Особенно этим страдают политические партии лево-либерального толка: для них характерны “демократические лозунги и демагогические методы”. Так как лево-либеральные партии опираются на наименее защищенные и наиболее зависимые от правительственной поддержки слои населения, то для их руководства характерна уверенность в некомпетенции масс, что ведет к оправданию фактического господства элиты. Именно в партийном деятеле, вышедшем снизу, отмечает Михельс, особенно сильно проявляется властолюбие (это - наши “выдвиженцы”). Элита действует как замкнутая корпорация, стоящая над обществом. Эти выводы не устарели и сто лет спустя.

 

[5] Обручев К. М. “Советы и Советская власть в России”, Нью-Йорк, 1919.

[6] Согласно опросу 2010 года, 40% американцев считают, что они придерживаются консервативных взглядов, и только 22% - либеральных (Википедия). См. также

https://www.citylab.com/equity/2017/02/the-still-conservative-states-of-america/515592/.

[7] Например, конгрессменка Максин Уотерс в своих многочисленных выступлениях. Вот одно из них: https://www.youtube.com/watch?v=2ya2eOn_gbg. А лидер меньшинства в Конгрессе Нэнси Пелоси не гнушается и прямой угрозы американскому народу, заявляя, что несогласным с политикий Демократической партии не поздоровится (Breitbart News, 18 Oct. 2018 “Nancy Pelosi: There Will Be ‘Collateral Damage’ To Those Who Disagree With Us”).

[8] См. “Oligarchs Are Feeling Right at Home in the Democratic Party” by Jack Johnson, www.jackpineradicals.com). Также “Экономический профиль пятидесяти штатов разоблачает: республиканцы являются представителями бедных, а демократы - богатых” ( “Economic profile of 50 states reveals republicans represent the poor, democrats the rich”, Breitbart News, 21 Oct. 2018).

[9] Этот процесс подробно описан в книге Александра Корчака и Веры Корчак “Самоорганизация тотальной власти: от мафиозных, культовых и идеолого-террористических организаций до глобального террора” (Изд-во Литературный европеец, 2016).

[10] Этим, возможно,  и объясняется их яростная ненависть к Трампу. Такого же “чужака” - Горбачева - в свое время допустили к власти коммунисты, чем и ускорили распад всей тоталитарной коммунистической системы. Но это произошло уже на стадии ее старения, когда система  начала давать серьезные сбои.   

[11] Журнал “Литературный европеец”, № 248, 2018. А вот  и совсем недавнее: опросы американской молодежи (возраст 22-37 лет, т.н. millennials) показали, что каждый пятый из них считает, что американский флаг является символом нетерпимости и ненависти, а 60% (!) - что Америка - расистская и женоненавистническая страна (cnsnews.com/news/article/emily-ward/patriotism-decline-survey-shows-1-5-millennials-sees-us-flag-sign).

[12] К. Поппер “Открытое общество и его враги”, цит. по русскому изданию 1992 г..

Подкатегории

Журнал поздравляют Владимир Порудоминский, Светлана Кабанова, Виталий Раздольский, Анатолий Аврутин, Евсей Цейтлин, Григорий Пруслин, Семен Ицкович, Лидия Гощчинская, Василий Бетаки, Игорь Шестков, Яков Бердичевский, Берта Фраш, Борис Майнаев, Виктор Фет, Александр Баженов, Наум Ципис, Александр Корчак, Вера Корчак,  Леонид Ицелев, «Панорама» (Лос-Анжелес) , Генрих Шмеркин, Татьяна Розина, Владимир Марамзин, Николай Дубовицкий, Семен Резник, Леонид Межибовский, Владимир Штеле 

Дополнительная информация