Ирина Бирна

«Зеленые человечки»

 

«Человече, опомнись!

Что поешь? Отдохни, ты устал!

Это патока, сладкая помесь!

Зал! Скажи, чтобы он перестал!»

 

В. Высоцкий, «Песня микрофона», 1971

 

Последнее заявление майорчика – о создании, «по просьбе легитимного правительства Беларуси, резерва для оказания помощи в поддержании порядка и защиты жизней и имущества граждан» – вызвало массу реакций, как на улицах, так и медийном пространстве. «Вот оно: «зеленые человечки!», - кто обреченно-мазохистски, кто мудро-пророчески, а кто и иронично-саркастически возопили по дорогам и весям интернета доморощенные московитские стратеги, придушенные тамошние демократы и прочая несогласная публика.

Друзья мои! Милые! Дорогие и добрые! Ну что вас так поразило в заявлении майорчика? Что нового узнали вы?

Давайте сначала.

Во-первых, заявление о создании сил реагирования для «помощи братскому народу», прозвучало еще неделю назад и вполне официально. Озвучил его, как и положено, Риббентроп Гёббельсович Лавровый (он же – Путинская Говорящая Лошадь, он же – Лавр Кокаиновый, он же – Лавр Лгущий). Несколько дней назад он собрал вокруг себя народ с одной лишь целью: заявить о том, что Москве «известно о повышении активности НАТО на границах Беларуси и что Москва официально заявляет о своей готовности следовать взятым на себя союзническим обязательствам и защитить независимость и территориальную целостность братской республики». Для всех, кто имеет уши, текст этот означает начало отсчета времени до того момента, когда Москва решит, что пришло время «стрелять в ответ». И напрасно добряк Столтенберг и правительства Польши и Литвы спешат с опровержениями и тычут во все стороны доказат-ельствами – их мнение уже никому не интересно – Москва перехватила стратегическую инициативу, «зеленые человечки» уже «ушли в отпуска», и даже уже стали на белорусской границе. Теперь Москва сама будет решать, когда следует сказать: «Ну вот, мы вас предупреждали, но вы оказались глухи к голосу разума. Теперь пеняйте на себя».

Во-вторых, что еще должно случиться, чтобы мир, наконец, понял: «зеленых человечков» Москве создавать вовсе и не надо – они давно созданы, обучены, расквартированы и только ждут приказа. Молдова, Карабах, Средняя Азия, Грузия, Украина – вот боевой путь этой славной гвардии «отпускников». И начался он не весной 2014 в Украине, а в 1991 в Молдове. Кто нам сказал, что в Беларуси будет иначе? Запомните: пора отпусков в московитской армии – двенадцать месяцев в году.

В-третьих, мир никак в толк не возьмет того простого и очевидного факта, что Московия, в ее вековой имперской iстоте[1], стоит спиной к стене, ей – буквально – отступать некуда, и если она, вообразим на секунду, сойдет с ума и останется в стороне от событий в каком-нибудь из соседних государств – в одной из бывших советских республик – она в тот же момент совершит самоубийство. Оставив без последствий свободное волеизъявление соседа, она признает его право на выбор, и тем самым – de facto – право на выбор всех, до сего дня порабощенных ею народов. В Кремле сидят трезвые политики и убежденные имперцы, они прекрасно знают, что ни чеченцы, ни татары, ни чукчи с эвенками, никогда не желали, не желают и желать не будут ничего прогрессивнее, свободнее и гуманнее власяницы московских портных. Так зачем вводить в искушение? С другой стороны, у народов, соседних с Московией, выбор, в момент революции, всегда есть: жили же худо-бедно до сих пор, так зачем же рисковать? Зачем злить и провоцировать Москву?

Этот ментальный «звуковой» порог и есть то новое, о чем мне хотелось бы с вами сегодня поговорить.

Приведенные три пункта – банальность, ничего, кроме зевоты, не вызывающая, но разница между имперским и свободным менталитетами заслуживает нашего особого внимания. И вот почему. Московитская пропаганда, совершенно очевидно, открыла для себя этот кладезь аргументации, тон ее изменился, он стал эдаким гуманно-мудрым, наполнился историческими параллелями, философской эрудицией и опытом народов мира. Главная тема песни, затянутой пропагандистами Кремля, как оплачиваемыми, так и «оппозиционными», не «фашизм», не НАТО, не ЕС и даже не гомосексуалисты с печеньками Госдепа, нет, главная тема: «лишь бы не было войны». Здесь на все лады воспевают «мирный характер протестов», «стремление к диалогу с властью», необходимость «избегать всяческих провокаций» и всеми силами дистанцироваться от «радикальных элементов»; здесь расхваливают хозяйственные связи с Московией, уверяют в невозможности «западной ориентации» будущего демократического правительства, пугают «украинским неудавшимся экспериментом»; здесь даже «руководители» протестов – из тех, кто не сбежал в Москву – a priori отказываются от любых претензий на власть, подчеркивают к месту и нет свою преданность пацифизму и клянчат лишь «диалога»; здесь вспоминают Махатму, Кинга и студентов 68-го, вставлявших цветы в стволы полицейских винтовок. Вся эта голубо-розовая, плюшевая и уютненькая «революция» не имеет ничего общего с реальностью, все это – лишь картина, малюемая имперской пропагандой и мягко ложащаяся на умы и в сердца рабов.

Друзья-белорусы! Не дайте себя обмануть!

Кровь льется уже, пусть не так обильно, как в Киеве, в феврале 2014, но и там сначала были только избиения и похищения. Если ваши мирные протесты продолжатся, появятся и снайперы, будьте уверены! К этому надо быть готовым. Власть еще никто, нигде и никогда не отдавал добром или диалогом. Никто. Нигде. Никогда. Это – пошлость, но она абсолютно верна, в ней суть и сущность власти и человека. Никакого «мирного» решения здесь нет и быть не может. Будет либо кровь, как в Молдове, Грузии и Украине, либо новое, слегка подчищенное, московское рабство. Это – первое.

Второе. К диалогу с кем вы стремитесь (вернее, диалог с кем вам навязывают)? Чего вы ждете от этого «диалога»? Станьте же, наконец, разумны: Лукашенко или остается, или на его место Москва ставит нового. Третьего здесь просто нет. Следовательно, результат «диалога» - та самая кровь, которой пугают вас московские демократы с проимперенными насквозь мозгами. И в первом, и во втором случае, у власти не будет иного выхода, как укатывать народ Беларуси в асфальт, долго и страшно, чтобы на века отбить охоту ко всяким «диалогам».

Третье. Своими протестами вы уже загнали себя, Лукашенку и страну в глухой угол. Выход из него, мне очень жаль, но против реальности не попрешь, только через кровь. Либо вы начинаете серьезную борьбу за свободу, либо сдаетесь. И в том, и в ином случае – кровь. В первом – пролитая, как молдаванами, грузинами и украинцами против московских карателей, во втором, - пролитая жертвами репрессий, неминуемо последующими после вашей сдачи (см. выше про асфальт).

Четвертое. Для того, чтобы принять правильное решение – бороться или сдаваться, – следует помнить, что Беларуси уже нет. Лукашенко продал ее Москве за гарантию власти. Теперь уже все равно, останется ли он волею и щедростью Кремля, или ему на смену тот же Кремль поставит «демократа»: Беларусь de facto утратила государственную независимость.

 Впереди «углубление интеграции», «координация решений внешней политики», «ликвидация границ», «создание единого экономического пространства». Вопрос лишь в том, что будет выгоднее Московии: «независимая» Беларусь, навроде БССР в СССР, – обладающая голосом в ООН, выступающая с поддержкой «мирных инициатив» на международной арене, бессловесная и бесправная рабыня или Белорусский Федеральный Округ в составе РФ. Вопрос этот, понятно, решать не белорусам. Дело холопов ждать. Им скажут. Единственный шанс спасти родину, детей, культуру, язык – в ваших руках. Сегодня. Для этого необходимо не просто скинуть Лукашенку, но, прежде всего, развернуть армию от западных границ на восточные. Москва должна знать: каждая пять белоруской земли будет стоить. Цена – вот единственное, что может остановить Москву. Человеческая жизнь там не стоит ничего, но количество этих жизней у них не бесконечно, когда-нибудь закончатся и бурятские танкисты. На все войны, против всех народов, силушек у Московии не хватит.

Пятое. Истории мирных протестов поучительны, благородны и гуманны. Но. Давайте не будем забывать, рассказывая их, указывать на историю с географией; давайте помнить, в чьих руках были винтовки, в стволы которых смеющиеся хиппи вставляли хризантемы. Всё происходило в странах демократии, там, где жизнь человека имеет ценность, где власти испокон веков действовали под дамокловым мечом компромисса, где есть независимые пресса и суд, где ни одно преступление не останется сокрытыми или безнаказанным, где все, на всех уровнях власти, привыкли просчитывать последствия своих решений, где, наконец, всегда была альтернатива. У Московии ничего из сказанного не было и нет, включая и альтернативу, но тут мы возвращаемся к сказанному выше (см. «в-третьих»).

Возможно, эти коротенькие заметки покажутся кому-то слишком марциальными[2] или, даже, «призывающими» – каждый волен читать то, что хочет, - я же лишь пытаюсь описать реальность исходя из логики хорошо известных нам всем событий, фактов и примеров. Если уж выходить на улицы и подвергать свои жизни опасности, то полезно знать, что из этого может выйти.              

 

 

 

[1] Существо, сущность, суть – бел., укр.

[2] Слово, широко распространенное во всех крупных европейских языках. Происходит от лат. Martialis и означает «относящийся к Марсу». Употребляется для описания высшей степени воинственности, жестокости, бесчеловечности.