Юрий Рябинин

 

Живущие народной болью

 

О происходящем в Белоруссии, вроде бы, известно всем: в центре Европы неистовствует жестокий пещерный режим капризного самодура-диктатора. И весь цивилизованный мир, разумеется, сочувствует подъяремному белорусскому народу.

Но – любопытно! – каково отношение Союза писателей России к этой драме!

Один из секретарей Союза – Дворцов – выложил в интернете «архиерейскую грамоту», полученную им на днях от гомельского владыки «за значительный личный вклад в популяризацию художественной и православной литературы». В Гомеле в начале сентября проходил так называемые  «Литературные дожинки» – международный фестиваль. Впрочем, весь его «международный» статус  исчерпывался лишь явлением делегации из России: поприсутствовали эти «секретари», получили «архиерейскую грамоту» и отбыли восвояси.

И, в общем-то, ничего плохого в этом нет: ковыляет себе потихоньку незаметный литературный процесс и ладно...  Но всему, наверное, свое время! Неужели в стране, где серьезнейший общественный кризис, где диктатура жестоко, варварски подавляет всякое инакомыслие и истязает подданных, где арестовываются и исчезают люди, сейчас уместны какие-то «дожинки» и «популяризация художественной литературы»? Ведь любое участие в «культурных мероприятиях» хищного Полифема, окрысившегося на своих замученных, замордованных подневольных, – является, по сути, его поддержкой! оправданием его каннибализма! Это все равно как году в сорок третьем писатели явились бы на какие-нибудь «Освенцимские дожинки» – международный фестиваль, организованный бонзами Рейха.

Уж если отсутствие совести позволяет российским предводителям СП не выступать с заявлениями против каннибализма белорусского Бокассы, то уж хотя бы забота о собственном реноме должна бы удерживать их от позора участия в «культурных мероприятиях» этого палача и выродка. Нет, – участвуют!.. А завтра на своих пленумах и съездах опять будут бубнить набившие оскомину штампы об их «силе любви к Отечеству», о преемственности и следовании традициям, завещанным «великими писателями земли Русской», об обязанности писателя жить «народной болью» и тому подобное…