Ирина Бирна

 

Кликабельные писатели

 

или

 

Было ли у Федора Михайловича удостоверение?

 

«Имейте в виду, уважаемый Шура, даром я вас питать не намерен.За каждый витамин, который я вам скормлю,я потребую от вас множество мелких услуг»

И. Ильф и Е. Петров, «Золотой теленок»

 

«– Вы – писатели? – в свою очередь, спросила гражданка.

– Безусловно, – с достоинством ответил Коровьев.

– Ваши удостоверения? – повторила гражданка.

– Прелесть моя... – начал нежно Коровьев /…/ -чтобы убедиться в том, что Достоевский – писатель,неужели же нужно спрашивать у него удостоверение?Да возьмите вы любых пять страниц из любого его романа, и без всякого удостоверения вы убедитесь, что имеете дело с писателем. Да я полагаю, что у него и удостоверения-то никакого не было!»

М. Булгаков «Мастер и Маргарита»

 

 

Собрату по перу и доброму старому другу было видение. Явились ему женские ягодицы – «самые лучшие в мире». Он, повидавший в этой жизни многое, включая и gluteus maximus, medius и minimus, отчаянный семьянин и трезвого поведения, внимательно осмотрел, сравнил и взвесил явившееся, и был впечатлен. Рядом с впечатлительным органом красовалась реклама «ИСП». Впечатленный друг мой и собрат, в стремлении продолжить когнитивные изыски, открыл и эту рекламу. «ИСП» обманул: оказался «Интернациональным Союзом Писателей» - «крупнейшей в мире организацией профессиональных писателей». Эту-то рекламу он и переправил мне, сопроводив вопросом, о моем опыте общения с «крупнейшими в мире профессионалами». Мне реклама писателей, равно как и «поэтов, авторов-драматургов[1] и журналистов» явилась не в сопровождении мужских ягодиц, но тампонов и прокладок. Возможно, это повлияло на мою восприимчивость, и знакомство со страничками – а их в сети в разных вариантах невероятное множество – вызвало у меня совершенно иные ассоциации. Ну, то есть, близкие к ягодичным, только наоборот.

Тем, кто живет в Германии веками, т. е. как я - с конца прошлого века, должна быть знакома волна обещаний легких денег, что некогда заливала умы и наполняла сердца сладким ядом приближающейся роскоши. Я слышала от друзей, и даже лично получала предложения от знакомых вступить на путь простого собирания денег, лежащих, по словам уговаривающих, прямо под ногами. Разумеется, вежливо отклоняла все искренние попытки обвести меня вокруг пальца. Но однажды прочла в газете объявление: «Требуются сотрудники, владеющие русским языком для распространения и рекламы нового продукта. Зарплата (не помню сейчас цифру, но она впечатляла размером не менее того, что явилось собрату). Возможность карьерного роста» и тел. в придачу. Я позвонила. Трубку взяла женщина и назначила встречу в воскресенье на паркплатце «Глобуса».

…У здания стояла женская фигура, которую я заметила сразу же: паркплатц был пуст, как трехлитровая жестянка из-под кильки, которую хозяйка бросила голодным котам. Фигура махала руками и давала направление. Следуя указаниям, я объехала здание, увидела ткнувшийся носом в стену старенький и пошарпанный «Peugeot», и стреножила мой «Opel» рядом. После короткой процедуры представления, встречавшая открыла дверь свои ключом, и мы поднялись на чердак «Глобуса». Здесь моя Сусанина толкнула одну из дверей и ввела меня в помещение – не то квартира, не то – контора: встроенная кухня, стол, несколько стульев и кресло. На столе какие-то яркие буклеты, в кресле - мужчина. Молод, черняв, но с залысинами. Выбрит. Он встал нам навстречу и, произнеся несколько фраз о погоде и дороге, пригласил сесть. Сам, не то чтобы вальяжно или вызывающе, скорее подчеркнуто свободно и независимо, развалился в кресле. Разумеется, предложил сок и воду.

С первых слов я поняла, куда вляпалась, но уйти, не допив сока, считала невежливым и оставалась сидеть и слушать. Речь шла о той самой, известной мне от друзей и знакомых, модели легкого заработка: некая фирма производит духи, превосходящие французские во всем, кроме цены, и исключительно из натуральных продуктов, но рынок во-первых, уже поделен знаменитыми и громкими именами, и потому пробиться здесь через сеть магазинов с новым продуктом сложно; во-вторых, тот же рынок полон дешевых подделок, а в-третьих, вот не угодно ли ознакомиться с нашим проспектом – и он протянул мне яркий буклет со стола.

Я решила, что просмотр входит в стоимость сока, и принялась листать буклет. Здесь все было, как положено: красивые, длинноногие девицы в купальниках, вечерних платьях и спортивных костюмах, молодые и не очень, но очень спортивного вида мужчины на фоне зеленых полей для гольфа и непременным юным кедди за спиной, живописно опирающимся на сумку с битами. Русский текст пояснял, что, начав с малого, в качестве продавца товара, но проявляя смекалку и сообразительность, любой может легко и быстро, в течении каких-но недель, завербовать собственных уже продавцов и подняться на следующий уровень, символом которого будет именное кольцо. С этого момента работать уже не надо будет. Никогда в жизни. Поднимаясь все выше и выше, можно дослужиться до… - вы вот сейчас подумали: до оранжевых штанов? - нет, - до перстня с бриллиантом! Я перевернула страницу. Перстень был тут. Без обмана – как живой. Начиная с третьего левела фирма оплачивает сотрудникам ежегодный двух месячный отпуск на Сейшелах, «Imperior Hotel» - «пять звездочек плюс» международного сервиса! All inclusive!! Включая воблу к пиву и семечки к футболу!!!

Чернявый, в то время как я рассматривала картинки, вел светскую беседу с Сусаниной. Краем уха слышала я что-то скучное и бытовое приглушенным тоном, но когда добралась до перстня, хозяин кухни начал проявлять смекалку, голос его зазвучал звонче и направленнее:

- Ах, как хорошо было на Сейшелах! – говорил он, обращаясь к проводнице, не поворачивая в мою сторону головы, - Гостиница – высший класс, каждый вечер какой-нибудь банкет или концерт! И все за счет фирмы! А я ведь только год, как начал!

- Да, - соглашалась та, стараясь не отстать в сообразительности, - и у меня команда уже подбирается, и я в следующем году поеду на Сейшелы. Ты слышал, меня скоро уже кольцом наградят.

- Конечно! Ведь это я заявку на тебя подал!..

На последней странице брошюра подтверждала визуально то, что я уже знала вербально: первый шаг в сторону Сейшельской мечты должен быть оплачен вполне реальными ста тридцатью немецкими марками – цена комплекта образцов «духов из натуральных эфирных масел».

Теперь скажите мне, почему просматривая официальную страничку «ИСП», вспомнилась мне эта встреча с владельцем обшарпанного «Peugeot» на чердаке «Глобуса»? Да потому, что в обоих случаях бьет в нос дешевая попытка подсечь идиота на блесну неистребимых русских страстей: жажды власти и тяге к дармовщине.

Страничка «писателей» может вызвать массу интересных вопросов, о том, например, почему организация, якобы основанная в 1954 году в Париже, при Путине решила перебраться в Москву? За какими такими надобностями? И почему исчез бесследно французский офис организации, а не стал ее «национальным офисом», как, например, «Великобританский», «Македонский» или «Астраханский» со «Смоленским»? Или как могут писатели терпеть на своем лице, или лице своей организации, что, собственно, одно и то же, «кликабельные миниатюры», «писательские тусовки», «востребованные сюжеты» и «оставаться в тренде»? Не знают «писатели» русских слов для тех же понятий? Неужели никто из приведенных нескольких сотен имен, ранжированных по чинам на «кандидатов», «членов» и «почетных членов», называющих себя «писателями», не знает правил употребления возвратной частички «ся»? Но задавать мои вопросы я не буду – и без того понятно, что писал текст «писателям» некто талантливый, но в чине никак не выше прапорщика. Иначе не объяснить ни «орденов и медалей в области литературы» (курсив всюду мой, иб), ни «ревизионной комиссии», ни «младших командных должностей». Поэтому, вероятно, и чудится сырой и затхлый запах подвала, дух казармы и аромат «Герцеговины Флор» из известной трубки, и мнится, что имеешь дело не с писателями, а с инженерами человеческих душ. Не отсюда ли это гадкое слово «кликабельность»? Это что, писатели, по первому клику сверху выдающие на-гора тексты по «востребованным» тем же верхом сюжетам? Или по оклику оттуда же, переписывающие то, что написали без визы и согласования? Или речь о кликушах режима в «тренде»? Принадлежности к некоей клике? Что это вообще за публика, которая не читает странички, ее представляющей? Я ее что - первой прочла?!

Да нет же! – читали, читали многие, но, повторяю: берет страничка за живое русского человека!

Любого, пожившего в свободном мире хоть несколько лет, и сталкивавшегося с вербовочными технологиями и материалами серьезных экономических игроков, не может не поразить свидание с родной посконно-портяночной реальностью. Все, буквально все на интернациональных писательских страницах, бьет в нос дешевой роскошью: золото самоварной пробы, ленты, «награды» и, главное, обещания. Это те же Сейшелы из моего двадцатилетнего забвения, только без пальм. Тут их заменяют лавровые венки. Кандидатам и членам организация щедро обещает все: международные (!) премии, ордена и медали (!!), льготы при публикации книг и продвижении за границей (!!!), предисловия и критику пера «великих», паспорт писателя (!!) международного образца (!!!! – нет, ей-богу, не хватит восклицательных знаков до конца статьи!). Члены, вдобавок, получают право ходить по воде, а почетные – письменную гарантию потенции в загробной жизни. Женщинам-членам обещают оргазм при каждом сношении. Даже с нечленами. В смысле организации.

Загадочный и вожделенный «паспорт писателя» «признаетСЯ (! – прямо-таки сам и во всем, иб) властями многих стран мира /…/ обеспечивает беспрепятственный доступ к событиям, представляющим интерес для писателя или журналиста. /…/ дает право доступа в государственные и муниципальные учреждения для получения информации», его предъявление «В Европарламенте, Совете Европы и других европейских международных организациях /…/ достаточно для того, чтобы не только получить доступ к информации, но и содействие в подготовке и распространении материалов, а также в других вопросах деятельности на территории стран Европейского Союза». Тут не хватает одного, мелочи, но принципиально важной: права бить по морде каждого, в том числе и в Европарламенте, кто владельцу паспорта не по ндраву!

Только вот и здесь вопросик: а почему так скромно, почему только Европарламент и Совет Европы? Почему нет в списке Думы и Администрации Президента России? Может, и туда наведаться и документики потребовать – о политических заключенных, дворцах и офшорах президентской гвардии, коррупции, экологии?.. И заявить, что собираетесь эти документики распространять… Не потому ли, что в Европарламенте даже не посмеются, увидев филькину грамоту «ИСП», просто вежливо попросят не мешать, а в Думе и у президента могут ведь и того – экстремизм пришить! Десять лет, хе-хе… творческого отпуска.

Особо легко – прямо-таки маслом теплым – вливается в душу русскую милая ей халява: гарантированное владельцу паспорта бесплатное посещение музеев и спортивных мероприятий (в некоторых, неоговоренных отдельным списком, странах), бесплатный проезд в городском транспорте, «материальная помощь на лечение и даже покупку квартиры». С лечением – это хорошо. Это – правильно. Гуманно. Только вот, сомнения берут: поддадутся ли лечению те, кто во все это поверил?

Все, разумеется, не за бездаром: бесплатный проезд «в общественном транспорте некоторых стран» отягченный «правом на продвижение книг заграницей», стоит пару пустяков - €300,00 вступительного взноса. Но уж потом.., а завтра!.. То есть, скептики не преминут заметить: €300,00 это вам не 130,00DM! Конечно! Но и возможности иные! За эти €300,00 уже кандидат в члены получает «право выдвигаться» на «Нобеля»! А это, друзья, €870.000! Значит, за деньги, вложенные в «самую крупную организацию», кандидат обретает право выдвигаться в очередь на обмен каждого вложенного евро на 2900 тех же знаков! Один к двум тысячам девятистам! – это ли не бизнес?!

 

Ознакомившись со страничкой «интернациональных писателей», разгадала я и великую символику видения - в Германии обман тоже связывают с явившемся собрату органом: «verarschen»[2].

 

                                                                                                                                                     Ирина Бирна,                                                                                                        16.11.2019

 

 

[1] Намек на то, что существуют и плагиаторы-драматурги, но им в «крупнейшую в мире организацию» путь заказан.

[2] Google-переводчик ставит все точки над «i»: «verarschen» (нем.) - «наебать» (рус.). Иногда точнее не скажешь!

Александр Урусов

 

Заметки из под вулкана

 

 

Сижу я тут намедни в своем городе Неаполе на лавочке, взираю время от времени на возвышающийся над одноименным заливом Везувий и читаю в журнале Литературный Европеец №259  «Предложение» Ирины Бирн. Истинный литературный европеец, прекрасная писательница вскрыла здесь по-моему некий политико-лингвистической ящичек Пандоры. Вопрос сложный, даже архисложный - как сказал бы лысый картавый с металлического рубля. В нем и наследие тоталитарного угнетения русским языком порабощенных и унижен- ных народов (цитирую И.Б.: «мракобесие российской образованщины»), и языковые парадоксы, и ошибки транслитерации. Думаю, что нам было бы интересно и полезно обсудить поднятые Ириной темы, поскольку мы, будучи также европейскими литераторами, пишем на языке страны, которая на протяжении своей новой истории (скажем, от Петра 1 до 1917 года) хотела все-таки быть страной европейской. Несмотря на всю свою «великодержавность». Но с сожалением отметим, что не всегда успешно адаптировалась к фактам разности, скажем упрощая, европейских языковых реальностей. Да и с разностью алфавитов тоже возникли многочислен-ные и часто непреодолимые проблемы. А уж с транслитерацией! Но старались. Иногда старания не подкрепля-лись знанием иностранного произношения, и тогда в русской письменности, в топонимике и ономастике появ-лялись такие уродцы как Гамбурги, Ганноверы, Генрихи Гейне, Гегели, а позже - Эйнштейны и Гитлеры с Гиммлером, а много раньше - английский драматург Вильям Шакеспиар, чуть приблизившийся позже к более правдоподобному Уильяму Шекспиру. Рухнул коммунизм, распалась империя зла и казалось, эта страна, на языке которой мы говорим и пишем, вот-вот войдет в дружную семью цивилизованных народов. И начнутся благотворные реформы, исправления ошибок (в том числе в транслитерации) проклятого прошлого. Так мечталось. Но страна подполковника КГБ решила опять, как в допетровские времена, отторгнуться от злокоз-ненной Европы и объявить себя неким геополитическим уродцем: Суверенной Евразией. И очевидно, следуя за мыслью философа Дугина, в будущем у нее возникнет и свой особенный евразийский язык, где проблемы правописания и транслитерации подвергнуться суверенной реформе по образцу, очевидно, пресловутой Веле-совой Книги. Но мы-то здесь, в Европе, думаем и пишем по-прежнему на нормальном (хочется верить) и сво- бодном русском литературном языке, не исключая даже некоторых его футуристических «изводов» и (увы!) застарелых в традиции неудачных транслитераций.

А теперь по существу. Что случится, если повсеместно будет принято «Предложение» уважаемой Ири-ны, и в русскоязычных текстах появятся Хамбурги, Ляйпцихи, Хайне, Хегели? Ведь тогда и Париж должен стать Пари, да и это не будет правильным, потому что нужно будет внести в алфавит букву, передающую звук французского R, подобного рокотанию камешков во рту Цицирона. А Рим должен будет называться Рома. И в него мы еще вернемся позже. А вот выскочил Дон Гуан у Пушкина. И сотни других в его сочинениях «искаже-ний» иностранных мест, имен и событий (Византия, Варфоломеевская ночь, Голландия, Гюго и т.д. и т.п.) А ведь языки знал, подлец! Будем исправлять неуча? А теперь обратимся к обязательной и абсолютно необходи-мой составляющей нашего современного мира - Интернету. Что будет с поисковыми системами, с Google, Yahoo, Яндексом, Рамблером и прочими. Кто им объяснит, что Гудзонов залив это залив Хадсона? Я бы не взялся. Какая невообразимая путаница накроет всемирную сеть! А что будет с географическими картами? И появился ведь уже, если не ошибаюсь, GPS на русском. Понимаю и сочувствую недавно приехавшим из рус-ского языкового рассеяния новых жителей Германии (Франции, Англии, Италии, Испании и т.д.) Мы с детства привыкли злодея Гитлера называть Гитлером, а он оказывается Хитлер, и это как бы, якобы, где-то уже и не он. А вот, к примеру, Александр Иванович Герцен. Как же нам его называть, если он сам себя, когда писал по-русски, называл Герцен, а когда по-иностранному, то Herzen. От этого и в произношении иностранцами его имени возникли существенные различия - итальянцы с французами говорят Эрцен, а как немцы и англичане, то это у них спросите. Еще раз сочувствую новоприбывшим в другую языковую реальность. Понимаю, что теперь для них Гамбург и Гейне звучат здесь диковато, и немцы не понимают о чем речь. Что делать и кто виноват?  Герцен? И как же все-таки быть? Стоит ли нам (русским и русскоязычным) реорганизовывать произношение и написание? Полностью разделяю и поддерживаю украинцев в их борьбе с тоталитарной русификацией своего языка. Не совсем уверен, правда, что в русскоговорящих областях быстренько перейдут в письме и разговорах на Атену и Бизантию. Может, если с начальной школы им объяснить, что так правильнее. И тогда будущие поколения... Но с Византией я бы не стал все-таки настаивать – это сложный филологический казус. И вряд ли в нем следует усматривать псевдопатриотические (мол, Третий Рим) мотивы. Есть много неувязок в развитии и исторической модификации языков. Вернувшись, к примеру, в уже упомянутый Рим (Рому) и заглянув в историю фонетических изменений от латинского к итальянскому, можем отметить, что даже у мудрых местных филологов нет ответа на многие проклятые вопросы. Известный нам Юлий Цезарь, к примеру, совершенно неизвестен в таком виде его италийским потомкам, они знают (так их учили в школе) Джулио Чезаре (Giulio Cesare). А в древнем латинском написании он Caesar, то есть Кайзер, или же библейский Кесарь. До сих пор спорят историки о произношении букв Ц,Ч, К в древнем Риме (Роме).

Но есть надежда, что современная транслитерация иностранных имен и мест постепенно начнет исправлять прежние нелепости. Возьмем наугад какой-нибудь город, который в XIX веке в России был неизвестен, например Houston. Не стали же его называть Густоном. А вот американский автор триллеров John Hart в современной транскрипции – Харт. Значит есть надежда на будущее. Но самое пустое в этой ситуации - обращаться в Минкульт РФ. Там ребята во главе с министром Мединским за-няты мракобесными усилиями по возвращению культа тов. Сталина и возвеличиванию славного советского и великодержавного прошлого. Да и вряд ли они поведутся на всякие вражеские предложения (зарубежное – значит вражеское по определению). И уж совсем напоследок выскажу свое личное мнение о нежелательности переименования нидерландского города Гаага (Den Haag). Хочется, чтобы не возникло у граждан языковой путаницы, и он остался той же Гаагой до момента, когда туда, в международный Уголовный Суд не привезут в железной клетке и в наручниках виновных в кровавых злодеяниях нашего времени: Донбасс, Малазийский МН 17, Литвиненко, Сирия и проч., и проч.

Вот такие мысли приходят, кода читаешь ЛЕ, глядя на осенний Везувий. Пока он спокоен. Но не ровен час...

 

О статье Д.Бобышева

Юрий Нестеренко

 

Г-н Бобышев,


в поисках стихотворения В.Батшева в электронном виде наткнулся на вашу рецензию

https://sites.google.com/site/emliramagazine/avtory/bobishev-dmitry/2019-3-1, где вы пишете и о моих стихах. Сразу видно, как вам хотелось бы сделать вид, что их в книге нет, но этого вы никак не могли, ибо они открывают антологию. Поэтому, в то время как всех прочих авторов вы цитируете как положено цитировать стихи - в столбик, мои стихи вы конфузливо прячете в строчку и вообще стараетесь не столько цитировать, сколько пересказывать от себя. Что ж - примите от меня пусть небольшую, но благодарность за очередное наглядное подтверждение полной правоты моей позиции и, в частности, тезиса "хороших русских не бывает". Даже самые, казалось бы, "либеральные" представители этого проклятого племени (к коему я сам имел несчастье принадлежать по рождению и из коего вычеркнул себя самым категорическим образом), десятилетиями живущие на Западе и вроде бы осуждающие подлую войну против Украины - в душе все равно остаются все теми же "ватниками", разве что слегка сбрызнутыми западным парфюмом. Вы совершенно правы, г-н Бобышев - во мне вашей раздвоенности между жертвой и палачом нет, и не может быть. Я целиком и полностью на стороне жертвы (Украины, Грузии, Молдовы и всех-всех-всех, кому вы, русские, веками несли одно только зло, насилие и рабство) и презираю, и ненавижу палача (и нет, убивающий палача тем самым не уподобляется ему - напротив, лишь восстанавливает справедливость).
   Для начала - давно написанный ответ на набивший оскомину демагогический "аргумент" о русском языке:

О семантической недетерминированности коммуникационных протоколов

 Теперь что касается снайперской работы - нет, слишком много чести работать по вам точечно, атакуя, к примеру, одного плохого путина и не трогая "хороший" русский народ. 97% этого народа поддержали подлый захват Крыма. 97%. Это не лечится. Тут - только ковровые бомбардировки. Причем не только в переносном смысле: Delenda est

 Что особенно удивительно - вы с явно бОльшим сочувствием, чем меня, цитируете Батшева, хотя он пишет РОВНО О ТОМ ЖЕ САМОМ!

Спорить с вами (не только с вами лично - вообще с русскими) не вижу смысла, хотя, разумеется, моя позиция весьма подробно аргументирована - в конце концов, никто не рождается русофобом, и я прошел долгий путь, прежде чем пришел к полному отрицанию всего, во что верил когда-то. Вся моя аргументация изложена в статьях здесь. Любые возражения, какие вы можете привести, там уже разобраны, гарантирую. Если не захотите читать все - прочтите хотя бы первые две.

Если прозаической форме предпочитаете стихотворную - прочтите хотя бы это: Поэма пощечин  (можете даже послушать в виде песни, исполнитель - не я). Хотя, разумеется, если не хотите знать, чем обоснована моя позиция, можете ничего не слушать и не читать.

И кстати. Принимая американское гражданство, вы, как и я, давали клятву, первым пунктом которой было отречение от лояльности любой иной стране. Я эту клятву произнес с гордостью. Для вас, по-прежнему сохраняющего лояльность Империи Зла - как и для тысяч других "ватников", предпочитающих любить Россию почему-то у нас на Западе - это, очевидно, была лишь очередная ложь, из какой состоит вся жизнь русских.
     И на всякий случай, упреждая еще один "аргумент", типичный для вам подобных - я знаю, что вы почти вдвое старше меня. Это не имеет вообще никакого значения.

В ответе не нуждаюсь.

George Yury Right (Юрий Нестеренко), Florida

    Он даже поместил мой ответ у себя в LJ, но потеряв при этом все ссылки, что в значительной мере его обессмыслило.

ttps://yury-nesterenko.dreamwidth.org/ 827861.html (перечень статей),
остальное можно при желании нагуглить по названиям (2 первые статьи, которые я ему рекомендую в первую очередь - "Исход" и "Исповедь бывшего москаля").

Владимир Батшев

 

Памяти героя

нашего времени

 

Умер Владимир Константинович Буковский. Человек, с которого многие, и я в том числе, «делали жизнь».

 Я познакомился с ним в 1965 году, более 50 лет назад (вот какими сроками мы уже измеряем жизнь!). Я был его соратником на заре своей юности. 2 декабря 1965 года нас вместе арестовали КГБ и после допросов  развезли по двум разным сумасшедшим домам.

Его речи на судах, его подвиг - передача на Запад материалов о советских психотюрьмах, борьба за права заключенных в лагере и тюрьме, обмен на Корвалана («где б найти такую б…, чтоб на Брежнева сменять») - известны из книг и энциклопедий. Но одно дело, когда это написано про неизвестного тебе человека, а другое – про твоего товарища.

В эмиграции Буковский вел последовательную борьбу с коммунизмом, а после его крушения организовал в Москве процесс над КПСС. Правда, процесс не получился таким, как был задуман – у власти находился бывший коммунист Ельцин и другие бывшие коммунисты. Но сам факт процесса – впечатлял.

Последующая борьба против путинского режима, попытка баллотироваться в президенты России и попытки сплотить российскую оппози- цию, привели к масштабной (очередной!) травле Буковского в российских СМИ. Провокация, устроенная российской гэбней  и попавшие на ее удочку англичане вместе с английским МВД Терезой Мэй, голодовка протеста - подорвали его здоровье.

Буковский не успел сплотить российскую оппозицию против общего врага и теперь едва ли найдется лидер, подобный ему – по масштабу личности и авторитету.

Но он остался для меня символом сопротивления любому античеловеческому режиму.

 

Подкатегории

Журнал поздравляют Владимир Порудоминский, Светлана Кабанова, Виталий Раздольский, Анатолий Аврутин, Евсей Цейтлин, Григорий Пруслин, Семен Ицкович, Лидия Гощчинская, Василий Бетаки, Игорь Шестков, Яков Бердичевский, Берта Фраш, Борис Майнаев, Виктор Фет, Александр Баженов, Наум Ципис, Александр Корчак, Вера Корчак,  Леонид Ицелев, «Панорама» (Лос-Анжелес) , Генрих Шмеркин, Татьяна Розина, Владимир Марамзин, Николай Дубовицкий, Семен Резник, Леонид Межибовский, Владимир Штеле 

Дополнительная информация